Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Угольный парадокс

 Комментарии
Угольный парадокс
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Витков - живописная деревня, расположенная долине в Либерец в Чехии. Около сотни обитателей ведут мирную и уединенную жизнь. Однако в последнее время здесь нарастает беспокойство. Почему? Наша собеседница показывает небольшую речушку. Точнее то, что от нее осталось.

Мария Пиларова, жительница деревни: "Раньше здесь было около метра воды, но в прошлом году уровень резко снизился, река почти полностью высохла".

И местные жители, и эксперты связывают изменения в привычном пейзаже с глобальным потеплением и с загрязняющими выбросами угольной шахты близ польского местечка Туров, до него отсюда рукой подать. Шахта потребляет огромное количество воды, что грозит подземной экосистеме всего региона. Чтобы получить доступ к питьевой воде, отмечают обитали деревни, приходится бурить все глубже и глубже...

Карел Шахек, учитель: "Не каждый может оплатить себе новый колодец, а если у нас не будет воды, деревня вымрет. А за ней и другие".

Мы направляемся в Богатыню, город на западе Польши, близ которого действует рудник Туров и примыкающая к нему теплоэлектростанция. Уголь кормит и город и регион в целом - за непомерную плату. Туровский комплекс считается одним из самых грязных в Европе - по критерию объема выбросов в атмосферу двуокиси углерода.

Европейский суд справедливости признал Польшу виновной в несоблюдении стандартов чистоты воздуха. Страна - крупнейший производитель и потребитель угля в Европе; помимо промышленных нужд уголь здесь применяется для отопления 40% домов.

Следующая остановка - Катовице, где недавно завершился Всемирный саммит ООН по климату.
На улице волонтеры раздают желающим маски. И напоминают, что, по данным Европейского агентства по окружающей среде, загрязнение воздуха прямо или косвенно убивает до 50 тысяч человек в год.

Патрик, волонтер: "Из 50 наиболее грязных городов ЕС 33 расположены в Польше. А уголь, как известно, является одной и причин глобального потепления. Именно поэтому нам необходимо постепенно отказаться от этого вида топлива".

Непростая задача в этой области: воеводство Силезия, где находится Катовице, долгое время называлось "королевством угля". Угледобыча напрямую обеспечивает в Польше 85 тысяч рабочих мест, еще 340 тысяч вакансий так или иначе обслуживают отрасль.

Угольная шахта "Пяст", расположенная под Катовице - крупнейшая в Европе. Журналистам разрешили посетить ее буквально накануне саммита. На шахте трудятся 3,5 тысячи человек, мужчины провдят по 7 часов нa глубине 500-600 метров. Радослав Войнар - один из местных горняков; ему 29, он устроился на работу 9 лет назад.

Работа тяжелая и опасная, говорит наш собеседник. Признавая, что другого варианта у него не было.

Радослав Войнар, шахтер: "Я видел эту шахту из окна своей комнаты, сколько себя помню. Мой отец был шахтером, мои деды занимали углем - это традиция, передаваемая из поколения в поколение. Иногда я чувствую, что буквально валюсь от усталости: у меня болит позвоночник, болят колени, ноги ноют. Такова наша работа. Трудно объяснить, но что-то держит меня здесь, я продолжаю трудиться в шахте, не ухожу".

Друг и сосед Радослава Доминик создал PR-агентство "Творческая шахта"; вместе с Радославом он ведет блог о зимних видах спорта и горах.

Радослав Войнар, шахтер: "Моя работа - это туннели и темнота. В награду я хочу проводить свободное время на открытых пространствах - в горах, на вершинах".

Радослав увлекается фотографией: он многие годы снимает будни шахтеров.

Радослав Войнар, шахтер: "Я живу и и работаю на этом руднике; чувствую, что мой долг - способствовать развитию профессии. Нельзя, чтобы она ушла в небытие".

Одновременно молодые люди обеспокоены ухудшением экологической обстановки, они признают: борьба с глобальным потеплением также является их делом. Но не в ущерб профессиональному сообществу, в котором они выросли!

Доминик Лачак, директор агентства "Творческая шахта": "Мы наблюдаем недопустимое упрощение - вот так напрямую увязывать тех, кто рискуя жизнью, добывает уголь, с проблемой глобального потепления. Я воспринимаю это как социальный расизм, с ним нельзя мириться. Думаю, что в долгосрочной перспективе мы должны изменить нашу энергетическую структуру, сократив долю угля, но это нельзя делать наскоком, необходимо все продумать и спланировать".

Отказ от угля, который обеспечивает 80% электроэнергии страны, для Польши - перспектива отдаленная. Пока угольный бизнес лишь активизируется: на севере строится новый завод, несколько рудников в Силезии расширяют периметр.

Среди них - и рудник "Пяст", это беспокоит жителей близлежащих населенных пунктов.

Городок Имелин. Бывший председатель местного муниципалитета, Томаш Ламик хочет показать, какой ущерб нанесла шахта инфраструктуре и зданиям.

