РЕКЛАМА

"Оружие массового отвлечения внимания": что происходит с итальянской политикой при премьере Мелони

Премьер-министр Италии Джорджа Мелони с вице-премьером и министром инфраструктуры Маттео Сальвини на  пресс-конференции, 9 марта 2023 года.
Премьер-министр Италии Джорджа Мелони с вице-премьером и министром инфраструктуры Маттео Сальвини на пресс-конференции, 9 марта 2023 года. Авторское право Tiziana Fabi, AP Photo
Авторское право Tiziana Fabi, AP Photo
By Giulia Carbonaro
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button

Странные законодательные инициативы нового правительства Италии, отсутствие решений по действительно важным вопросам и возможное противостояние с ЕС - Euronews побеседовал с экспертами о политике кабинета министров Джорджи Мелони, которая пришла к власти после победы на выборах в прошлом году.

РЕКЛАМА

Сначала были приняты противоречивые меры по борьбе с рейв-вечеринками, затем запрет на использование чат-бота ChatGPT и на синтетическое мясо. Сейчас дело дошло до введения крупных штрафов за использование английских слов в официальных сообщениях, что поначалу многие приняли за первоапрельскую шутку.

После того как правое правительство Джорджи Мелони в последние несколько месяцев приняло ряд странных политических решений, некоторые стали задаваться вопросом: что же на самом деле происходит с руководством Италии?

Профессор международных отношений в пизанской Scuola Universitaria Superiore Sant'Anna Франческо Страццари сказал в интервью Euronews, что "череда невероятных законов", принятых правительством Мелони, является "оружием массового отвлечения внимания".

В то время как Италия сталкивается с серьезными проблемами, общими для многих европейских стран, такими как затяжной энергетический кризис и кризис стоимости жизни, а также растущий поток миграции, эти мелкие законодательные инициативы способны вызвать бесконечные дебаты в соцсетях и среди итальянской общественности - даже если только для того, чтобы высмеять правительство.

"Каждый раз, когда правительство Мелони оказывается в трудной ситуации, оно придумывает спорные политические решения, которые способны отвлечь внимание от его плохой работы и катастрофической политики", - говорит Страццари.

Какие серьезные проблемы скрываются за "неглубокой политикой"?

Когда в ноябре прошлого года итальянское правительство приняло закон о запрете нелегальных рейв-вечеринок, оно сделало это, несмотря на то, что срочности в принятии такого закона не было, отмечает Страццари. Эта проблема не представляла непосредственного вызова для страны и могла быть решена в другое время.

Вскоре после наложения запрета правительство Мелони приняло закон, запрещающий поисково-спасательным судам НПО проводить более одной операции одновременно и заставляющий их швартоваться в указанных властями гаванях, которые, по словам Страццари, "очень удалены".

Этот указ-закон, значительно ограничивающий возможности поисково-спасательных судов НПО, уже привел к инцидентам в Средиземноморье.

Последние политические решения, касающиеся ChatGPT, синтетического мяса и использования английских и иностранных слов в официальных сообщениях, были приняты в то время, когда в Италии разворачиваются серьезные дебаты вокруг пенитенциарной системы и приговоров, вызыванные голодовкой заключенного Альфредо Коспито.

По словам Страццари, суровое наказание, назначенное итальянскому анархисту Коспито, отбывающему срок в условиях, обычно предназначенных для боссов мафии, является "очень спорным с точки зрения международных норм, поскольку в правовых странах суровость приговора должна измеряться сроком, а не условиями заключения".

Но вместо того, чтобы решать сложные, долгосрочные проблемы, такие как голодовка Коспито или прибытие мигрантов на итальянские берега, правительство Мелони направило свои законодательные усилия на "культурный национализм", отмечает Страццари.

AP Photo
Правительство Италии одобрило законопроект о запрете продуктов питания, выращенных в лабораторных условиях, и крупных штрафах для нарушителейAP Photo

Дебаты вокруг этой националистической политики в очередной раз отвлекают внимание от гораздо более значимых - и спорных - новых законов, которые пытается принять правительство Мелони, например о криминализации суррогатного материнства.

В прошлом месяце итальянский парламент начал обсуждение противоречивого закона, который распространит давний запрет Италии на суррогатное материнство на пары, выезжающие за границу для проведения этой процедуры. Согласно проекту закона, те, кого уличат в поисках суррогатной матери для своих детей за рубежом, могут быть заключены в тюрьму на срок от трех месяцев до двух лет или подвергнуты штрафу в размере от 600 000 до миллиона евро.

