This content is not available in your region

После угля Евросоюз готовится запретить импорт из РФ нефти и газа

Access to the comments Комментарии
 Jorge Liboreiro
Труба российского газопровода
Труба российского газопровода   -   Авторское право  Dmitry Lovetsky/Copyright 2019 The Associated Press. All rights reserved.

Европейский Союз приступил к тому, что ещё несколько месяцев назад был немыслимым: ограничению и прекращению закупок у России ископаемых видов топлива, от которых блок сильно зависит.

Такой радикальный поворот был предпринят после того, как лидеры ЕС узнали о массовых убийствах жителей киевского пригорода Буча. Резня вызвала международный резонанс и самые серьёзные обвинения в военных преступлениях против Москвы, которая категорически отрицала свою к этому причастность.

Увидев ужасы Бучи, страны-члены установили сами себе 120-дневный крайний срок на то, чтобы полностью отказаться от импорта российского угля. Этот революционный шаг призван дополнить предыдущие раунды санкций и помочь вывести из строя военную машину Кремля: продажа энергоносителей, на которую приходится более 40% федерального бюджета, представляет собой основной источник доходов России.

Но хотя заявление из Брюсселя вначале получило всеобщее одобрение, его быстро затмило бездействие в отношении двух самых прибыльных статей московского экспорта: нефти и газа.

В прошлом году закупки Евросоюзом российского угля составили 5,16 млрд евро, что меркнет по сравнению с 71 млрд евро, потраченными на нефть, и 16,3 млрд евро, потраченными на газ.

Нехватка энергии, охватившая континент с конца лета, ещё больше увеличила и без того огромные счета за свет и тепло. По данным брюссельского аналитического центра Bruegel, в настоящее время ЕС ежедневно платит России 450 миллионов евро за ее нефть и 400 миллионов евро за газ.

Глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель осудил такие ошеломляющие расходы в Европарламенте, заявив депутатам, что с начала войны на Украине блок потратил 35 миллиардов евро на российские ископаемые виды топлива и всего 1 миллиард евро на иностранную помощь, предназначенную киевским властям.

Импорт в ЕС ископаемого топлива из РФ

С похожим обращением выступили Польша и страны Балтии, которые уже несколько недель вели  общественную кампанию по резкому сокращению поставок из России энергоносителей, утверждая, что прекращение их закупок - единственный способ причинить настоящую боль президенту Владимиру Путину и заставить его пойти на мирные переговоры.

С другой стороны Германия, Австрия и Венгрия, сильно зависящие от российского топлива, высказали свои опасения по поводу полного эмбарго. Немецкий канцлер Олаф Шольц предупредил, что внезапное перекрытие кранов повергнет «всю Европу в рецессию», а премьер-министр Венгрии Виктор Орбан пообещал наложить вето на любую попытку ввести энергетический запрет, потому что, по его мнению, это «убьёт» его страну (Венгрия проголосовала за запрет угля).

Но поскольку Москва не проявляет никаких намерений отказаться от вторжения, а сообщения о военных злодеяниях продолжают появляться и вызывают возмущение, ЕС понимает, что решающие переговоры внутри Евросоюза больше нельзя откладывать.

Чрезвычайное политическое единство, достигнутое среди 27 государств-членов для противостояния  путинской агрессии, теперь подвергается испытанию на прочность.

Запрет нефти и геополитика рынка

Россия является третьим по объёму производителем нефти в мире после США и Саудовской Аравии, добывая около 10,1 млн баррелей сырой нефти в сутки.

Европа, безусловно, является её основным клиентом: континент покупает 2,4 миллиона баррелей сырой нефти каждый день, а также 1,4 миллиона баррелей других продуктов нефтепереработки. Только Германия и Нидерланды потребляют 1,1 млн баррелей в сутки.

Это делает Россию крупнейшим поставщиком нефти в ЕС, на долю которой приходится более 25% от общего объёма импорта. На него в 2021 году будет потрачено более 70 миллиардов евро.

