Срочная новость
This content is not available in your region

Беларусь без интернета: как "Телеграм"-канал стал вторым по популярности медиа в стране

Комментарии
Протесты в Минске 9 августа.
Протесты в Минске 9 августа.   -   Авторское право  Sergei Grits/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved
Размер текста Aa Aa

В день президентских выборов 9 августа Беларусь фактически оказалась в интернет-блокаде: в стране «легли» большинство информационных сайтов и даже государственных ресурсов, перестали работать агрегаторы такси, пользователи жаловались на работу мобильного и домашнего интернета.

В условиях недостатка информации о происходящем в стране, многие СМИ, включая крупные международные компании цитировали «Телеграм»-блоги Nexta и Nexta Live. За последние сутки аудитория каналов увеличилась более, чем на 400 тысяч человек.

Мы поговорили с главным редактором Nexta Романом Протасевичем о том, как «Телеграм»-канал, базирующийся в Польше, на который работают меньше 10 человек смог стать вторым по популярности медиа в Беларуси, уступив лишь порталу Tut.by.

Какая устроена Nexta?

Наш канал называется «Нехта», что в переводе с белорусского означает «кто-то». В этом и есть наша особенность. «Телеграм» - это анонимная площадка, это безопасная передача информации и «Нехта» - это тысячи белорусов, которые делятся какой-то информацией, которые присылают ее нам и, таким образом, рассказывают ее на всю страну. Они рассказывают те истории, которые должны быть услышаны, которые никогда не прозвучат на белорусском телевидении или в официальных белорусских медиа.

Ваша команда состоит из профессиноальных журналистов. Как вы проверяете информацию?

SERGEI GAPON/AFP
Задержания во время протестов в Минске 9 августа.SERGEI GAPON/AFP

Все зависит от конкретного инфоповода. У нас есть в каждой из сфер какие-то свои люди, проверенные источники, с которыми мы общаемся уже долгое время. Это те люди, которые дают информацию, которая всегда оказывается на 100% точной. Это люди, которые присылают нам какую-то внутреннюю документацию из различных ведомств, в том числе силовых.

В том, что касается массовых протестов, во-первых, мы наблюдаем за ситуацией благодаря тому, что получаем сотни, иногда тысячи сообщений в час. У нас получается составить полную картину и мы сразу видим, где что-то соответствует действительности, а где – явная провокация, преувеличение или дезинформация, в том числе со стороны спецслужб, которые тоже закидывают нас информацией достаточно регулярно.

Обычную информацию мы стараемся верифицировать перекрестным методом. Если нам пишут несколько явно не связанных друг с другом людей, и они рассказывают нам одно и то же, то мы, в принципе, понимаем, что эту информацию можно считать проверенной, потому что от чиновников мы, естесственно не можем получать никакую информацию.

Вы считаете себя СМИ или блогом?

Я бы сказал, что Nexta – это децентрализованная медиа 21 века. Мы используем несколько площадок, у нас нет центрального сайта, у нас нет какой-то центральной страницы. Это несколько каналов в удобном для людей формате – мессенджеры, YouTube. Как показывает практика, это действительно востребовано. Тем более с учетом того, что потребление информации и способ ее потребления меняются очень быстро.

Именно такие краткие форматы «Телеграм»-каналов позволяют максимально быстро и четко и оперативно доносить всю информацию и для человека это все буквально в один клик: не нужно идти ни на какие сайты, можно читать одновременно новости и переписку с друзьями. Благодаря такой структуре новости расходятся гораздо быстрее.

Sergei Grits/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved
Протесты в Беларуси 9 августа.Sergei Grits/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved

Почему вы так популярны в Беларуси?

У нас очень много эксклюзивной информации, у нас много правительственных инсайтов, много документов из каких-то небольших госучреждений или предприятий. У нас также много документов и закрытой информации от высокопоставленных чиновников. Это и, условно говоря, администрация президента, и силовые структуры.

Люди точно знают, что они зайдут и прочитают то, что нигде больше и никогда не скажут, просто потому что если это напишут обычные независимые СМИ, которые находятся в Беларуси, к ним сразу придут проверки, начнется давление со стороны спецслужб, будут выноситься предупреждения и издание вообще могут закрыть.

Вы не боитесь за своих информаторов и сотрудников?

Практически не было случаев, когда у людей были серьезные проблемы, за исключением пары случаев. Мы часто спрашиваем у людей, что можно выдать, что лучше, например, замазать. Были несколько случаев, когда их действительно находили, но это, в основном, когда очень узкая отрасль. В силовых структурах доходило до того, что сотрудников сажали на полиграф и принудительно проверяли. Тех, кто заваливал проверку, наказывали за распространение какой-то служебной информации.

Вы были готовы к тому, что во всей стране отключили интернет? Как вы работали в это время?

Sergei Grits/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved
Очередь в избирательный участок в Минске.Sergei Grits/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved

«Телеграм» хорош тем, что это единственная платформа, которая работала хоть как-то. Медленно, не загружались медиафайлы, но она хоть как-то работала. Большинство людей в Беларуси видели только текстовый вариант, но они хотя бы так получали информацию о том, что происходит.

К нам также пришло большое количество подписчиков из-за рубежа, у которых все прекрасно работает. Эти новости они действительно разлетались по миру. Мне кажется, что это здорово, потому что большинство даже правительственных сайтов в Беларуси до сих пор не работают. В данный момент даже нельзя зайти на сайт белорусского ЦИКа, потому что интернет заблокировали настолько, что даже такие сайты не работают.

В этом и есть прелесть нового формата медиа, когда нет централизованного сайта, когда это невозможно как-то заблокировать или запретить, потому что к этому доступ есть у всех и доступ этот безусловный.

Вы советовали читателям способы обойти блокировку?

AP/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved
Протесты в Минске.AP/Copyright 2020 The Associated Press. All rights reserved

Да, мы активно советовали нашим подписчикам использовать прокси, использовать VPN, использовать Tor и другие способы обхода тотальной блокировки интернета, которая продолжается в Беларуси уже второй день. Но прокси-сервера были настолько востребованы, что те адреса, которые мы давали, сразу «ложились» из-за нагрузки. Поэтому мы старались больше писать об этом, привлекать разработчиков, небезразличных людей, которые помогали с прокси-серверами, увеличивали пропускные способности. Какие-то компании дополнительно даже их запускали, присылали нам ссылки. Мы старались максимально делать все для того, чтобы у каждого белоруса был безусловный доступ к информации.

В чем вы видите свою миссию в такой стране как Беларусь?

Мы делаем то, что на данный момент не может делать никто другой – абсолютно честно и открыто рассказывать белорусам о том, что на самом деле происходит и давать информацию без какой-либо цензуры.

По показателям читаемости, по количеству уникальных читателей мы уже стали вторым СМИ в Беларуси. Я думаю, что это самый яркий показатель и самый яркий показатель востребованности. Мне кажется, цифры говорят сами за себя.

Вы считаете себя рупором оппозиции?

В Беларуси размытое понятие об оппозиции. У нас не только новостные каналы, у нас большое количество чатов, в том числе в регионах, в которых суммарно около 100 тыс. человек, и мы видим, что проиходит, и просто выступаем рупором. Мы видим настроения людей, что они пишут и просто ретранслируем то, что они говорят.

Да, возможно, то, что мы размещаем, выглядит как призывы, но на деле – это просто ретрансляция того, что происходит, и, таким образом, люди просто координируются. В какой-то степени мы являемся рупором, который рассказывает более широко и более подробно о том, что происходит и чего хотят люди.

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube