This content is not available in your region

Как больно должны ещё укусить Москву западные санкции?

Access to the comments Комментарии
 Jorge Liboreiro
Как больно должны ещё укусить Москву западные санкции?
Авторское право  AP Photo

После того, как с поста президента Российской Федерации ушёл непопулярный Борис Ельцин, в 2000-м году его сменил в Кремле бывший агент КГБ, окутанный мрачными тайнами. Владимир Путин пробыл тогда премьер-министром всего один год, он был малоизвестен на международной арене.

Новый президент унаследовал страну, пережившую большие потрясения. Россия совершала хаотичный переход к рыночному капитализму. Ельцинская "шоковая терапия" привела к суверенному дефолту в 1998 году, падению объёмов производства на 5,3% и резкой девальвации национальной денежной единицы - рубля.

Такие неурядицы дали главе государства возможность заново построить свою страну после распада Советского Союза. Путин решил опереться на богатства национальных недр, рисуя карту России нефтью. Так начало создаваться его наследие.

Резкий рост цен на энергоносители и огромный спрос на них как в развитых, так и в развивающихся странах, способствовали быстрому обогащению российского государства.

В период с 1999 по 2008 год ВВП страны на душу населения подскочил с 1 330 до 11 635 долларов США. Этот впечатляющий рост, несмотря на неравномерность развития и коррупцию, дал людям представление о том, как может процветать средний класс.

Параллельно Москва целенаправленно добивалась сокращения государственного долга. Он упал с 100,7% ВВП до 6,5% за тот же период времени.

В 2012 году Россия официально вступила во Всемирную торговую организацию. Этот шаг определенно связал страну с мировой экономикой. Его приветствовал президент США Барак Обама.

Спустя десятилетие, возрождение, на реализацию которого ушли годы, угрожает рухнуть за несколько месяцев.

Западные страны постоянно расширяет и ужёсточает санкции против России в связи с её вторжением в Украину, пытаясь добиться прекращения огня и вывести из строя дорогостоящую военную машину Кремля.

Европейский союз, в координации с союзниками, нацелился на всё, что можно - от предметов роскоши и авиационных запчастей до полупроводников и государственных СМИ.

Настоящим шоком стало то, что Запад ополчился прямо на российский центробанк, затруднив ему кредитование и заблокировав доступ почти к половине его валютных резервов в размере 640 миллиардов долларов. Рубль ушел в свободное падение, инфляция резко подскочила, фондовый рынок закрылся, и его открытие не предвидится.

Множество западных компаний, таких как Apple, Netflix, Ikea, H&M и даже McDonalds (первый открывашися в СССР американский ресторан быстрого питания), бежали из страны под сильным давлением со стороны обеспокоенных инвесторов и возмущённых потребителей.

Находящися в Вашингтоне Институт международных финансов пересмотрел экономический прогноз для России — вместо роста в 3% он предсказывет 15-процентный спад в 2022 году.

Дефолт по суверенному долгу рассматривается теперь только как вопрос времени.

Прерогативы великой державы

Несмотря на сейсмические события, война на Украине продолжается, города находятся в осаде, число погибших растет, громоздятся разрушения. Москву, похоже, не беспокоят предупреждения западных столиц об ужесточении наказания, если ситуация ухудшится.

«Эти санкции были бы введены в любом случае, — сказал Путин на заседании правительства,  признавав тяжесть обстоятельств. - Есть некоторые вопросы, проблемы и трудности, но в прошлом мы их преодолели и сейчас преодолеем»».

Решимость президента заставляет западных союзников задуматься о том, сколько боли он готов терпеть, чтобы сломать волю Украины и подчинить её своей геополитической стратегии.

По словам Андре Герритса, профессора международных исследований и глобальной политики Лейденского университета, россияне давно умеют «не поддаваться давлению извне» и обладают укоренившейся верой в «сильное государство» — два качества, которые способствовали укреплению и продлению правления Путина.

«Даже если он в конечном итоге согласится на мирный договор с Украиной, он никогда открыто не признает, что пошёл на переговоры из-за санкций. Мы никогда не будем абсолютно уверены в той роли, которую сыграли эти санкции», — сказал Герритс Euronews.

