Евросоюз нарушил 5 больших табу за год войны в Украине

Урсула фон дер Ляйен и Владимир Зеленский в Киеве
Урсула фон дер Ляйен и Владимир Зеленский в Киеве Авторское право AP/Ukrainian Presidential Press Office
Авторское право AP/Ukrainian Presidential Press Office
By Jorge Liboreiro
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button

Евросоюз нарушил за год войны в Украине 5 больших табу: на оружие, на энергетическую зависимость, на конфискацию, на убежище, на расширение.

РЕКЛАМА

Европейский союз был создан изначально для того, чтобы остановить войны, которые опустошали континент, и обеспечил десятилетия зыбкого мира. Но вторжение России в Украину 24 февраля 2022 года возмутило Брюссель и вынудило его пересмотреть некоторые давние убеждения. В ЕС вспыхнули дискуссии на темы, которые когда-то считались запретными.

Вот пять основных табу, которые Евросоюз осмелился нарушить за год войны:

Табу на оружие

В годы, последовавшие за окончанием «холодной войны» и распадом СССР, военные расходы по всей Европе резко сократились, поскольку политические приоритеты сместились в другую сторону, а общественность забыла об угрозе ядерного Армагеддона.

К началу 2020-х годов большинство стран ЕС явно отставали от поставленной НАТО цели тратить не менее 2% своего ВВП на оборону - к большому разочарованию Белого дома. Предложения о создании общеевропейской армии оставались абстрактными, находя больше места в аналитических центрах, чем на министерских встречах.

Но полнейший шок и ужас от прорыва российских танков через границу Украины открыли окно возможностей, которое годами оставалось закрытым: через три дня после начала вторжения блок решил профинансировать закупку и доставку смертоносного оборудования в третью страну, подвергшуюся нападению. Такое происходило впервые в истории.

«Это переломный момент», — заявила тогда председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Брюссель предложил использовать средства внебюджетного инструмента Европейский фонд мира, чтобы возместить расходы на военную помощь и оперативную поддержку, которые каждая столица обещает Киеву.

За двенадцать месяцев войны страны-члены предоставили в Европейский фонд мира 3,6 млрд евро. В качестве ещё одного прецедентного шага они учредили миссию военной помощи для обучения украинских солдат на территории ЕС. В целом военная помощь, оказываемая Евросоюзом, оценивается примерно в 12 млрд евро.

Тем не менее, военная помощь ЕС меркнет по сравнению с более чем 44 миллиардами долларов, которые Украине уже выделили США.

Табу на энергетическую зависимость

В тот день, когда началось вторжение в Украину, экспорт ископаемого топлива обеспечивал 40% доходов федерального бюджета России. Эта статистика заставила Брюссель признать то, что долгое время скрывалось: укоренившуюся и дорогостоящую зависимость от российских нефти, газа и угля.

В 2021 году Союз потратил 71 млрд евро на покупку российской сырой нефти и нефтепродуктов. Что касается газа, то доля России оценивалась в 40% всего экспорта, при этом несколько восточноевропейских стран превысили показатель в 90%.

Пристрастие к российскому топливу было настолько глубоким и интенсивным, что в декабре 2021 года, когда Россия продолжала сосредотачивать войска вдоль украинской границы у всех на глазах, канцлер Германии Олаф Шольц всё ещё защищал скандальный газопровод «Северный поток-2» как частный коммерческий проект.

Только после того, как на Киев начали падать бомбы, статус-кво признали несостоятельным, и необходимость освободиться от этой зависимости стала политическим приоритетом номер один.

Затем страны ЕС бросились диверсифицировать свой энергетический баланс. Российский уголь был быстро запрещен, поступления российской нефти постепенно сокращалась, а российский газ был заменен тем, что поставляли либо норвежские трубопроводы, либо танкеры, перевозившие сжиженный природный газ (СПГ) из США, Катара, Нигерии и Алжира.

Параллельно с этим Еврокомиссия разработала амбициозные планы по ускоренному внедрению возобновляемых источников энергии и содействию энергосбережению. Переход сопровождался огромными тратами и обвинениями в том, что богатый Евросоюз вытесняет развивающиеся страны с рынка СПГ, где сильна конкуренция.

На сегодняшний день ЕС импортирует более 12% необходимого ему газа из России.

