Срочная новость

Срочная новость

Все школы в Латвии переходят на латышский язык

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Все школы в Латвии переходят на латышский язык

Все школы в Латвии переходят на латышский язык
Размер текста Aa Aa

Второго июня в Риге прошла очередная акция протеста против реформы школьного образования. Протестующие, недовольные грядущими переменами, прошли от Памятника латышским стрелкам до здания Кабинета министров под бой барабанов, скандируя: «Руки прочь от русских школ!» Организаторы акции насчитали около 4.500 участников.

Поправки в закон

В апреле президент Латвии Раймонд Вейонис подписал поправки к Закону об образовании и Закону об общем образовании, предусматривающие постепенный перевод всех школ нацменьшинств на обучение на латышском языке.

О подготовке такой реформы еще осенью заявил министр образования Карлис Шадурскис, чем тут же вызвал массовые протесты среди русскоязычного населения. Александр Барташевич, мэр Резекне — одного из самых русскоязычных городов Латвии, — назвал реформу «крестовым походом против русских школ».

Строго говоря, хотя более 30% жителей страны называют русский родным языком, «русских» школ в чистом виде в Латвии нет с 2004 года. Реформа, принятая в 2004 году, предполагала билингвальную модель образования: в младших классах обучение идет на родном языке, в средней школе постепенно увеличивается количество предметов, преподаваемых на латышском, а к старшей школе пропорция составляет 60 на 40: 60% предметов — на латышском, 40% — на родном.

В большинстве случаев школы сами решали, какие предметы на каком языке преподавать — важно было сохранить пропорцию. Чаще всего в школах с техническим уклоном на русском преподавалась математика, химия и физика, в гуманитарных — история, литература и обществознание.

Теперь ситуация изменится. До 6-го класса обучение остается билингвальным, в пропорции 50/50. Начиная с 2019/2020 учебного года, в 7-х—9-х классах 80% предметов будут преподаваться на латышском, на латышском будут приниматься и экзамены. А с 2021/2022 года в 10-х—12-х классов обучение будет полностью на латышском. Школы нацменьшинств имеют право в качестве факультативов преподавать родной язык, родную литературу и культурологию, связанную с историей нацменьшинства.

Один государственный язык: "за" и "против"

Авторы и сторонники реформы ее главной задачей называют повышение конкурентноспособности будущих выпускников: чтобы получить высшее образование или хорошо оплачиваемую работу в Латвии, надо знать латышский. Противники говорят, что после 60% предметов на латышском дети и так знают государственный язык на достаточном уровне, а знание русского будет служить дополнительным бонусом.

Еще один аргумент противников реформы в том, что она нарушает права нацменьшинств. Борис Цилевич, заместитель председателя парламентской комиссии по правам человека, цитирует Рамочную конвенцию о защите прав национальных меньшинств. В ней, в частности, говорится о необходимости обеспечить «в районах, где традиционно или в значительном количестве проживают лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, <…\\> чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, располагали надлежащими возможностями обучаться языку своего меньшинства или обучаться на этом языке». Примером таких районов может служить Латгалия, регион на востоке Латвии, где 60% жителей называют родным русский язык.

Другая статья конвенции гласит: «Участники создают необходимые условия для эффективного участия лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, в культурной, социальной и экономической жизни и в ведении государственных дел, в частности, в вопросах, их касающихся». «Решения, которые касаются больших групп граждан, должны приниматься с участием граждан. Однако публичных опросов и дискуссий на эту тему не было», — говорит Борис Цилевич. Это, действительно, так: реформу приняли без предварительных обсуждений.

Реакция русскоязычной диаспоры

Поправки вступят в силу уже в следующем учебном году: на первой стадии экзамены в 9 классе будут приниматься на латышском. И возможного компромисса пока не видно: противники реформы организуют акции протеста одну за другой, однако реформу, одобренную подписью президента, трудно повернуть вспять.

Кроме того, хотя акции протеста собирают по несколько тысяч человек, по своей массовости им не сравниться с протестами 2004 года, когда реформа школьного образования вывела на улицы десятки тысячи. «Многие уже приспособились к новым условиям», — считает латвийский политолог Юрий Розенвалдс.

Еще одна причина, по которой люди не выходят на акции, хоть и не согласны с реформой, – в её излишней политизации. В значительной степени школы нацменьшинств стали платформой для политической борьбы между её авторами и противниками, которая развернулась аккурат накануне выборов в парламент, назначенных на 6 октября.

Обыски и аресты

Перевод всех школ на латышский язык был важным пунктом программы Национального объединения «Все для Латвии» — «Отечеству и свободе» — националистической партии, которая входит в правящую коалицию в парламенте. Так что они держат обещание. С другой стороны, борьба за русские школы — способ реанимировать «Русский Союз Латвии», который долгие годы пребывал в забвении, потеряв большую часть электората в конкуренции с «Согласием» — еще одной партией, опирающейся на русскоязычное население и имеющей большинство в Рижской думе.