Чтобы понять поведение Путина, нужно оглянуться на имперское прошлое России, на эпоху завоеваний, величия, модернизации и, особенно, абсолютной власти, которым президент пытался подражать.

Герритс отмечает, что после непродолжительных попыток принять либеральную демократию в постсоветскую эпоху,  внутри страны постепенно усилился тоталитаризм. Сегодня он так же ярко выражен, как и до эпохи перестройки и гласности Михаила Горбачева.

«Путин считает, что Россия может быть сильной только в том случае, если у нее есть сильный лидер – президент – и сильная политическая система – элита, способная действовать самостоятельно и суверенно на международной арене. Существует прямая связь между авторитаризмом государства и его пространством для манёвра", - говорит исследователь.

"Российский лидер верит в «особые прерогативы великой державы» и считает, что остальные страны должны просто подчиняться судьбе. Этот аспект внешней политики Путина Запад склонен недооценивать, - добавляет Герритс. - Анархия международных отношений вернулась в Европу с удвоенной силой».

Принудительная русификация

Столкнувшись с почти всеобщим осуждением, президент стоит на своем, проявляет всё больше  презрения к Западу и злости на то, что он считает вторжением НАТО в сферу влияния России.

Путин и его ближайшее окружение заявляют, что Запад — это «империя лжи», что санкции «сродни объявлению войны", и что любая отправка военной помощи Украине будет считаться «законным поводом» для возмездия.

Кремль также предупредил, что конфискует и национализирует активы иностранных компаний, которые уходят из страны, включая их производственные мощности, офисы и интеллектуальную собственность.

«В конечном итоге всё это приведет к укреплению нашей независимости, самодостаточности и нашего суверенитета», — предсказал Путин.

Но для страны с населением 146 миллионов человек, которая в течение многих лет интегрировалась в  мировую экономику, внезапный переход к автаркии стал бы огромной, обременительной и, возможно, недостижимой задачей.

«России трудно развиваться самостоятельно. Она сильно зависит от западных технологий, компьютерных программ и инвестиций», — говорит доктор Мария Шагина, старший научный сотрудник Финского института международных отношений. - Если убрать это, получится изоляция и самодостаточность. Но самодостаточность в очень скромном смысле».

Шагина, работа которой сосредоточена на международных санкциях, энергетической безопасности и России, ожидает, что Кремль активизирует усилия по «русификации» и «перераспределению по стране  ключевых отраслей". Но она считает, что стратегия выживания «весьма сомнительна» из-за укоренившейся зависимости России от её торговли с западными партнёрами.

Поскольку торговля с Западом гнётся под тяжестью санкций, Москва может искать альтернативы южнее, в Китае и Индии. Эти две огромные экономические державы были в числе немногих стран, воздержавшихся при голосовании по резолюции ООН, осуждающей вторжение на Украину.

«Китай может предоставить финансовую помощь, когда Россия находится под санкциями. Вопрос в том, сделает ли он это», — сказала Шагина Euronews.

Китай, крупнейший торговый партнер России после ЕС, до сих пор выражал поддержку независимости Украины, призывал к «максимальной сдержанности» и предлагал помощь в обеспечении прекращения огня. При этом американские официальные лица предполагали, что азиатский гигант может быть готов предоставить России военную и финансовую помощь. Сам Пекин это отрицает.

«Позиция Китая намерено расплывчата - Западу остаётся гадать. Китайцы хотят получить выгоду с обеих сторон, они не хотят быть однозначно на одной стороне или на другой, — отмечает Шагина. - В конечном счете, Китай хочет стабильности и не хочет быть привязанным к такому партнеру, как Россия».

Европейский спасательный круг

Пока международные наблюдатели пытаются понять, в какую сторону повернётся Пекин, Москва может считать, что ей повезло: у неё есть спасательный круг — или, скорее, лазейка, удобно расположенная рядом.

