РЕКЛАМА

«Скрытая война»: стали ли «кибервойска» важным фактором боевых действий?

Энергетическая инфраструктура Украины — среди главных целей и обстрелов, и хакеров
Энергетическая инфраструктура Украины — среди главных целей и обстрелов, и хакеров Авторское право Evgeniy Maloletka/Copyright 2020 The AP. All rights reserved
Авторское право Evgeniy Maloletka/Copyright 2020 The AP. All rights reserved
By Euronews
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button
Скопировать линк для интеграции видеоCopy to clipboardCopied

Почему, по мнению западных экспертов, успехи «российских хакеров» на войне оказались невелики?

РЕКЛАМА

С начала войны России против Украины Киев официально зафиксировал более 2 тысяч кибератак со стороны Москвы. Об этом заявил министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров. 

По данным Группы анализа угроз «Гугла» (TAG), в течение 2022 года число кибератак против украинских пользователей выросло в 2,5 раза, а против пользователей в странах НАТО — в 3 раза.

Но фактически «скрытая» война началась задолго до того. Ещё до полномасштабного вторжения, в ночь с 13 на 14 января 2022 года, Украина подверглась массированной хакерской атаке, нацеленной на правительственные структуры. Такие нападения повторились 15 и 23 февраля.

Как ведётся кибервойна между Россией и Украиной?

Специалисты украинской Государственной службы спецсвязи и информационной защиты утверждают, что российская агрессия с самого начала включала цифровое измерение. Россия старается координировать массированные кибератаки с военными операциями на поле боя и информационно-пропагандистскими кампаниями.

В качестве примера приводится масштабная многомесячная российская кампания по уничтожению энергетической инфраструктуры Украины: ракетные удары сопровождались попытками взломать системы управления.

Это не безусловное правило, но проявляется очень часто. Таким образом, кибервойна является интегральной частью российской стратегии, а не дополнением или отдельным инструментом.

В то же время западные эксперты считают, что российские кибероперации — и непосредственно на поле боя, и в медийном пространстве — оказались куда менее эффективными, чем это предполагали и на Западе, и в Москве. После некоторых успехов в первые дни вторжения масштабы и эффективность российских киберопераций снижались весь последующий год.

Пока что мы видим, что, хотя кибер-активность со стороны русских, безусловно, была на высоте, она так и не воплотилась в военные достижения на поле боя. Но это не потому, что они не пытались.
Гэвин Уайлд
Старший научный сотрудник, Фонд Карнеги за международный мир
Jon Elswick/Copyright 2022 The AP. All rights reserved.
Доклад спецслужб США о «кибернетическом» аспекте российского вторжения, 28 февраля 2022 г.Jon Elswick/Copyright 2022 The AP. All rights reserved.
Когда речь идёт о борьбе за общественное мнение — что «хорошо», что «плохо» и т.п. — то и в этом конкретном случае украинцы оказались гораздо более успешны. Да и целом в противодействии кибервойне и другим формам ведения войны.
Тим Стивенс
доцент, Королевский колледж Лондона

Почему российские кибероперации не достигают большого успеха?

Среди причин не последняя — отсутствие реального опыта применения киберопераций в войнах такого масштаба, — у всех стран, не только России, которая, к тому же, несколько позже Запада задумалась о «милитаризации» киберпространства.

Перевести [свои усилия] в реализацию какой-то видимой цель было очень трудно для русских, я думаю, потому что для них военные кибер-операции являются относительно новыми. Они начали думать о наступательных кибер-операциях в военном и боевом контексте только в последнее десятилетие. Поэтому возникает вопрос, соответствуют ли российские кибер-войска своему предназначению и участию в наступательной кибервойне.
Гэвин Уайлд
старший научный сотрудник, «Фонд Карнеги за международный мир»

С февраля 2022 года Россию покинули десятки тысяч IT-специалистов. Некоторые выразили таким образом несогласие с действиями Кремля, другие хотели избежать призыва в армию, третьи — работавшие на западные компании — просто не могли больше получать в России зарплату в долларах и евро из-за санкций. Далеко не все эти специалисты были связаны с кибервойной, но в любом случае этот фактор мог оказать заметное влияние.

Украинские власти готовились отражать кибератаки. По словам Михаила Федорова, в 2021 году Киев платил деньги хакерским группам со всего мира, чтобы они «атаковали» украинский сайт госуслуг «Дія» и искали уязвимости. В итоге, по словам министра, «архитектура сайта выстроена идеально для военного времени».

Наравне с другой помощью, Украина получает мощную «кибер-поддержку»: свои услуги Киеву оказывают многие компании, имеющие большой опыт в этой области.

Одна из вещей, которую [война] продемонстрировала, это то, что когда у вас есть коалиция, группа не только государственных и неправительственных субъектов, но и коммерческий сектор, которые действительно пытаются объединиться и обеспечить глубинную оборону — такая коалиция обладает огромной силой.
Гэвин Уайлд
старший научный сотрудник, «Фонд Карнеги за международный мир»
Evgeniy Maloletka/Copyright 2020 The AP. All rights reserved
По данным Киева, российские ракетные удары по инфраструктуре почти всегда сопровождаются кибератакамиEvgeniy Maloletka/Copyright 2020 The AP. All rights reserved

Судебное преследование

В начале января 2023 года украинские официальные лица заявили, что будут передавать доказательства российских хакерских атак в международный суд в Гааге, чтобы там признали их военными преступлениями. В Киеве заявляют, что поскольку большинство таких атак в конечном итоге направлены против мирного населения, то именно военными преступлениями они и являются.

Российские же власти, со своей стороны, не исключают возможности освободить хакеров от ответственности. 10-го февраля глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн призвал освободить от уголовной ответственности тех хакеров, которые «действуют в интересах Российской Федерации». УК РФ предусматривает для киберпреступников наказание до 7 лет тюрьмы.

Кибероперации не изменили войну. Но изменили наше представление об определённых аспектах ведения войны. Несмотря на разговоры об этом в течение 30 лет, это первый раз, когда можно видеть в реальном времени, какой вклад кибербезопасность вносит в масштабную военную кампанию.
Тим Стивенс
доцент, Королевский колледж Лондона

Предварительные итоги

По словам западных экспертов, нападение России на Украину стало первым в истории примером широкого использования киберопераций в войне подобного масштаба.

Предварительных выводов пока не так много. Главный из них — кибероперации играют ограниченную роль, хакеры не стали столь же важным родом войск, как артиллерия или авиация, да и в медийном пространстве они не смогли сильно повлиять на общественное мнение.

Судя по всему, успехи «кибервойск» зависят от реального положения дел на поле боя, а не наоборот.

На этой войне технологии очень дороги, а вот жестокость ничего не стоит. И поэтому война напоминает нам о центральной роли людей и человеческом аспекте войны.
Гэвин Уайлд
старший научный сотрудник, «Фонд Карнеги за международный мир»
Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Пресечена деятельность LockBit, самой вредоносной в мире группы хакеров

Евросоюз латает бреши в своей обороне

Война в Украине: испытание для военных технологий