EventsСобытияподкасты
Loader
Find Us
РЕКЛАМА

У последней черты: почему европейские заключённые решаются на суицид?

У последней черты: почему европейские заключённые решаются на суицид?
Авторское право 
By Euronews
Опубликовано
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button
Скопировать линк для интеграции видеоCopy to clipboardCopied

Во Франции, по данным Совета Европы, самое больше число самоубийств. Статистика говорит сама за себя: из 10 тысяч заключённых – около 12 самоубийц

Во Франции, по данным Совета Европы, самое больше число самоубийств. Статистика говорит сама за себя: из 10 тысяч заключённых – около 12 самоубийц. Это почти вдвое больше, чем например, в России, где этот показатель составляет около 7-ми человек. Почему так много людей во французских тюрьмах хотят покончить с собой?

Журналист еuronews в поисках ответа на этот вопрос отправилась на север Франции – в Лилль. Тут проживает Рахма Зенатти. Её брат Морад умер в 2010 году от передозировки психотропных препаратов в тюрьме Мобеж, тоже на севере страны. До суицида он писал десятки писем своим родственникам, где говорил, что в отчаянии и хочет покончить с собой. Его семья обращалась к различным инстанциям с просьбой перевести Морада в часть тюрьмы с ослабленным режимом безопасности, где бы он мог общаться с другими заключёнными, больше гулять на свежем воздухе и лучше себя чувствовать.

Рассказывает Рахма Зенатти: “Я увидела своего брата во время визита. Представьте себе человека ростом 190 см и весом 120 кг в инвалидной коляске. Не надо быть врачом, чтобы понять, что у человека проблемы. Нам объясняли, что он был манипулятором, всегда плакал, когда мы приходили. Нам всё время повторяли – не беспокойтесь, в следующий раз уже всё будет хорошо. Так было постоянно, пока мы не пришли и не узнали, что он умер…

Когда я пришла, у него ещё двое суток продолжались конвульсии. Ему делали вентиляцию лёгких и всё это время он был в наручниках. Там же, в комнате, находился полицейский. Я ему тогда сказала: “Зачем вы тут? Он что, убежит?!”. Но там были ещё и другие пациенты…” Так он и оставался – с интубатором и в наручниках…

Мой брат просто не выдержал заключения. Нужно понимать, что он никогда не принимал антидепрессантов… Он никогда не любил таблетки. А тюремной медицинской службе проще просто выписывать лекарства, чтобы заключённые легче переносили пребывание в камере.

Когда мне отдали его вещи, я нашла пакет с лекарствами. Там были десятки таблеток “Валиума”, “Имована”, “Ксанакса”… То есть, смесь всевозможных бензодиазепинов, нейролептиков, антидепрессантов и снотворного. Разве такой коктейль не смертелен для человека?”

Морад получил два года заключения за хранение 100 грамм марихуаны.

Рахма считает, что в тюрьме нет должного контроля за опасными лекарствами.

Мы отправляемся в тюрьму “Лонгенесс”, тоже на севере Франции, чтобы увидеть, как там функционирует медицинская служба.

Сначала каждого заключённого осматривает психиатр. Если он обнаружил у заключённого склонность к суициду, то ему назначают лекарства, которые он принимает на глазах у медсестры.

Если заключённый вне “зоны риска”, то дважды в неделю ему выдают лекарства в специальных пакетиках. Именно такие Рахма нашла в вещах своего брата.

Проблема в том, что таблетки, особенно психотропные, стали одной из тюремных “валют”. Их меняют на сигареты или табак

Кроме того, может случиться и так, что у человека проявятся психические проблемы уже в тюрьме, после начального осмотра врача. Тогда заключённый сможет и в дальнейшем получать лекарства по упрощённой процедуре и накапливать их для попытки самоубийства.

Рассказывает тюремная медсестра Каролин Пэне: “Медики в тюрьме меняются постоянно. И некоторые, менее добросовестные, легко выписывают лекарства по требованию заключённых. Например, если бы можно было проверить статистику, то мы бы увидели – если к врачу приходит все больше и больше заключённых, значит он без проблем выписывает лекарства. Поэтому заключённые часто говорят – сходи к врачу, он тебе даст всё, что ты захочешь”.

Слова медсестры подтверждает и заключённый, который отбывает длительный срок, он помнит другие времена: “Заключённых с психическими проблемами становится всё больше. Ранее их было меньше в тюрьме, потому что таких клали в психиатрические клиники. Но их содержание в психлечебницах стоит дороже, поэтому теперь их сажают в тюрьмы. Поэтому, по моим наблюдениям, психически больных людей за решёткой становится всё больше и больше”.

Медики говорят, что шизофрения может проявиться уже в тюрьме, это зависит от того, насколько тяжело человек переносит заключение. Вот что говорит тюремный психиатр, Сириль Канетти: “Это наводит меня на мысль о том, что Франция делает что-то не так. Мы в каком-то смысле избавляемся от неудобных людей, запихивая их в тюрьму, мы не хотим узнать, что происходит на самом деле. Я считаю, что количество людей с психическими болезнями в тюрьмах увеличивается, потому что они не могут прижиться в обществе. В таких людях видят не больных, а преступников, отправляют их в тюрьмы. А им тут совсем не место “.

Морад покончил с собой лишь за несколько месяцев до выхода из тюрьмы. Медики говорят, психические проблемы обостряются, когда человек готовится выйти на свободу. Ему часто просто некуда возвращаться и тогда возникает мысль о суициде.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Европейские тюрьмы: одна койка на двоих

Директор итальянской тюрьмы: "Мы - мусорное ведро для общества"

"Ощущение безысходности": почему украинские беженцы возвращаются домой