Год "Анатомии падения": Сандра Хюллер на вершине мастерства

Это был её год. Сандра Хюллер – бесспорная звезда нового европейского кино.
Это был её год. Сандра Хюллер – бесспорная звезда нового европейского кино. Авторское право Euronews - Le Pacte - A24
By David Mouriquand
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button
Эта статья была первоначально опубликована на английском языке

"Мы склонны закрывать глаза на реальность". В эксклюзивном интервью Euronews немецкая актриса рассказала о знаковых ролях в фильмах Жюстин Трие и Джонатана Глейзера, а также о том, что общего между нами и нацистскими преступниками и чему она научилась у своих героинь.

РЕКЛАМА

За пределами Германии о Сандре Хюллер узнали в 2016 году благодаря ленте режиссёра Марен Адре "Тони Эрдманн", которая имела большой успех у зрителей и была удостоена множества наград и номинаций, включая номинации на премии "Оскар", "Золотой глобус" и BAFTA за лучший фильм на иностранном языке. 

Теперь же можно уверенно сказать: Сандра Хюллер – бесспорная звезда нового европейского кино. Актриса снялась в двух лучших фильмах года года: в завоевавшей "Золотую пальмовую ветвь" Каннского кинофестиваля детективной драме "Анатомия падения", где она играет Сандру Войтер, писательницу и мать семейства, которую подозревают в убийстве мужа. В получившем вторую по статусу каннскую награду – Гран-при –фильме о Холокосте "Зона интересов" Хюллер играет Хедвиг Хёсс, жену коменданта Освенцима Рудольфа Хёсса– одного из самых известных массовых убийц в истории.

Многогранность, которую 45-летняя актриса продемонстрировала на экране в этом году, поистине впечатляет и вызывает сравнения с Ингрид Бергман и Изабель Юппер.

Оба фильма сняты не на английском языке, но уже завоевали несколько трофеев в США, включая независимую премию "Готэм" за лучшую женскую роль, главную драматическую награду Ассоциации кинокритиков Лос-Анджелеса и номинацию на "Золотой глобус". 

Фильмы с участием Хюллер будут бороться и за "Оскар" в марте следующего года. Несмотря на то, что "Анатомия падения" не будет представлять Францию в номинации "Лучший фильм на иностранном языке", картина может взять награды в других номинациях. При этом "Зона интересов" Джонатана Глейзера была выбрана в качестве британской заявки на"Лучший фильм на иностранном языке".

Трудно ли играть нацистку? Как актриса переживает обрушившуюся на неё мировую славу? Euronews побеседовал с Сандрой Хюллер в Берлине до того, как она была удостоена награды Европейской киноакадемии за лучшую женскую роль. 

Сандра Хюллер.
Сандра Хюллер.Taylor Jewell/ Invision/ AP

Euronews Culture: Давайте начнём с "Анатомии падения". Я читал, что вы не были уверены в том, виновен или невиновен персонаж, которого вы играете, и что режиссёр Жюстин Трие хотела, чтобы вы играли так, будто героиня невиновна. Как вы справлялись с этой неопределённостью?

Сандра Хюллер: На одном из показов в Румынии у меня спросили, это фильм о женщине, которую обвиняют в убийстве мужа, или это история о сыне, чью мать обвиняют в убийстве отца? И я думаю, что эта перспектива очень важна. Жюстин никогда не теряла из виду точку зрения мальчика. Он не в неведении до самого конца. Так что всё дело в вашем собственном воображении и в том, как вы себе представляете ситуацию.

В фильме обыгрываются клише детективной истории, и интересно пообщаться со зрителями – выявляется одна тенденция: многие зрители-мужчины считают, что убийца – она...

Забавно, да? Развязки я не знала и внутри себя боролась с этим чувством несколько дней, а затем просто отпустила, решила, что это неважно. Я хотела, чтобы зрители верили каждому моему слову. Я старалась быть максимально правдоподобной.

В фильме вашу героиню осуждают за то, что она женщина, за то, что она бисексуалка, за то, что ей не хватает эмпатии. И за то, что она успешна. Помимо интриги с расследованием, фильм рассказывает о том, каково быть женщиной в современном обществе.

Вчера вечером я встретила подругу, и она сказала: "Знаешь, термин "феминистка" используется во всех смыслах, но в этом фильме оно вроде как уместно". И это так. Это настоящий, истинно феминистский фильм. Даже если он не размахивает флагом и не тычет его вам в лицо. Он показывает нормальное поведение людей и отстаивает определённые идеи.