Для однополых пар, пытающихся завести ребенка с помощью суррогатного материнства, этот закон будет крайне вреден.

Италия против Евросоюза?

Последние противоречивые меры, принятые правительством Мелони, это не только "игра в дым и зеркала": эти законодательные усилия "вполне соответствуют идеологии партии", сказала в интервью Euronews преподаватель кафедры европейских и международных исследований в Королевском колледже Лондона Марианна Гриффини.

"Партия Мелони выступает за суверенитет Италии, и эта политика посылает сигнал: "Не вмешивайтесь в наши внутренние дела", даже если это касается только культурных вопросов, культурного суверенитета", - сказала Гриффини. Кто получатель этого послания? ЕС.

Запрет на синтетическое мясо, по словам Гриффини, можно рассматривать как способ Италии вернуть себе суверенитет в вопросах, связанных с продуктами питания, после того как ЕС уже дал зеленый свет выращенному в лаборатории мясу в блоке.

По мнению Страццари, "нелепая" политика правительства Мелони, "мобилизующая поверхностные призывы к национальной идентичности и риторике", ведет к выходу из-под контроля ЕС - по стопам Польши и Венгрии.

РЕКЛАМА

"Совершенно очевидно, что Мелони пытается извлечь выгоду из смещения центра европейской политики на восток в связи с войной в Украине [...], смещения, которое придало большее значение Польше и Венгрии", - сказал Страццари. 

По его словам, эти страны не уступают никому, когда речь идет о социальном консерватизме и национализме, особенно Польша с ее упором на традиционную семью и католицизм".

Из-за своей анти-ЛГБТК+ политики Польша вступила в противостояние с ЕС по вопросу преимущества национального законодательства над законодательством Евросоюза. Этот вопрос Мелони поднимала еще до прихода к власти в прошлом году.

AP Photo
Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (справа) приветствует премьер-министра Италии Джорджу Мелони в штаб-квартире ЕС в Брюсселе, четверг, 3 ноября 2022 годаAP Photo

В 2018 году, еще в оппозиции, Мелони стала первым подписантом законодательного предложения, в котором предлагалось изменить две статьи итальянской конституции, в которых говорится, что Италия признает примат европейского права над национальным. 

"Это предложение все еще существует, - напоминает Страццари. - Оно не обсуждалось, но и не отозвано, оно как бы заморожено".

РЕКЛАМА

По словам Страццари, сейчас в Италии предпринимается "попытка найти сходство" с Польшей и Венгрией в плане введения националистической политики, которая потенциально может идти вразрез с признанными ЕС основными правами. Предлагаемый запрет на суррогатное материнство является примером такой инициативы.

Министр иностранных дел Антонио Таяни, который занимал пост президента Европарламента в 2017-2019 годах, недавно прокомментировал критику со стороны ЕС в адрес правительства Мелони за принятие закона, который может запретить суррогатное материнство для итальянцев, выезжающих за границу для прохождения этой процедуры. Он заявил, что "правила для Италии принимаются в Италии, а не в Брюсселе".

"Это довольно ошеломляющее заявление со стороны человека, который был главой Европарламента и довольно хорошо знает, каковы прерогативы парламента ЕС, который избирается, в том числе, итальянцами. Мы делегируем часть нашего суверенитета этому парламенту", - говорит Страццари.

Гриффини считает суверенные усилия правительства Мелони просто "символическими битвами", а не реальной попыткой восстать против ЕС. 

"На карту поставлено слишком многое, - убеждена Гриффини. - В частности, средства знаменитого национального плана восстановления и устойчивости, поэтому я не думаю, что отношения с ЕС дойдут до внешней враждебности".

РЕКЛАМА

План восстановления Италии, который последовал за беспрецедентным кризисом из-за пандемии, состоит из 132 инвестиций и 58 реформ и поддерживается грантами на сумму 68,9 млрд евро кредитами в 122,6 млрд евро.

"Италия по-прежнему нуждается в этих деньгах", - напоминает Гриффини.

"Во время своей предвыборной кампании Мелони отказалась от своего евроскептицизма, и ярким примером этого является то, что ее первый государственный визит был в ЕС, когда она встретилась с Урсулой фон дер Ляйен. Маловероятно, что она восстанет против ЕС", - резюмирует эксперт.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Итальянский премьер посетила проблемный пригород Неаполя

Италию вынуждают открыть для конкуренции частные пляжи

Итальянский парламент не поддержал вотум недоверия вице-премьеру Сальвини