Основные поставщики газа в Евросоюз

Табу на конфискацию

С 24 февраля ЕС и его союзники накладывали на Россию постоянно расширяющийся список международных санкций с целью подорвать способность Кремля финансировать свою военную машину.

Многие из этих санкций носили радикальный, неслыханный характер, например, введённое "Большой семёркой" ограничение цен на российскую сырую нефть, которое, по оценкам, обходится Кремлю более чем в 160 млн евро в день.

РЕКЛАМА

Однако один конкретный шаг был особенно смелым: Запад ввёл полный запрет на все операции с Центральным банком России, фактически заморозив половину его валютных резервов в размере 643 млрд долларов.

Теперь ЕС готов углубиться в неизведанную территорию, разрабатывая планы инвестирования этих отобранных резервов и перенаправления получаемых от этого доходов на восстановление Украины.

Экспертами-правоведы назвали эту не имеющую прецедента идею «юридически хитроумной» и «глубоко проблематичной», поскольку валютные резервы являются государственными активами и пользуются особой защитой в соответствии с международным правом, соблюдение которого ожидается от всех стран.

Но Брюссель настаивает на том, что это легальный способ использовать замороженные российские активы для финансирования Украины, пострадавшей от агрессии.

«Россия должна заплатить за причиненные разрушения и пролитую кровь», — заявила Урсула фон дер Ляйен.

РЕКЛАМА

В то же время блок работает над планами конфискации экспроприированных у российских олигархов частных активов, таких как яхты, особняки и картины, и их продаже для сбора дополнительных средств для Украины.

Michal Dyjuk/Copyright 2022 The AP. All rights reserved
Украинские беженцы на фоне жёлто-голубого флагаMichal Dyjuk/Copyright 2022 The AP. All rights reserved

Табу на убежище

Миграционная политика является причиной самых бурных разногласий в ЕС. Хотя кризис с беженцами 2015 года давно миновал, его дух продолжает преследовать чиновников и дипломатов в Брюсселе. Несмотря на несколько попыток унифицировать миграционные правила и политику предоставления убежища среди 27 стран-членов, эта задача казалась слишком трудновыполнимой и взрывоопасной.

Но когда множество украинцев начали спасаться бегством от натиска России, ЕС обнаружил, что  уроки прошлых миграционных кризисов к этому случаю неприменимы. В отчаянных поисках практического решения блок стряхнул пыль с Директивы о временной защите - малоизвестного закона 2001 года, который никогда не применялся.

В соответствии с Директивой, страны-члены могут предоставлять немедленное укрытие избранной группе перемещенных лиц, в данном случае беженцам из Украины.

Закон позволяет обходить традиционно перегруженные системы предоставления убежища и вместо этого предлагает упрощенный и ускоренный путь к доступу к виду на жительство, образованию, здравоохранению, социальному обеспечению и рынку труда — основным условиям, которые необходимы украинцам, чтобы начать новую жизнь.

РЕКЛАМА

Приведение в действие Директивы о временной защите 3 марта было названо «историческим», но также подверглась критике со стороны некоторых активистов и организаций за разоблачение расовой предвзятости, присущей миграционной политике ЕС.

На сегодняшний день по всему блоку расселено четыре миллиона украинских беженцев, причем Польша и Германия приняли около одного миллиона каждая.

Табу на расширение

После присоединения Хорватии в 2013 году аппетит к расширению Евросоюза за пределы 27 членов стал заметно слабее. Однако российская война изменила ситуацию и предоставила Брюсселю политический аргумент, которого ему не хватало для оправдания расширения: единство перед лицом агрессии.

Президент Украины Владимир Зеленский быстро воспользовался моментом и подписал заявку своей страны на вступление в блок через четыре дня после того, как Путин отдал приказ о вторжении.

Благодаря настойчивой пиар-кампании Зеленского и его чиновников заявка Украины превратилась из нереальной в выполнимую за четыре месяца, в течение которых члены ЕС постепенно изменили свое мнение и публично осмелились говорить о расширении после многих лет безрезультатных дебатов.

РЕКЛАМА

Кульминация состоялась 23 июня, когда Европейский совет единогласно предоставил Украине, а также Молдавии, желанный статус страны-кандидата, что стало официальной преамбулой переговоров о вступлении.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Кто, если не она: есть ли в ЕС кандидаты на смену Урсуле фон дер Ляйен?

Кадровый скандал в Еврокомиссии достиг кульминации

Атаки на Запорожскую АЭС: Европа готова к любому исходу