В прошлом году Европейский союз потратил 98,9 млрд евро на покупку топлива из России, что составляет 62% от общего объёма импорта. Жаждущий энергии блок купил 155 миллиардов кубометров газа, потратив не менее 15 миллиардов евро. Эти данные, предоставленные Евростатом, из-за своей  конфиденциальности не отражают полной картины.

Экспорт нефти и газа обеспечивает около 40% федерального бюджета России, из которого львиная доля выделяется на национальную оборону. Расходы на неё за  2020 год оцениваются в 61,7 миллиарда долларов.

ЕС давно осознал свою сильную зависимость от российских нефти и газа, но мало что сделал для её преодоления. После санкций, введенных против Кремля в 2014 году в связи с аннексией Крыма, которую блок решительно осудил и не признал, закупки Евросоюзом российского газа фактически увеличились, достигнув рекордного уровня в 166 млрд кубометров в 2019 году, накануне пандемии.

Вопрос об импорте энергоносителей встал настолько остро, что затмил санкции, которые ЕС наложил на РФ в рекордно короткие сроки и с исключительным единством. Решение Вашингтона запретить все покупки энергоресурсов у Москвы только поставило Брюссель в ещё более затруднительное положение.

Несмотря на давление со стороны США, Украины и своих восточных стран-членов, Евросоюз до сих пор отказывался нанести прямой удар по самому прибыльному источнику российского дохода. Канцлер Германии Олаф Шольц заявил, что импорт энергоносителей имеет «существенное значение» для повседневной жизни граждан.

Джеффри Дж. Шотт, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона, считает, что это помогает Путину поддержать свою экономику, переживающую упадок.

Западные санкции «могут отправить российскую экономику в штопор и подорвать её рост в ближайшей и среднесрочной перспективе. Но непосредственный эффект сейчас не ясен", - сказал Шотт Euronews.

«Экономическая боль какое-то время не будет иметь решающего значения. Если не усилить ограничения на торговлю нефтью и газом, это даст российским военным время для причинения большего ущерба невинным гражданам на Украине. Так что, с гуманитарной точки зрения, нужно перекрывать краны гораздо быстрее».

Ещё хуже для блока то, что стремительно растущие цены на энергоносители, беспокоившие потребителей ещё с начала осени, увеличили объёмы денег, который европейцы ежедневно платят Москве.

Независимая организация Центр исследований в области энергетики и чистого воздуха подсчитала, что после начала вторжения России на Украину 24 февраля ЕС потратил более 13 миллиардов евро на российское ископаемое топливо, в том числе 6 миллиардов евро на газ.

Брюссель недавно обнародовал амбициозную дорожную карту по сокращению импорта российского газа на две трети до конца года, но лидеры ЕС не смогли договориться об окончательном сроке для  полного отказа от него.

«С одной стороны, мы ввели очень жесткие финансовые санкции, но с другой стороны, мы поддерживаем и фактически финансируем войну России, покупая нефть, газ и другие ископаемые виды топлива, так что ситуация не очень хорошая", - призналась на саммите ЕС премьер-министр Финляндии Санна Марин.

Одномерная, но прибыльная экономическая модель Путина на данный момент спасена от полного краха.

В то время, как остальные секторы страны подвергаются санкциям со всех возможных сторон, а потребители видят пустые полки и заоблачные цены, энергоносители гарантируют российскому государству источник дохода, который может удовлетворить его самые насущные потребности.

Это также не ведёт к капитуляции агрессора. Ожидания народного восстания, которое может вынудить Путина отказаться от борьбы, быстро развеялись из-за ужесточения контроля над обществом: протестующих против войны задерживали просто за то, что они держали на улице пустые таблички.

Трое экспертов, беседовавших с Euronews, отметили, что только восстание олигархов, могущественных и скрытных миллиардеров, которые до сих пор поддерживали путинский режим, может заставить президента передумать. Но такой мятеж пока можно лишь вообразить. Неясно, когда он произойдет, и приблизят ли его запреты на поездки, замораживание активов и отказ в предметах роскоши, которые  Запад применил в отношении элиты.

«Существует возможность возрождения российской экономики, — говорит Шотт. - Но такое вряд ли может произойти при режиме Владимира Путина».