This content is not available in your region

Николай Кожанов: наступает новая эра в отношениях РФ и Ирана

Access to the comments Комментарии
 Михаил Саленков
Предыдущая встреча лидеров РФ и Ирана на полях Каспийского саммита в Ашхабаде 29 июня 2022 года
Предыдущая встреча лидеров РФ и Ирана на полях Каспийского саммита в Ашхабаде 29 июня 2022 года   -   Авторское право  AP Photo

Президент РФ Владимир Путин во вторник 19 июля посетит Тегеран, где встретится с иранским лидером Эбрахимом Раиси и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. 

Как сообщили в Кремле, российский и иранский президенты обсудят новый межгосударственный договор, который, по словам советника Владимира Путина Юрия Ушакова, выведет двусторонние отношения на новый уровень — уровень стратегического партнерства.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в интервью иранскому гостелерадио перед поездкой заявил, что Россия и Иран привыкли жить под санкциями. Песков назвал это "ценой, которую приходится платить за независимость и суверенитет".

"Иран не первое десятилетие находится под теми или иными санкциями, и Иран хорошо уже адаптировался к тому, чтобы развиваться, повышать благосостояние своего народа, несмотря на все эти ограничения, которые, сразу нужно признать, мы глубоко убеждены, абсолютно незаконны с точки зрения международного права", - сказал пресс-секретарь российского президента.

О перспективах развития отношений двух государств, оказавшихся под западными санкциями, Euronews рассказал старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Николай Кожанов

По его словам, в отношениях РФ и Ирана наступает новая эра, но при этом серьезных прорывов ожидать не стоит.

- Насколько тесными были экономические отношения РФ и Ирана раньше и предполагается ли расширение сотрудничества в ближайшее время?

Экономика, в принципе, традиционно была ахиллесовой пятой российско-иранских отношений. Сказывалось, как наличие санкций, введенных в отношении Ирана, которые не позволяли крупному российскому бизнесу активно взаимодействовать с Тегераном, так и специфика экономики РФ, то есть отсутствие достаточного количества денег для зарубежных инвестиций. Сюда можно добавить схожую структуру экспорта-импорта. То есть странам не всегда было что предложить друг другу, да и с точки зрения технологий, несмотря на то, что Россия, конечно, обладает целым рядом знаний, которые были бы полезны для Ирана, иранцы традиционно смотрели на Запад и ожидали, что рано или поздно снятие санкций или их послабление должно будет привести к возвращению западных партнеров и инвесторов. Как результат, за последние 10-15 лет товарооборот между двумя странами, несмотря на заявления с завидной периодичностью, вывести его на $10 млрд, всего лишь года два-три превышал показатель в $3 млрд.

РФ тоже оказалась под санкциями, обе страны едва ли в скором времени найдут общий язык с Западом, а значит, здесь пути для взаимодействия открыты.

Конечно, создавались и развивались определенные контакты, сотрудничество на уровне малого и среднего бизнеса. Например, определенные контакты существовали между химическими компаниями РФ и Ирана, реализовывались проекты в сфере производства лекарств. Но за исключением Бушера и нескольких проектов РЖД говорить о крупных экономических символах в сотрудничестве не приходилось.

Сейчас ситуация несколько поменялась. Иранцы разочаровались в идее о скором возвращении Запада. Поэтому нужно работать с теми, кто есть. Это фактически не европейский мир, включая Россию. РФ тоже оказалась под санкциями, обе страны едва ли в скором времени найдут общий язык с Западом, а значит, здесь пути для взаимодействия во многом открыты. Поэтому здесь наступает новая эра в отношениях двух стран, но говорить о том, что мы сейчас увидим некий бум, рост торгово-экономического сотрудничества, пока что рано.

- Иран находится под американскими и европейскими санкциями уже давно. Дмитрий Песков в интервью гостелерадио Ирана заявил, что "страна адаптировалась и повышает благосостояние граждан". Насколько большие успехи в этом плане у иранских властей?

Созданная Ираном экономическая система, действительно, позволяет за счет мобилизации внутренних ресурсов, за счет использования проблем, существующих в санкционном режиме, позволяет обеспечить определенный уровень доходов, необходимых для выживания иранской экономики, но никак не для ее развития.

Устойчиво сохраняется высокая доля населения с низким уровнем доходов, то есть людей, живущих за чертой бедности. Это, по разным оценкам, от 45 до 60% населения

Говоря о судьбе иранских обывателей, я могу констатировать, что устойчиво сохраняется высокая доля населения с низким уровнем доходов, то есть людей, живущих за чертой бедности. Это, по разным оценкам, от 45 до 60% населения. Во-вторых, в том числе из за санкций, происходит существенное истощение среднего класса, что ведет к расслоению общества на сверхбедных и сверхбогатых. Как результат, по крайней мере с 2018 года, страна живет в ситуации постоянных социальных выступлений. То есть то там, то здесь приходят новости о забастовках, о митингах, вызванных проблемами в экономике. Более того, начало 2022 года было отмечено достаточно активной протестной деятельностью в Иране. Поэтому говорить о том, что благосостояние населения растет, не приходится. Страна, как я уже сказал, выжила, но развивается очень медленными темпами и с большим трудом обеспечивает минимальные потребности населения, говорить о каком-то увеличении доходов существенного количество иранцев не приходится.

- Какие хитрости использует Иран для обхода санкций? Что в Тегеране могут порекомендовать Кремлю в плане "адаптации" к западным санкциям?

Иран выжил за счет трех своих принципов, которым он следовал все эти годы. Первое - способность кнутом и пряником обеспечивать лояльность населения. То есть как готовность применять в непростые времена карательный аппарат, так и идти на определенные уступки, требования населения, обеспечивать определенные социальные программы, которые позволили бы нивелировать негативный эффект санкций.

Второе - это умение мобилизовать свою внутреннюю экономику, перестроить ее на новый лад с учетом необходимости существенной опоры на внутренние ресурсы, с учетом необходимости жить не только за счет нефти, но и за счет активной диверсификации, а также за счет умения активно собирать налоги и управлять финансовой сферой.

Ну и третье - это принцип работы с внешними партнерами. Умение находить не только тех, кто заинтересован в обходе санкций или в сотрудничестве по условиям санкций, но и тех, кто предлагает всевозможные методы взаимодействия, в том числе использование национальных валют, работу по бартерным схемам, взаимодействие на уровне тех иностранных бизнесов, которые не боятся санкций, не завязаны на американский рынок. Методов существует достаточно много. И я могу сказать, что мы видим уже целый ряд, как бы предложенных тем же иранцами инициатив, активно используемых российским руководством: попытки перехода на расчеты в национальных валютах или, по крайней мере, с использованием не евро/доллара, а тех же юаней в торговле, предоставление скидок партнерам, готовым покупать российскую нефть. Еще один отличный пример, скажем так, не совсем легального обхода санкций, это попытка торговать так называемой "прибалтийской нефтью", когда российская нефть просто смешивалась или уходила под видом нефти, торгуемой третьими странами. Это торговля с танкеров выключающих свои трекеры, чтобы невозможно было отследить кому и куда эта нефть продается. У Ирана есть, конечно, чему поучиться.