Зачем Франция послала войска в ЦАР

Зачем Франция послала войска в ЦАР
By Euronews
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button
РЕКЛАМА

Центральноафриканская республика погрузилась в хаос после государственного переворота, свергшего 24 марта президента Франсуа Бозизе. Непрекращающиеся столкновения мусульманских и христианских вооруженных группировок, насилие с их стороны в отношении мирного населения поставили страну на грань геноцида, как в 1994 году в Руанде.

Бывшая французская колония, богатая алмазами, золотом и ураном не знала стабильности со времени обретения независимости в 1960 году.

“Селека” – довольно разношерстная мусульманская вооруженная группировка, в которой также воюют боевики из Чада и Судана,
после переворота надела униформу армии ЦАР, но это не сделало ее подконтрольной Мишелю Джотодия, провозгласившему себя временным президентом.

Также за оружие взялись христиане, чтобы защищать свои деревни и кварталы, втянувшись в бесконечную спираль мести.

“Мы здесь, чтобы защитить нашу деревню. “Селека” приходят, чтобы мстить людям, а мы только защищаем нашу деревню”, – утверждает этот член христианской вооруженной группировки.

При таком развитии событий Совбез ООН разрешил французскому и африканскому военным контингентам в ЦАР применять силу для защиты мирных граждан, ввел эмбарго на поставки оружия в страну и поручил ООН подготовить миротворченскую миссию.

Франция немедленно направила 1600 военнослужащих в поддержку 2500 солдат Африканского Союза, чей контингент будет увеличен до 6000 человек.

Согласно резолюции Совета Безопасности ООН у французских и африканских войск есть шесть месяцев, чтобы восстановить безопасность в Центральноафриканской республике.

Софи Дежардан, “Евроньюс”: Итак, Франция получив “зеленый свет” от ООН начала операцию в Центральноафриканской республике. Это второе за год военное вмешательство Франции в Африке, после операции “Сервал” в Мали, начатой в январе.
Что стоит за этим вмешательством, каковы его заявленные и предполагаемые цели, об этом мы говорим с Франсуа Суданом, главным редактором газеты “Жён Африк”.
В начале, чтобы лучше понять подоплеку происходящего в стране, погрузившейся в хаос после свержения президента Бозизе, скажите, хаос начался с этого момента, или у него более глубокие корни?

Франсуа Судан, главный редактор “Жён Африк”: Хаос в Центральноафриканской республике, или, скажем, дурное правление восходит к 60-м годам, к тому моменту, когда отец – основатель независимости ЦАР, которого звали Бартелеми Боганда погиб в загадочной авиакатастрофе, ответственность за которую немедленно возложили на французские спецслужбы. И это то зло, которое лежит в основе всего, что за ним последовало. После этого была череда правительств, каждое из которых было помечено клеймом плохого правления. Я все же напомню, что последнее вмешательство, операция “Сангари” – уже пятая со стороны Франции, после обретения независимости, и каждый раз все приходится начинать сначала.

“Евроньюс”: Чем эта операция отличается от операции в Мали?

Франсуа Судан: Прежде всего разница в том, как выглядит при этом Франция. Нам рассказывали о геноциде. Это не совсем так, но нужно было использовать чрезвычайно сильные слова, чтобы оправдать эту интервенцию в глазах общественного мнения. Это первое. Вторая разница в том – против кого французы должны сражаться и кого разоружать. В Мали все было очень просто это были джихадистские группировки “АКМИ” и “Муджао”. Здесь это группировка “Селека”, но также ее противники. Поэтому Франция вынуждена сражаться на два фронта. И наконец третье, очень важное отличие в том, что произойдет дальше? В Мали все было просто, там существовал политический класс и можно было провести выборы в достаточно короткие сроки. В ЦАР нет ничего подобного.

“Евроньюс”: Франция также упоминала о президенте, потерявшем рычаги управления и необходимости политического переходного периода. Поэтому возникает вопрос: там нужно спасать человеческие жизни или сменить президента? Это гуманитарная или политическая миссия?

Франсуа Судан: Я бы сказал и та, и другая. Действительно это гуманитарная миссия, крайне сложная и трудновыполнимая, а также необходимо запустить процесс выборов. Но, повторю еще раз, там нет власти способной организовать выборы. Поэтому необходимо вмешательство ООН и Африканского Союза, чтобы они, будем называть вещи своими именами, взяли страну под свою опеку на ближайшие 6 или 8 месяцев.

“Евроньюс”: Как повлияло на решение Франции, то, что на территории ЦАР действуют вооруженные группировки из соседних стран. В том числе печально известная Армия сопротивления Господа , угандийского военного преступника Джозефа Кони?

Франсуа Судан: Действительно, большая озабоченность не только французов, но и властей соседних с ЦАР Камеруна, Демократической республики Конго, Чада вызывает то, что эта страна становится своеобразной “серой зоной”, что джихадистские группировки, такие как Боко Харам проникают в этот регион. Это становится дестабилизирующим фактором для всех стран региона. И кроме того у Франции есть и некоторые экономические интересы в Центральной Африке. Не стоит забывать, что там есть уран, а значит и интересы АРЕВА. Проблема в том, что нужно готовиться к очень долгой и дорогостоящей операции.

“Евроньюс”: Как в случае с Мали в январе, и особенно после начала второй интервенции меньше чем за год, возрождается призрак “Франсафрики”. Обязана ли Франция выступать в роли жандарма в своих бывших колониях?

Франсуа Судан: Очень точное замечание. Существует ряд факторов, к которым Франция должна относиться с особым вниманием. Мы наблюдали как Франсуа Олланд прибыл в Банги, без согласования с действующим там переходным правительством, а это было бы нормально, учитывая, что теоретически это независимая страна. Мы наблюдаем как французская армия оказалась там в своего рода ловушке, когда создается впечатление, что она выступает на одной стороне, а именно центральноафриканских христиан. Франция должна избегать таких ловушек. Иначе цели войны, цели этой интервенции могут быстро забыться.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Более ста задержаний на траурных акциях памяти Навального

Фермеры идут на Нью-Дели, требуя гарантированных цен на их продукцию

В Башкортостане вспыхнули протесты после приговора экоактивисту