This content is not available in your region

"Ощущение безысходности": почему украинские беженцы возвращаются домой

Access to the comments Комментарии
 Lauren Chadwick
Женщины переходят границу, возвращаясь в Украину из Польши
Женщины переходят границу, возвращаясь в Украину из Польши   -   Авторское право  photo Anna Conkling

Когда в феврале 2022 года в Украину только пришла война, как вспоминает 25-летняя Евгения Соя, ей было трудно осознать реальность этих событий. Пока она не услышала за окнами первые взрывы.

"Не было ни времени, ни сил обдумывать что-либо: мы просто следили за новостями, бежали [к метро] при каждой сирене и смотрели на длинную пробку из машин и людей, пытающихся покинуть город", - рассказывает Евгения.

Она решила отправиться из Мариуполя на запад Украины, во Львов, где её уже дожидались бывший муж и пятилетняя дочь Лея. В конце концов, вместе с дочкой она смогла уехать на запад, в Нидерланды.

Сегодня, Евгения оказалась в числе многих украинцев, принявших решение вернуться домой: вместе с семьей она поселилась в Киеве.

Решение вернуться в Украину

Евгения Соя не исключение: по данным агентства ООН по делам беженцев, война в Украине привела к крупнейшему со времен Второй мировой войны кризису беженцев: около 7,2 млн украинских беженцев оказались в Европе.

Но некоторые из этих беженцев сейчас возвращаются в Украину, а Международная организация по миграции сообщила в июне, что 5,5 млн перемещенных лиц вернулись домой, причем около 10% из них прибыли из-за рубежа.

До возвращения в свою страну Евгения начала новую жизнь в Нидерландах.

фото: Евгения Соя
Дочь Евгении в Утрехте, Нидерландыфото: Евгения Соя

Нашлась семья, которая приняла Евгению с дочерью в своем загородном доме в деревне Осткапелле. Евгения рассказывает, что местность была "тихой, на берегу моря, где мы могли дожидаться улучшения ситуации для возвращения в Киев".

Будучи в Осткапелле, Соя работала волонтером в украинских семьях, её дочь ходила в школу, и они немного путешествовали по стране, участвуя в протестах против войны в Украине.

Но в чужой стране для этой молодой матери и для семи других украинских семей, с которыми она познакомилась, оставалось ощущение неизвестности и неуверенности в дальнейших шагах.

"Все были напуганы множеством вопросов: как найти работу? как теперь платить налоги? как найти подходящую школу для своих детей? как посетить врача? Все семьи были готовы остаться хотя бы на год и подождать, поскольку боялись того, что будет с экономикой в Украине и как будет развиваться ситуация с безопасностью. Это был трудный выбор", - добавляет Евгения.

И тем не менее через три месяца после приезда в Нидерланды она решила вернуться в Киев.

"Все [в Киеве] снова открылось, все вновь работает. Вся моя семья эвакуировалась из Мариуполя в Киев, где начала новую жизнь, и я хотела им помочь. Ситуация стала более безопасной", - рассказывает Евгения о своём решении вернуться.

"Постоянно думаешь о доме"

История Евгении Сои похожа на историю 33-летней Юлии, которая вместе с мужем Романом и шестилетним сыном Лео отдыхала в Тбилиси (Грузия) в момент, когда началась война.

Семья планировала уехать из своей киевской квартиры всего на неделю.

Но когда Юлия увидела, что в Украине началась война, ее охватила паника, которая длилась почти две недели, в течение которых она постоянно думала о своих друзьях и членах семьи, оставшихся в Украине.

В итоге она переехала с мужем и сыном в Берлин, где они останавливались в разных семьях и в каждом доме, по рассказу Юлии, их ждал тёплый приём.

Но на новом месте Юлия чувствовала себя неуютно.

Она сказала, что ощущение было "ужасно странное, особенно от того, что раньше мы мечтали побывать в Берлине". Но когда оказываешься в таких условиях, то "чувствуешь себя как в ловушке".