Я думаю, что каждый выбор роли – это политический выбор. (...) Конечно, нам нужны фильмы, которые чем-то рискуют. И нужны люди, у которых есть сильный голос и которые высказываются смело.
Кадр из фильма "Анатомия падения".
Кадр из фильма "Анатомия падения".Le Pacte

Я имел удовольствие беседовать с польским режиссёром Агнешкой Холланд, и она сказала, что нам нужно больше дерзких фильмов, смелых фильмов, фильмов, которые, как вы говорите, отстаивают идеи, помимо художественной ценности. Вы сами на это обращаете внимание, когда выбираете роли?

Я думаю, что каждый выбор роли – это политический выбор. Даже если вы скажете: "Я не хочу сейчас заниматься политикой, потому что мне нужен перерыв, и я хочу сделать что-то лёгкое для себя". Это тоже политическое решение. Так что да, я согласна. Конечно, нам нужны фильмы, которые чем-то рискуют. И нужны люди, у которых есть сильный голос и которые высказываются смело.

Жюстин Трие сказала, что вы подпускаете своих персонажей очень близко к себе. Но, с другой стороны, вы сказали о фильме Джонатана Глейзера " Зона интересов", что не хотите так глубоко проникать в сознание героини. Как же быть?

С Хедвиг Хёсс я должна был найти способ, не сопереживая ей, быть в этом проекте, не играя персонажа. Поэтому я использовала все элементы – невероятные волосы, костюмы, интерьер дома. Всё это повлияло на моё участие в этом эксперименте. Мне кажется, я работала извне, отталкиваясь от того, что я хотела показать, а обычно я работаю не от того, что хочу показать, а от того, что хочу испытать. Мне пришлось искать иные пути. 

Один из самых захватывающих аспектов этой роли – нормализация , ощущение обыденности. Хедвиг Хёсс общается со своей матерью, детьми, проводит время в саду, как будто в лагере смерти по соседству ничего не происходит. Вы сыграли ее такой нормальной и такой чистой. Трудно ли было найти равновесие?

Я думаю, что в этом и заключалась наша задача, это то, о чем был весь сценарий и что мы хотели показать. Вопрос, который мы задавали, был таким: как можно быть таким? Этот вопрос постоянно звучал в наших головах, когда мы играли. Но мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку мы не слышали невероятного звукового оформления Джонни Бёрна, когда были на площадке в Польше. Мы немцы, мы знали, где находимся. Мы знали, что значит быть там. Я была очень тронута доброжелательностью всех членов польской команды. Всё это повлияло на итоговый результат.

РЕКЛАМА
Использовать Холокост в качестве фона для эмоциональной семейной истории... Это то, что вызывает у меня отвращение, если честно.
Сандра Хюллер (вторая справа) с Жюстин Трие (в центре) и актерами фильма "Анатомия падения", получившего "Золотую пальмовую ветвь" в Каннах в этом году.
Сандра Хюллер (вторая справа) с Жюстин Трие (в центре) и актерами фильма "Анатомия падения", получившего "Золотую пальмовую ветвь" в Каннах в этом году.Daniel Cole/AP

Вы открыто говорили о том, что не хотели играть нацистку, рассказывали, что даже не были уверены, что придёте на пробы. Как Джонатан Глейзер убедил вас в том, что его подход будет отличаться от того, что мы уже видели в фильмах, посвященных нацизму и Холокосту?

Он был очень честен, но он не пытался сделать так, чтобы я чувствовала себя комфортно! Он прекрасно понимал, что съёмки будут напряжёнными, лёгкости не будет. Фильм заставляет людей прочувствовать весь тот ужас и понять, насколько легко оказаться в положении семьи Хёсс – просто закрыть глаза на всё, что происходит по соседству или на границах Европы, давайте называть вещи своими именами.

Я уважаю точку зрения Джонатана Глейзера, его художественные решения и тот факт, что он не хотел рассказывать драматическую историю о нацистской паре или использовать Холокост в качестве фона для эмоциональной семейной истории. Это то, что вызывает у меня отвращение, если честно. Он выбрал другой путь. Он показал самые скучные, простые, банальные жизненные ситуации, которые только можно себе представить. Он показал людей, которые просто хотят иметь красивый сад и детей, и которым всё равно, что происходит по соседству. Такой подход мне представляется уместным.

Чтобы жить легко и непринужденно, мы многого не замечаем. Мы склонны закрывать глаза на реальность.

Джонатан Глейзер говорил, что ему не нравятся эти драматические сюжеты  голливудских фильмов о Холокосте. Он сказал, что очень легко сопереживать жертве и что он хочет, чтобы мы задумались, могли ли мы оказаться на месте преступника.