Крупный трубопровод «Дружба», управляемый российским государственным гигантом «Транснефть», ежедневно доставляет более миллиона баррелей непосредственно на нефтеперерабатывающие заводы в Польше, Венгрии, Словакии, Чешской республике, Австрии и Германии, которые затем превращают "чёрное золото" в дизельное топливо, нафту, бензин и смазочные материалы.

Трубопровод существует с 1960-х годов и способствует высокой степени взаимозависимости между двумя сторонами, которые полагаются на непрерывные и регулярные поставки.

Но характерно названная «Дружба» - не единственная дверь, которую ЕС должен пригласить поставщиков. Блок получает большую часть импорта нефти через свои порты, такие как Роттердам и Гавр, где танкеры разгружают тысячи баррелей сырой нефти и тонны нефтепродуктов.

Если ЕС решит перекрыть российскую нефть, то эти порты станут важнейшим средством для того, чтобы обойти физические трубопроводы и гарантировать продолжение поставок после введения эмбарго.

«На этом трубопроводе ["Дружба"] есть несколько нефтеперерабатывающих заводов, которые могут больше других пострадать от остановки российских потоков, - сказал Euronews Бен Маквильямс, аналитик Bruegel. - Некоторым другим заводам, которые находятся в портах, будет легче заменить импорт российской нефти, потому что вместо корабля, перевозящего сырую нефть из России, мы получим судно, перевозящее сырую нефть с Ближнего Востока. Хотя и с некоторыми ограничениями, мы таким образом, мы сможем заменить сырую нефть».

Блок должен будет использовать свою власть в качестве богатого единого рынка, чтобы обеспечить необходимые поставки из других нефтедобывающих стран, включая Норвегию, Алжир, Нигерию, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, чтобы компенсировать огромную потерю российской нефти.

Зависимость от российской нефти

Заключение этих сделок может оказаться трудным, поскольку Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) совместно с Москвой ограничивает добычу с начала пандемии COVID-19, утверждая, что мировой спрос по-прежнему нестабилен и находится под давлением вируса.

«Пока страны ОПЕК не увеличивают предложение более высокими темпами, чем они были до войны. С экономической точки зрения это довольно странно, учитывая, что цены превышают 100 долларов за баррель», - сказал Маквильямс.

«Вероятно, это во многом объясняется другими геополитическими причинами и натянутыми отношениями Америки с Саудовской Аравией и ОАЭ из-за войны в Йемене. Это означает, что они с меньшей вероятностью помогут США и их союзникам."

ОПЕК уже предупредила, что эмбарго на российскую нефть вызовет огромный рыночный шок, сравнимый с энергетическим кризисом 1970-х годов, который спровоцировал на Западе длительный и болезненный период стагфляции.

«Потенциально мы можем столкнуться с потерей более семи миллионов баррелей в день экспорта российской нефти и других жидких углеводородов», — заявил генеральный секретарь ОПЕК Мохаммад Баркиндо официальным представителям ЕС на недавней встрече в Вене. (С копией его выступления ознакомилось агентство Reuters).

«Учитывая текущий прогноз спроса, было бы почти невозможно компенсировать потерю объёмов такого масштаба».

Непростые обстоятельства породили промежуточные идеи, которые, не дотягивая до тотального эмбарго, тем не менее, сдавили бы военный кошелёк Кремля.

Среди последних предложений, обсуждаемых государствами-членами, - возможность введения пошлины на импорт российской нефти. Это снизило бы спрос во всем блоке и заставило российские компании продавать баррели по сниженным ценам.

Пока дебаты на политическом уровне зашли в тупик, частный сектор берет дело в свои руки. Некоторые из ведущих нефтяных компаний Европы, такие как Shell, BP, TotalEnergies и Neste, начали процесс отказа от российской нефти, опасаясь репутационного ущерба и ответных мер на западные санкции.

Газовый запрет и пределы диверсификации

Сложная задача запрета российской нефти и все его ужасающие последствия быстро затмеваются более серьёзной дилеммой запрета российского газа.

