This content is not available in your region

Украина хочет застраховать соглашение с Россией

Access to the comments Комментарии
 Stefan Grobe
Человек размахивает украинским флагом
Человек размахивает украинским флагом   -   Авторское право  Francisco Seco/Copyright 2022 The Associated Press. All rights reserved

Программу «О положении Союза» ведёт из Брюсселя Штефан Гробе: "На этой неделе поступали смешанные сигналы с войны. Да, появились первые признаки значительного прогресса на мирных переговорах между Россией и Украиной. Но не было и намека на скорое окончание людских страданий.

После очередного раунда переговоров в Стамбуле украинские официальные лица заявили, что их страна готова объявить себя постоянно нейтральной и обсудить территориальные претензии России в обмен на «гарантии безопасности» от группы других стран. Иными словами, Украина готова пойти на компромисс по ключевым требованиям России.

Реакция министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова позволила людям надеяться, что худшее уже позади:

«Мы расцениваем результаты состоявшихся в Стамбуле переговоров как позитивное продвижение вперед. Это еще не окончательный результат. Но то, что украинские переговорщики подтвердили необходимость обеспечения неядерного, неблокового статуса Украины, подтвердили необходимость обеспечения своей безопасности вне рамок Североатлантического альянса, - я считаю это существенным прогрессом».

Украинская сторона дала понять, что хочет соглашения, но такого соглашения, которое подписали бы и другие державы, - своего рода страховой полис.

Михаил Подоляк, советник Президента Украины:

«Мы считаем, что двустороннее соглашение с Россией будет не очень гарантировано, поскольку Россия всегда может нарушить двусторонние соглашения. В многостороннем же соглашении Россия возьмет на себя обязательства и перед другими странами-гарантами».

Но дипломатический диалог был омрачён усилением российских бомбардировок и артиллерийских обстрелов. И это несмотря на то, что Москва заявляла о кардинальном снижении интенсивности своих боевых действий на киевском и черниговском направлениях. Такое ощущение, что Россия уже говорит не одним голосом. Возникает вопрос, полностью ли Путин контролирует свой режим.

Когда в минувшие выходные президент США Джо Байден заявил, что Путин не может оставаться у власти, он спровоцировал глобальную дискуссию о том, возможна ли и желательна ли смена режима в России. Байден, кстати, не отказался от своих слов:

«Я ни от чего не отступаю. Я выражал моральное возмущение поведением Путина и действиями этого человека, которые просто жестоки».

Прочно сидит в седле Путин?

Прав Байден или нет, каждый может судить сам. Но он привлёк внимание к обитателю Кремля, который остаётся у власти.

Ко мне присоединяется Николай Петров, сотрудник Chatham House, Королевского института международных отношений в Лондоне.

Гробе: Итак, давайте поговорим о Владимире Путине. Как мы знаем, Байден хочет, чтобы он ушел. Какова внутриполитическая позиция Путина? Насколько прочно он сидит в седле?

Петров: Думаю, что позиции Путина внутри России сейчас довольно сильны. Но это ненадолго, он очень ограничен во времени. Ему нужно продемонстрировать плоды войны, чтобы оправдать содеянное, оправдать все эти жертвы.

Гробе: Мы слышали о тактических ошибках российской армии, больших потерях и проблемах с логистикой. Есть ли критика внутри режима? Есть ли трещины?

Петров: Пока кажется, что критики почти нет, по крайней мере, на поверхности. Но, во-первых, мы должны помнить, что информационное пространство полностью контролируется Кремлем, а во-вторых, мы должны иметь в виду, что в России нет политических элит. Существует хорошо продуманная номенклатурная система, которая за каждым чиновником внимательно следят, и в которой каждый чиновник боится сделать то, что может быть расценено как нелояльное. Поэтому они чувствуют угрозу. Поэтому сейчас они полностью подконтрольны Кремлю и хранят молчание.

Гробе: На этой неделе мы видели сообщения о растущей напряженности между Путиным и его министром обороны в связи с военным действиями на Украине. Что вы об этом думаете? Это достоверно?

Петров: Министр обороны - политический назначенец, он не кадровый военный. Понятно, что Путин не может быть доволен результатами, которых добился этот министр. С одной стороны, нужно признать кого-то виновным во всем, что произошло. С другой стороны, Путин хочет получить хоть что-то. Так что напряженность неизбежна. Но пока у нас есть только домыслы, мы видели, что министр обороны Сергей Шойгу надолго пропадал, но это все.

Гробе: Есть ещё санкции, которые начали кусать российскую экономику. Из того, что мы можем сказать и из того, что вы слышите, общественное мнение по-прежнему твердо поддерживает Путина?

Петров: Я бы сказал, что общественное мнение по-прежнему твердо поддерживает Путина. Отчасти причина в том, что информационное пространство полностью контролируется государственными СМИ, поэтому люди не получают информацию, которая им не нравится. Это очень понятный психологический механизм. Они не могут сделать вывод, что их руководство совершило военное преступление, поэтому нужно что-то делать.

Надежду Украине дают дети

Как долго Путин в итоге останется у власти, можно только гадать. И о продолжительности войны на Украине тоже можно только спекулировать.

На этой неделе Папа Франциск вновь выступил против этого конфликта, осудив «чудовищность войны». «Война - это дикая жестокость», - добавил Папа.

Он поприветствовал детей из Украины, которые каким-то образом попали в Италию. Дети символизируют будущее, поэтому они должны давать людям надежду - на Украине и за её пределами".

Следите за новостями Euronews в наших приложениях на Google Play и App Store.