Томаш Ламик, активист экологического движения Citizens beyond coal: "Земля оседает, здания наклоняются, трескаются, в отдельных случаях их даже приходилось сносить. Угледобыча ведется здесь уже 30 лет, на этом фоне постройки трескаются, их чинят, потом они снова получают повреждения, их снова чинят и так далее. Напротив, вы видите пруд с застоявшейся водой. Вода накапливается, а шахта и не думает ее откачивать. В результате лес вот-вот погибнет, он уже затоплен".

На въезде в Имелин оползень привел к крушению железнодорожных путей. Их отремонтировали.... на месте, где произошла авария, нас ждет Алиша. Женщина преподает в местной школе и мечтает спасти свой город.

Алиша Ждучевич, учительница: "Эта железная дорога для меня - символ нашего города; сейчас она красива и опрятна. Одновременно она напоминает, что с нами может случиться в любой момент: наша инфраструктура, дома могут обрушиться, наши запасы питьевой воды могут быть уничтожены".

Томаш и Алиша боятся, что однажды их родной город опустеет.

День заканчивается в одном из местных домов, где нас ждут Бартош и его соседка Анна. Они живут в отдалении от рудника и до недавнего времени считали, что находятся в безопасности. Как выяснилось, ошибочно.

Бартош Тарковский, местный житель: "Помню, как испугался по-настоящему в первый раз: это была наша третья или четвертая ночь в этом доме. Когда он затрясся, я спрыгнул со своей кровати, а потом не мог заснуть...Совсем недавно это повторилось, нас очень трясло".

Это случилось 20 октября, напоминают Анна и Алиша.

Анна Дробик, местная жительница: "Они тогда зафиксировали более 3 баллов по шкале Рихтера. Все перевернулось вверх дном, дверцы шкафов открылись, ящики выпали, нам пришлось держать телевизор, чтобы он не упал. В здешних постройках нет никаких специальных креплений. Если шахта расширится и начнет бурение здесь, то наши дома просто развалятся".

Томаш Ламик, активист экологического движения Citizens beyondcoal: "Я рассчитываю на помощь Европейского Союза, принятая там стратегия предполагает сокращение угледобычи".

Действительно, стратегия ЕС по защите климата до 2050 года предполагает поэтапный отказ от использования каменного угля, однако такая перспектива представляется нереалистичной для польских политиков и руководства горнодобывающих компаний.

Слишком быстрый переход на "зеленые источники" энергии будет фатальным, говорит региональный глава профсоюза солидарности в Силезии; по его мнению, экологически ориентированная экономика не компенсирует потерю рабочих мест в отрасли.

Доминик Корорж, представитель профсоюза "Солидарность" в Силезии: "25 лет назад, когда начался процесс реструктуризации, мы потеряли тысячи рабочих мест, были восстановлены лишь несколько сотен вакансий. Если процесс декарбонизации пойдет темпами, которые задает ЕС, мы не успеем адаптироваться - ни и экономически, ни социально.Так или иначе, мы продолжим закупать продукты с углеродным следом - то, что привозят из стран, не заботящихся о климате, и из регионов, где идет процесс сокращение выбросов парниковых газов, таких как Китай, Индия, США. И мы потеряем конкурентоспособность в Евросоюзе".

Польша активизировала начатую в 90-х реструктуризацию угольной промышленности в период подготовки к вступлению в ЕС: первыми были закрыты шахты, не отвечавшие стандартам безопасности. Далеко не все горнодобывающие компании смогли оправиться и возобновить бизнес.

В Нижней Силезии, на юго-западе страны, город Валбжих всецело зависит от угля. Местные шахты считались убыточными и на волне реструктуризации были закрыты; дохода лишились десятки тысяч людей. Значительная часть местных жителей не смогла примириться с решением властей, который считает поспешными и неоправданными.

Роман, профессиональный шахтер, потерял работу около двадцати лет назад. Не найдя вакансий ни на родине, ни в Европе, он начал осваивать так называемые "ямы бедняков": на окраине города он с другими малоимущими вручную вырывает колодцы, в которых ищет уголь.

Роман Янишек, бывший шахтер: "Конечно, меня может засыпать, я в курсе. Мы стараемся укреплять угольные колодцы, обеспечивая безопасный вход и выход. Ну. и Богу молимся. Пока все идет хорошо. Пока здесь есть уголь, будут и "ямы бедности". Однажды власти придут и закроют их, но люди тут же снова раскопают. Потому что уголь нужен всегда".

Роман говорит, что знал 7 человек, погибших при обвалах самодельных шахт. Часть "улова" он продает, часть относит другу - бывшему шахтеру Збигневу. Из-за несчастного случая 10 лет назад мужчина стал инвалидом; он живет на пособие в 140 евро. За долги в доме отключили газ и электричество, вся надежда - на уголь.

Последняя остановка при подготовке репортажа - город Нова-Руда. Там журналисты попадают на необычный праздник. Его проводят ежегодно в день святой Барбары, покровительницы шахтеров. По традиции в зал допускают только мужчин. Роман Янишек тоже приехал на мероприятие.

Роман Янишек, бывший шахтер: "Шахты здесь давным давно закрыли, но мы празднуем древние традиции горняков, пьем пиво, поем шахтерские песни, общаемся. И на мгновение нам начинает казаться, что мы, как в старые добрые времена, вместе работаем и наши сердца бьются в унисон".