В прошлом году ЕС импортировал его 155 млрд кубометров, что составляет около 40% потребления блока. В отличие от нефти, которая легко транспортируются из порта в порт, подавляющее большинство российского газа поступает в ЕС по сети наземных и подводных трубопроводов.

Многие государства-члены привыкли к этой обширной инфраструктуре. В таких странах, как Германия, Австрия, Финляндия, Венгрия и Болгария, Россия занимает доминирующее положение в качестве основного или единственного поставщика газа. Германия имеет прямой доступ к «Северному потоку», по которому ежегодно поступает более 55 миллиардов кубометров газа.

Эта укоренившаяся зависимость подтолкнула ЕС к более дорогой альтернативе — сжиженному природному газу (СПГ), для которого требуются сложные терминалы, преобразующие охлажденную жидкость обратно в газ. США, Катар, Австралия, Нигерия, Алжир, Малайзия, Индонезия и Россия являются основными экспортерами.

Когда за несколько недель до вторжения на границе с Украиной обострилась напряженность, блок начал наращивать закупки СПГ, побив рекорды по объёмам. Недавнее политическое партнёрство между ЕС и США предоставит блоку дополнительные 15 миллиардов кубометров СПГ американского производства. Сделка основана на отдельной дорожной карте, обнародованной Европейской комиссией и направленной ​​​​на покупку 50 млрд кубометров к концу 2022 года.

Но эти амбициозные планы рассчитаны на постепенное снижение зависимости ЕС от российского газа, а не на его отмену в одночасье. Распределение такого количества СПГ по 27 странам может оказаться трудным с точки зрения логистики: терминалы СПГ блока распределены неравномерно, большинство из них сосредоточено в прибрежных странах, таких как Испания и Италия, в результате чего внутренние страны Центральной и Восточной Европы отсоединены от системы.

«С началом войны европейский газовый рынок очень оживился, — сказал Euronews аналитик консалтинговой компании Rystad Energy Цзунцян Луо.

«Все регазификационные терминалы в Европе работают почти на полную мощность в последние месяцы. Загрузка этих терминалов близка к 100% утилизации, а использование всех газовых терминалов - к 95%».

Зависимость от российского газа

Помимо ограниченных мощностей по переработке, Евросоюзу приходится иметь дело с высоким международным спросом на СПГ. По данным Еврокомиссии, в то время как потребление блоком трубопроводного газа составляет более 75% мирового рынка, доля падает до 16%, когда речь идет о СПГ.

Луо считает, что ЕС мог бы преодолеть этот недостаток, если бы предложил «очень высокую премиальную цену», которая могла бы убедить азиатских покупателей перепродавать свои поставки своим европейским конкурентам. Однако, отмечает эксперт, Евросоюзу всё равно будет «очень сложно» удовлетворить свои потребности в хранении газа без российского трубопроводного газа.

«Вы можете видеть, что Европейский союз ищет другие альтернативы трубопроводам, такие как африканский газ из Алжира, а также поставки газа из Азербайджана и, конечно же, из Норвегии», — сказал Луо.

"Но внезапного толчка к диверсификации будет достаточно, чтобы компенсировать только половину из 155 миллиардов кубометров газа, которые блок получает из России, - предупредил Маквильямс. - Поэтому правительства будут вынуждены просить домохозяйства и индивидуальных потребителей о сотрудничестве», чтобы значительно снизить потребительский спрос.

«Можно сэкономить немного газа, слегка понизив температуру отопления и разумно используя энергию. Это также потребует переговоров с промышленностью. Некоторым предприятиям придется на некоторое время закрыться, чтобы справиться с этим», — сказал Маквильямс. По его мнению, некоторым странам придется переосмыслить свой поэтапный отказ от ядерной энергии.

Остановка производства, которая уже произошла в некоторых секторах из-за резкого роста счетов за энергию, ускорит резкое замедление экономического роста и, возможно, вызовет рецессию, третью в ЕС за последние два года.

По оценкам Goldman Sachs, полное эмбарго на российский газ может привести к падению ВВП еврозоны на 2,2 процентных пункта в этом году, что фактически сведет на нет все 2,5% прогнозировавшегося ранее роста.