Тем временем протесты против реформы уже привели к уголовному делу. 10 мая был задержан Владимир Линдерман, один из лидеров протеста, — 21 мая его отпустили на свободу. Однако расследование в отношении Линдермана продолжается: полиция подозревается его в разжигании национальной розни, действиях, направленных против независимости, территориальной целостности и государственной власти Латвии, а также в организации массовых беспорядков. В рамках этого дела были допрошены еще несколько человек — в частности, экс-депутат Европарламента от Латвии Татьяна Жданок.

Латвийская Полиция безопасности дважды провела обыск в квартире журналиста Юрия Алексеева, который пишет по проблематике русскоязычной общины Латвии. Претензии - примерно те же, что и к Владимиру Линдерману. Свои впечатления от допроса Алексеев описал в онлайн-блоге.

Мнение из Европы

Корреспондент euronews задал несколько вопросов о проблеме перехода к моноязычному образованию в Латвии итальянскому профессору Франческо Палермо, который ранее возглавлял секретариат Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств Совета Европы.

euronews:

Несмотря на исторический контекст, не кажется ли вам, что сложившаяся ситуация позорна для государства-члена ЕС? Не является ли борьба государства против русскоязычных школ в Латвии нарушением одного из основных прав человека – права на образование (согласно положениям ЮНЕСКО)?

Профессор Франческо Палермо:

Конечно, контекст здесь весьма не простой и сложно дать однозначный ответ, нельзя просто сказать «да» или «нет». В принципе, подобные поправки, вносимые в законодательство, – это «шаг назад» в поддержке национальных меньшинств и их языков, это негативная тенденция. Со своей стороны, ЕС не предпринял никаких шагов, но другие организации отреагировали критикой.

Важно рассмотреть этот вопрос с точки зрения равновесия. У государства есть право на защиту своего языка и самоидентичности. Нарушено ли равновесие в этой области? Закон довольно чётко всё прописывает: раньше, согласно закону, [ранее в Латвии] были языковые квоты. Сегодня в общеобразовательных школах преподавание на 60% ведётся на латышском языке, и тенденция – в сторону роста этой пропорции. Думаю, подобные изменения в законе – это уж чересчур, политика в этой области должна быть более сбалансированной.

Ещё один вопрос - процедура применения новых правил. Можно как угодно менять систему, но следует всегда делать это гармонично. Проблема здесь двоякая: русскоязычное меньшинство Латвии не участвует в дискуссии и в принятии решений, то есть [новые правила] навязываются русской общине. И это плохо. Но и со стороны России подход к проблеме не очень конструктивный. В Латвии боятся влияния России из-за её жёсткой политики в других регионах пост-советского пространства.

euronews:

Есть ли у латвийских властей достаточно оснований для того, чтобы лишать треть населения страны образования на их родном языке? Ведь в конце концов, есть такие страны, как Бельгия или Швейцария, где разноязычные общины живут бок-о-бок и сосуществуют. В Бельгии, кстати, пропорция франкоговорящих валлонов вполне сравнима с процентом русскоговорящих граждан Латвии.

Профессор Франческо Палермо:

Контекст здесь другой. У государств есть право на защиту национального языка, но пропорциональным образом. В Латвии сам контекст иной: латвийское большинство здесь живёт в постоянном страхе из-за «большого брата» на востоке. Надо отметить, что и Бельгия, и Швейцария - многоязычные страны на официальном уровне. В Латвии этого никогда не было. Русское меньшинство здесь, скорее, терпят, но это не одно из государствообразующих меньшинств. И потому не стоит проводить параллели.

euronews:

Как специалист в области политики национальных меньшинств и бывший чиновник Совета Европы считаете ли вы, что ЕС или Совет Европы должны каким-то образом вмешаться в ситуацию в Латвии?

Профессор Франческо Палермо:

Несомненно, да. Это именно многосторонняя проблема, а не двусторонняя. Совет Европы уже работает, по меньшей мере, с двумя наблюдательными органами: Консультативным комитетом Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и Комитетом экспертов Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств. Если бы Россия не прекращала своего участия в ПАСЕ, она могла бы обратиться в Венецианскую комиссию с запросом.

У Евросоюза меньше инструментов, но больше политическое влияние в данной ситуации. В любом случае, данные поправки в закон – это плохой сигнал, поскольку они ущемляют права меньшинства, и подобные преобразования следует всегда проводить с большой осторожностью. Это серьёзная проблема, которую можно разрешить лишь путём многостороннего сотрудничества, а не на уровне одной страны или борьбы одного государства против другого.