Срочная новость

Срочная новость

Давос 2018: совместный ответ глобальным угрозам

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Давос 2018: совместный ответ глобальным угрозам

Давос 2018: совместный ответ глобальным угрозам
Размер текста Aa Aa

В Давосе звучат предупреждения по поводу уровня глобальной безопасности – здесь призывают действовать решительно и быстро. Серьёзные последствия могут быть вызваны целым рядом причин, среди которых особенно выделяют угрозу новых войн, а также результаты климатических изменений.

По мнению экспертов, собравшихся на Всемирном экономическом форуме, мир вступает в критический период. Согласно опубликованному к началу форума докладу, основные глобальные риски связаны с возможными экологическими катастрофами и геополитическими конфликтами. Об этом говорит Даниэль Шапиро, всемирно известный эксперт в области переговоров: «Конфликты, как и мирная жизнь, способны распространяться. Рознь, как правило, порождает рознь, а мирная жизнь способствует установлению мира. Сейчас, на мой взгляд, энергия в нашем мире сосредоточена на разжигании раздоров. Полагаю, что, реагируя на глобализацию, мы приобщаемся к какой-либо группе, с которой чувствуем себя уверенней, я называю такие группы племенами. Мне кажется, что мы движемся к племенному миру, национализму, нативизму – таким вот вещам. Похоже, что маятник качнулся именно в эту сторону, и перед нами встала теперь такая проблема».

В этом году главная тема форума – «Создание общего будущего в раздробленном мире» – направлена на привлечение лидеров к разработке совместного подхода для улучшения положения дел в мире. Угрозы, стоящие сейчас перед миром, журналистка Euronews Изабель Кумар обсудила с Петером Маурером, председателем Международного комитета Красного Креста.

– Петер Мауэр, приветствуем Вас в нашей передаче. 2018-й год, конечно, только начинается, но что из происходящего в мире вызывает у Вас особое беспокойство?

– 2018-й год, вероятно, станет для нас продолжением 2017-го, и наибольшую озабоченность будут у нас вызывать крупные зоны конфликтов и насилия, а также массовые перемещения гражданского населения. Наша деятельность на 42% осуществляется в Африке, а на 33% – на Ближнем Востоке. Также у нас большое поле деятельности в зонах к югу от Филиппин до Мьянмы и от Афганистана до Западной Африки. Полагаю, именно здесь ситуация более всего нас беспокоит.

– Если говорить о новых угрозах, нельзя не вспомнить рост напряжённости между КНДР и, в частности, США. Как вам видится эта ситуация, и что вас в ней беспокоит?

– Международный Красный Крест был единственной гуманитарной организацией, действовавшей в Хиросиме, поэтому с самого начала использования ядерного оружия мы привлекали внимание международного сообщества к важности проведения политики, направленной на снятие угрозы, которую несёт ядерное оружие. Ведь гуманитарные последствия страха перед ядерной войной крайне серьёзны. И, конечно, мы приветствовали сделанные недавно на Корейском полуострове шаги в направлении диалога между двумя Кореями.

– Собираетесь ли вы обсуждать этот вопрос на встрече с лидерами в Давосе? Насколько их беспокоит угроза ядерной войны в 2018-м году или в дальнейшем?

– Я считаю это важной задачей для серьёзной гуманитарной организации – поднимать эти вопросы и привлекать внимание политических лидеров к последствиям насилия и войны – ядерной или обычной – для гражданского населения, общества и экономики, чтобы побудить их к поиску политических решений стоящих проблем, потому что многие серьёзные гуманитарные вопросы остаются нерешёнными.

– Тогда как вы оцениваете соответствующие действия США, ведь можно сказать, что и они отчасти несут ответственность за эскалацию напряжённости в плане ядерной угрозы.

– Это уже вопрос политической тактики, и следует рассматривать политику США в целом. Ведь вслед за всплеском обострения и напряжённости мы всё же видим теперь диалог. А самое главное – это результат, и в настоящий момент ситуация развивается позитивно.

– Давайте теперь поговорим о России, поскольку сейчас определённо не самый спокойный период на мировой арене. Как вам видится конфликт на Украине, а также действия России в таких странах, как Сирия – тоже в гуманитарном плане?

– Если рассматривать наши отношения с Россией за последние пару лет в Сирии и на Украине, то в гуманитарном плане они были позитивными… Поскольку Россия поддерживала нейтральную и непредвзятую работу Красного Креста в Сирии. Нам оказывали содействие, помогали, решали проблемы с доступом, и у нас, безусловно, была возможность действовать.

– Подобный взгляд на вещи не все бы разделили…

– Да, конечно, и я полагаю, что это связано с позицией и статусом гуманитарных организаций, и с их способностью не вмешиваться в политические вопросы, что конечно, немедленно привело бы к гораздо более конфликтным отношениям с Россией. Но мы осуществляем важную гуманитарную работу на местах, и Красный Крест – фактически единственная крупная международная организация, действующая на востоке Украины, а также – при существенной поддержке России – имеющая доступ ко многим районам Сирии.

– В самом начале интервью речь шла об Африке, где сейчас сосредоточены ваши действия. Какие конфликты в Африке больше всего вас сейчас беспокоят с точки зрения возможной эскалации в нынешнем году?

– Меня особенно беспокоит зона Сахеля, от Сахеля до Сомали, где в очень многих странах имеются конфликтные зоны. И очень беспокоит, что эти конфликты длятся уже с давних пор. Из-за климатических изменений люди вынуждены отказываться от деятельности, которая привела бы здесь к экономическому развитию. Конфликт между скотоводами и земледельцами во многих частях этого региона также служит источником долгосрочных проблем, которые вызывают здесь спираль насилия и войн, разрушая общество, заставляя людей покидать свои дома. Я думаю, что помимо идеологических разногласий, для многих очевидных, большую трудность для гуманитарных организаций представляют долгосрочные проблемы. И мы всё чаще наблюдаем, что в то время, как результаты наших действий оказывают краткосрочный эффект, последствия насилия и войн – долгосрочные, и нам необходимо найти решение хотя бы некоторых из этих долгосрочных проблем.

– В общем, плохих новостей очень много, а есть ли и хорошие?

– Хороших новостей тоже много. Когда я бываю в конфликтных регионах, меня больше всего удивляет энергия, изобретательность людей, пострадавших от войны и насилия, их способность найти выход. Недавно я был в Центральноафриканской Республике и видел, что в лагерях беженцев ведётся торговля. Я вижу, как женщины становятся лидерами, объединяют других женщин, поддерживают друг друга. Для гуманитарных организаций это тоже большая поддержка.

– Большое вам спасибо!

– Большое спасибо.