Срочная новость

Срочная новость

Мосул: год без войны

Сейчас воспроизводится:

Мосул: год без войны

Мосул: год без войны
Размер текста Aa Aa

10 июля 2017 года иракское правительство объявило, что боевики "Исламского государства" полностью выбиты из Мосула, который они контролировали три долгих года. Многомесячная операция по освобождению города проводились армией Ирака, международной коалицией и курдскими военными.

За 9 месяцев битвы за Мосул, по разным данным, погибли от 9 до 11 тысяч мирных жителей. Всего за годы войны 6 миллионов иракцев стали внутренними переселенцами, сегодня 4 миллиона возвращаются в свои дома.

Кажется, худшее позади. Однако приметы войны в Мосуле и сегодня встречаются на каждом шагу. Разрушенные дома, целые кварталы, под плитами - раздавленные тела. Такие находки здесь - обычное дело. Гуманитарные организации предупреждают: после ухода "Исламского государства" в Мосуле оставлено до 8 миллионов тонн взрывчатки. Смертоносные ловушки подстерегают горожан повсюду. По данным ООН, сегодня от мин и взрывчатки очищены лишь 30 квадратных километров городской площади. За год в город вернулись 800 тысяч человек, в свое время бежавших от боевиков "Исламского государства". Для некоторых возвращение домой стало фатальным.

Адиль Абдул Гани, житель Мосула: "Я вместе с детьми открывал дверь, и вдруг прямо под ногами что-то взорвалось. Я потерял сознание, потом узнал, что дочка умерла в больнице, а сына и до клиники не довезли".

Погибшим детям было 3 года и 11 лет. Еще одна дочка Адиля выжила, но лишилась ноги. Ампутацию перенес и сам Адиль. Инвалидность для него - еще и потеря работы, он больше не может водить такси.

Адиль и Нада , как 7 тысяч их соотечественников, проходят реабилитацию по линии Международной организации инвалидов ( Handicap International). Ведомство, финансируемое из европейских фондов, оплачивает пострадавшим протезирование, операции, психологическую помощь.

...

Халид Абдул Рахман, физиотерапевт, Handicap International: "У нас разные пациенты. С переломами, ампутированными конечностями, ожогам. Все это - последствия сработавшей взрывчатки. Мы предлагаем пациентам программу подготовки к протезированию, собираем анамнез, производим замеры, затем, собственно, ставим протез и продолжаем смотреть, как чувствует себя наш пациент, нет ли осложнений. После протезирования мы три раза встречаемся с человеком".

Бои на улицах Мосула в прошлом, однако сегодня город как никогда нуждается в помощи благотворительных организаций. На повестке дня - восстановление, застройка, реабилитация населения...

Луилджи Пандолфлу, гуманитарная миссия ЕС: "Масштаб разрушений в западной части города наглядно дает представление о том, сколько погибло людей. Пока шла операция по освобождению Мосула, здесь были ранены 14 тысяч мирных жителей, из них треть - дети моложе пяти лет. Бои завершились год назад но, по нашим оценкам, в лечении и реабилитации по-прежнему нуждаются до 4 тысяч человек".

В городе разрушены больницы и аптеки. Пострадавшие получают помощь по линии международных организаций. Операции, лекарства - да. Но главное, говорят активисты, научить инвалидов автономному существованию.

Адиль Халид Башир, житель Мосула: "3 марта 2017 года я пытался бежать из Мосула и нарвался на боевиков "Исламского государства". Они схватили меня. Я побоялся сказать, что хотел бежать из города, подумал, так они меня точно убьют. И сказал, что шел на поле - поискать пшеницы для семьи. Они назвали меня вором и через 10 дней отрубили руку. Сделали это публично, собрали людей и через громкоговорители объявили: "Вот так мы наказываем за кражу". Взяли огромный нож и отсекли мне кисть".

Адиль находится под наблюдением дома в западном Мосуле, он со дня на день ждет места в центре экстренного протезирования в городе Сулейманиия. Физиотерапевт проверяет состоянием мышц, костей и кожного покрова. Все готово. Мужчина выезжает на восток страны в сопровождении нашей съемочной группы.

Дорога растянется на 6 долгих часов. Вокруг нас - многочисленные знаки и плакаты, поставленные международными волонтерами: "Осторожно, мины!", "Зона риска". Война закончилась, но мир в Ирак так и не пришел...

Эксперты утверждают, что не могут оценить точный объем опасного наследия войны. Разминирование зон, которые находились под контролем "Исламского государства", обещает растянуться на годы.

Кристиан Рамсден, сапер, Norwegian People's Aid: "Боевики научились изготавливать самые разные импровизированные взрывчатки, достигли на этом поприще больших успехов. Мины-ловушки разных форм и размеров, а еще тончайшие проволочные мины. Их трудно разглядеть на земле - такой проводок с несколькими контактами. На него достаточно наступить - и все".

В городе Сулеймания реабилитационный центр был открыт еще в 1998 году. Его спонсировали итальянские благотворители после войны в Персидском заливе. Центр оказался востребованным и после вторжения в Ирак в 2003 году. Однако пик спроса на услуги тамошних профессионалов пришелся на текущий год: сюда стекаются люди без конечностей со всей страны, также приезжают раненые из Ирана и Сирии. Наш герой, Адиль, получит здесь новую кисть.

Бахрам Азиз, ортопед: "Мы работаем так: утверждаем пациента на протезирование, затем производим замеры, от их точности зависит как встанет протез, не будет ли осложнений".

Следующий этап - временная кисть, она крепится к руке в ожидании изготовления окончательного, полипропиленового протеза. Технический отдел, отвечающий за производство протезов, получает самые разные заказы. Более 60% пациентов приезжают в центр за новой ногой, а вот протезирование кисти - довольно редкая операция, таких пациентов только 3 %.

Бахрам Азиз, ортопед: "Иногда пациенты просят механическую руку. Кисть специальным тросом крепится к плечу. Пациент напрягает плечевые мышцы, и рука совершает хватательные движения".

Некоторые согласны на чисто косметический протез. Пациент решает, что лучше, на консультации с медиками. Учитывается возраст больного, его профессия, планы. На изготовление протеза может уйти от нескольких часов до нескольких дней. Адилю повезло: новую кисть ему сделали за полдня. Впереди - долгая реабилитация, возвращение к нормальной жизни. То, о чем мечтает каждый житель Ирака.