Я думаю, он хотел показать, насколько тонка грань между нами и ними. Потому что, как я уже говорила, мы предпочитаем не замечать многих вещей в своей жизни, чтобы вести спокойное и непринуждённое существование. Мы склонны закрывать глаза на реальность. Когда я смотрю фильм Агнешки Холланд "Зелёная граница", я понимаю, что это то, о чем мы должны думать каждый день. Для Глейзера было важно не показать чувства этих людей, а показать, как много у нас с ними общего. 

РЕКЛАМА
Сандра Хюллер в фильме "Зона интересов".
Сандра Хюллер в фильме "Зона интересов".A24

Мы много говорим об "Анатомии падения " и " Зоне интересов ", поскольку они вышли примерно в одно и то же время и вы номинированы на награды за обе роли.  Видите ли вы какие-нибудь параллели между ними – например, то, что это довольно загадочные персонажи?

Нет. (Смеётся) Это был долгий период работы. Он начался с "Зоны интересов". Потом я снималась в немецком фильме "Сисси и я", а затем – в "Анатомии падения". Так что мне нужно было установить внутреннюю логическую связь между этими тремя картинами. Иначе это было бы невозможно. Потому что, когда ты участвуешь в проекте, посвященном нацизму, а после него – в историческом фильме о Сисси, персонаже, который абсолютно свободен, который никого не осуждает, который всё чувствует, говорит всё, что приходит в голову... Я попыталась использовать это, чтобы избавиться от первого персонажа. А потом я с радостью перешла к зрелой женщине, которая берёт на себя ответственность за всё, что делает и чувствует. Сандра Воитер – женщина, которая ни за что не извиняется. Может быть, в этом и есть связь, потому что, на мой взгляд, она не делала ничего плохого.

Сандра Хюллер (вторая слева) на премьере фильма Джонатана Глейзера "Зона интересов".
Сандра Хюллер (вторая слева) на премьере фильма Джонатана Глейзера "Зона интересов".Vianney Le Caer/Invision/AP

Вы были номинированы на несколько премий, иногда дважды в одной категории за обе эти роли, что случается нечасто. Многие даже прочат вам "Оскар"...

Где мой шар для гадания? (Смеётся) Что я могу на это сказать? Знаете, обе эти работы чрезвычайно важны для меня – в личном, художественном, профессиональном плане. Они вывели меня как актрису на высоту, которую я не мечтала достичь. Так что мне очень повезло, что мы смогли сделать эти два фильма, которые так отличаются друг от друга.

Сандра Хюллер.
Сандра Хюллер.Vianney Le Caer/Invision/ AP

Раз уж мы заговорили об "Оскаре" и Голливуде, то одним из главных событий этого года была забастовка сценаристов и актёров. В прошлом вы очень откровенно высказывались об индустрии, в частности, во время пандемии COVID-19. Не боитесь ли вы, что подобная ситуация может произойти и в Европе, учитывая набирающую силу роль искусственного интеллекта и то, что некоторые студии, похоже, рассматривают актёров в основном как носителей контента?

РЕКЛАМА

Пока я не стала бы этого опасаться. Это интересно, потому что я много думала о возможности социальной мобилизации и о том, возможно ли такое единство это в Европе. Меня очень впечатлило то, как американцы объединились, и то, что они действительно довели дело до конца. Я думаю, что в Европе нет такой культуры большого кинопроизводства, где незаменимых нет. 

Не знаю, к чему это приведёт, но на данный момент у меня есть ощущение, что европейская киноиндустрия не зависит от искусственного интеллекта.

Уходящий 2023-й определённо стал вашим годом. Есть ли что-то, чему вы научились у этих двух очень разных женщин, которых вы сыграли?

Я многому научилась у Сандры Войтер. Я бы хотела иметь смелость делать всё так, как делает она. Нужно тренироваться. Благодаря Хедвиг Хёсс я тоже кое-что узнала. Мы с Джонатаном много говорили об этом человеке, который может смириться со смертью миллионов людей, живущих по соседству. Может ли она при этом по-настоящему любить своих детей, свой сад или свою собаку? Вряд ли. Нельзя одновременно любить кого-то и желать смерти остальной части человечества – это просто несовместимо. Вот что я поняла, работая над этой ролью.

Фильм "Анатомия падения" уже в прокате и доступен на DVD/ BluRay в некоторых странах Европы. "Зона интересов" выйдет в европейских кинотеатрах в январе.

РЕКЛАМА

Дополнительные источники • перевод и адаптация: Alexander Kazakevich

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

"Золотой глобус": самые яркие образы с красной дорожки

"Анатомия падения" завоевала Европейскую кинопремию

"Анатомия падения" Трие получает "Золотую пальмовую ветвь"