This content is not available in your region

Анализ: за неделю Евросоюз кардинально изменился

Access to the comments Комментарии
 Joanna Gill
Анализ: за неделю Евросоюз кардинально изменился
Авторское право  Wikicommons

«Европа будет выкована кризисами и станет суммой решений, принятых для преодоления этих кризисов», - писал французский дипломат Жан Монне в своих мемуарах, опубликованных в 1976 году.

Снова и снова слова Монне оказывались чрезвычайно прозорливым предупреждением. От распада Советского Союза до Великой рецессии, от "брексита" до пандемии коронавируса - Европейский Союз, похоже, развил уникальную способность укрепляться исключительно перед лицом неблагоприятных, непредвиденных обстоятельств.

Но только в последнюю неделю февраля 2022 года осуществившееся пророчество Монне обрело новый смысл, который было трудно представить ещё месяц назад.

Российское вторжение на Украину придало Евросоюзу запоздалую решимость, необходимую ему, чтобы по-настоящему противостоять неблагоприятной геополитике своего окружения, отбросив в сторону любые оставшиеся табу и предрассудки.

Впервые в своей истории блок профинансирует закупку смертоносного оружия для страны, подвергшейся нападению, что является качественным скачком для союза, изначально созданного для защиты мира. Свой вклад внесет и Германия: изменив своей исторической политике, немцы теперь будет направлять оружие в зоны конфликтов.

«Российское вторжение в Украину знаменует собой поворотный момент в истории», - заявил канцлер Олаф Шольц. - Это угрожает всему нашему послевоенному порядку».

Спасающихся от войны украинских беженцев встречают с распростертыми объятиями те же государства-члены, которые последние семь лет спорили об общей миграционной политике, основанной на солидарности.

Инструменты кремлёвской пропаганды закрываются, финансовые активы на миллиарды евро замораживаются, а самолётам запрещаются рейсы над территорией ЕС, что фактически блокирует физический выход России на Запад.

Даже амбициозная заявка Украины на членство в ЕС теперь кажется вполне достижимой реалистичной целью. 

Это - военное время, а не "бизнес как обычно" .

«Критический момент»

Евросоюз преобразился с поразительной скоростью.

Все началось в понедельник, 21 февраля, когда министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба отправился в Брюссель в отчаянной попытке попросить своих европейских коллег об упреждающих санкциях против России до того, как Путин отдаст приказ направить в его страну солдат, которых скопилось у границы более 150 тыс.

Призыв Кулебы к действию остался без внимания. «Мы продолжим поддерживать Украину в самый критический момент - если он настанет», — заявил глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель.

В тот же вечер наступил тот «критический момент»: когда министры ЕС завершили встречу и подтвердили свою выжидательную позицию, Путин признал независимость двух контролируемых повстанцами самопровозглашённых "народных республик" на Востоке Украины - Донецкой и Луганской, что немедленно перечеркнуло Минские соглашения.

Последовало международное осуждение, и резко усилились опасения по поводу возможного вторжения.

На следующий день Боррель взял совершенно иную ноту: дипломат выдвинул ряд санкций против 27 лиц и организаций из ближайшего окружения Путина, включая его министра обороны и главу его администрации, а также 351 члена Государственной Думы, проголосовавших за признание ДНР и ЛНР. Также были введены финансовые и торговые санкции.

«Серьёзные нарушения, которые совершает Россия, не останутся без ответа», — сказал Боррелл журналистам.

В тот же день Олаф Шольц распорядился на неопределенный срок приостановить сертификацию «Северного потока-2», спорного газопровода, соединяющего Россию и Германию и ставшего предметом разногласий между Берлином и его союзниками.

Шольц, как и Ангела Меркель, годами защищал газопровод как «коммерческий проект», не связанный с геополитикой.

Когда российские войска под видом миротворцев вошли на Донбасс, западные страны пригрозили дальнейшими мерами, которые попеременно описывались как «массированные», «беспрецедентные», «невиданные» и даже «мать всех санкций». Журналистов оставили гадать, что ещё может быть в запасе.

Утром в четверг Европа проснулась, узнав о крупнейшем вооружённом нападении со времён Второй мировой войны. История необратимо изменилась – и ЕС тоже.