"Думаешь, что это скоро закончится, потом впадаешь в отчаяние, потом опять какой-то адреналиновый оптимизм, за один день тебя охватывают абсолютно полярные состояния, как какие-то сумасшедшие американские горки. Нет никакого удовольствия застрять в городе, который ты мечтала посетить в прошлой жизни", - говорит Юлия.

В течение нескольких следующих месяцев пребывание вдали от Украины повлияло на Юлию и на её мужа. Они оба старались держаться и быть сильными ради сына, но на самом деле были "эмоционально сломлены".

фото: Юлия N
Сын Юлии, Лев, в поезде по пути обратно в Украинуфото: Юлия N

В конце концов, боль и дискомфорт, которые испытывала Юлия, настолько усилились, что они с мужем начали планировать переезд обратно в Украину.

"Мы постоянно думали об этом. Ведь ты постоянно живешь в таком состоянии, когда хочется вернуться домой. Мы больше не могли ждать какого-то эфемерного, более подходящего момента", - говорит Юлия.

Опрос агентства ООН по делам беженцев, опубликованный в июле, показал, что большинство украинских беженцев надеются вернуться домой как можно скорее. Но в то же время, большинство планирует остаться в принявших их странах до радикального улучшения ситуации с безопасностью.

Во время 13-часовой поездки на поезде из Берлина в Киев Юлия размышляла о том, что значит для неё возвращение домой.

По её словам, ей было известно, что Киев постоянно подвергается атакам, и что она сделает все, чтобы обеспечить безопасность своего ребенка.

"Если для этого нам придётся снова уехать, мы уедем".

Как снова привыкнуть к жизни в Украине

Вернувшись в Украину, Евгении Сое потребовалось время на адаптацию.

Первые несколько недель она пугалась от звука сирен и вообще от громких звуков. Ей потребовалось время, чтобы привыкнуть к "новой жизни", которая теперь включала в себя комендантский час, сильное военное присутствие на улицах, некоторые из которых полностью перекрыты.

Сейчас она чувствует себя желанной гостьей среди своих соотечественников-украинцев и ощущает себя в большей безопасности. Но постоянное чувство готовности к ситуации, когда Евгении вновь придётся стать беженкой, до сих пор не покидает её.

"Лучший вариант - найти безопасное место в Карпатах [в Западной Украине] или снова уехать [в страну Евросоюза]. Я также думаю о том, чтобы вступить в ряды вооруженных сил Украины, - сценарий, конечно, мрачный. Но я считаю, что это мой долг, после того, что русские сделали с моим родным Мариуполем", - говорит Евгения Соя.

"Все решения, которые мы принимаем, требуют большой храбрости: уехать, вернуться домой, остаться в бомбоубежище, работать волонтерами..." - рассказывает Евгения.

"Это тяжело - ехать на поезде из мирного Евросоюза с ребенком в свой дом, где каждый день гудит сирена воздушной тревоги. Но мы все ещё ходим в детский сад, пытаемся найти лучшую футбольную секцию, объясняем нашим детям новую реальность, которую сами узнаём по Zoom'у на работе, мы всё еще водим детей полакомиться чем-нибудь сладеньким".

"Наша жизнь сегодня - о заботе, о храбрости, о любви, и об адаптации к новой реальности", - добавляет Евгения.

Лишь месяц спустя после переезда в Киев Юлия смогла сказать, что ей "очень приятно" вернуться домой.

"Это так странно. Нам всегда нравится чувствовать себя храбрыми... ты просто принимаешь эту новую реальность и живешь с этим, стараясь не испытывать стресса, и чувствуешь не столько страх, сколько усталость и раздражение от [нападения России на Украину]", - говорит Юлия.

"Ты ценишь каждый день, проведённый здесь, с сумасшедшей силой и любовью", - добавляет она.

Andriy Andriyenko / 2022 The Associated Press
Жители Запорожья уезжают на запад, в то время как киевляне возвращаются домойAndriy Andriyenko / 2022 The Associated Press