«Хватит дешёвой болтовни»

Тот роковой день, 24 февраля, был для Европы днём ​​шока, смятения, возмущения и горя. Но среди ужаса появилась обновлённая решимость.

Помня о беспрецедентной ситуации, разворачивающейся прямо у внешних рубежей ЕС, лидеры отказались от своих обычных заявлений о «серьёзной обеспокоенности» и начали использовать более напористую, почти воинственную риторику.

«Мы не позволим президенту Путину заменить верховенство закона верховенством силы и безжалостности», - заявила Урсула фон дер Ляйен.

«Это не только против Украины, это война против Европы, против демократии», — заявил президент Литвы Гитанас Науседа.

«Говорить дешево. Хватит дешёвой болтовни», — сказал в четверг коллегам премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий.

В тот же вечер лидеры ЕС вылетели на экстренный саммит в Брюссель, где они согласились ввести ещё один пакет санкций, второй всего за 48 часов.

Расширенные санкции нацелены непосредственно на финансовый, энергетический и транспортный секторы России; ЕС ужесточил экспортный контроль и ограничил выдачу виз россиянам. В совокупности ограничительные меры были направлены на то, чтобы вывести из строя 70% российской банковской системы с целью перекрыть средства финансирования вторжения.

Однако этот решительный шаг был быстро омрачен серьёзными событиями на местах. Российские войска начали окружать Киев, что поставило демократически избранное правительство президента Владимира Зеленского под угрозу свержения.

В пятницу встреча ЕС в верхах решила не наказывать лично Путина и не отключать российские банки от платежной системы SWIFT. Но спустя несколько часов это было сделано на министерском уровне. Активы Путина были заморожены, и вариант со SWIFT был возвращён к обсуждению, поскольку такие страны, как Италия, Венгрия и Германия, ранее выступавшие против подобной крайней меры, внезапно изменили свое мнение.

"Пусть Украина будет с нами"

Нажим на Россию усилился в субботу вечером, когда председатель фон дер Ляйен обратилась к прессе в 23:00 по центральноевропейскому времени, чтобы объявить о третьем наборе санкций в координации с США, Великобританией и Канадой.

Эти меры исключат некоторые российские банки из SWIFT, запретят Центральному банку России использовать большую часть своих валютных резервов в размере 630 миллиардов долларов и покончат с продажей "золотых паспортов" — сомнительной привилегии, которой российские олигархи свободно пользовались для ведения бизнеса по всему блоку.

«Мы максимально усложним Кремлю проведение его агрессивной политики», - заявила председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

В воскресенье - новый пакет мер, четвертый менее чем за неделю: ЕС направит летальное оружие на Украину, запретит российским самолетам входить в его воздушное пространство и уберет RT и Sputnik из своего эфира. Беларусь, которую рассматривают как пособницу в военных действиях Путина, также понесет наказание.

Позже фон дер Ляйен увеличила ставки, когда сказала Euronews: Украина - «одна из нас, мы хотим, чтобы украинцы были с нами». Тем самым она, по-видимому, одобрила заявку на членство в ЕС, за которое публично выступал президент Зеленский.

Такая поддержка со стороны главы Еврокомиссии завершила неделю важных решений: до недавнего времени реальные шансы Украины на вступление в блок были ниже, чем у Сербии и Турции, двух стран, которые, несмотря на напряжённые отношения с Брюсселем, до сих пор считаются официальными «кандидатами».

Независимо от того, в каком направлении пойдет война, череда таких далеко идущих изменений и решений за семь дней окажет долгосрочное влияние на ЕС в целом и, в частности, на его внешнюю политику.

Снисходительность и самоуспокоенность, которые характеризовали благополучные времена, привычка заметать проблемы под ковер, закончились. Россия будет одновременно страной-изгоем в условиях жёстких санкций и крупнейшим экспортером энергоносителей в Европу, по меньшей мере, в обозримом будущем.

Имея дело с такой ненадежной реальностью, Евросоюз будет более упрямым, циничным и самоуверенным, памятуя о лимитах дипломатии и привлекательности жёсткой силы. Союз, построенный на идеалах, вынужден жить в жестоком мире.