Хватка Путина за власть: сигнал элитам

Сувениры из Санкт-Петербурга, 27 августа
Сувениры из Санкт-Петербурга, 27 августа Авторское право Dmitri Lovetsky/AP
By Ирина Шелудкова
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button
Скопировать линк для интеграции видеоCopy to clipboardCopied

После смерти Евгения Пригожина, по мнению экспертов, Путин усилит свою хватку за власть, а структура "Вагнера" уйдет на второй план, включая ее роль в войне в Украине.

РЕКЛАМА

По данным последних соцопросов, 82% россиян одобряют деятельность Владимира Путина на посту президента РФ, и это восприятие практически не изменилось после июньского мятежа "вагнеровцев".

Российский социолог Денис Волков отмечает, что реакцию Путина на мятеж и смерть Пригожина можно рассматривать как сигнал элитам. 

Сначала Путин, с одной стороны, выступил с довольно однозначной позицией, а затем поехал и начал встречаться с людьми, чего давно не было, например, когда он на Северном Кавказе пошел в народ. Я думаю, что вот это как раз было сделано для элит, чтобы элиты не забывали, кто нравится людям
Денис Волков
социолог, директор "Левада--Центр"

Накануне парламентских выборов и президентской кампании у Путина нет конкурентов. 

"И конечно, если вдруг предположить, — что сложно, — что Пригожин имел какие-то политические амбиции, то он мог бы навредить образу безальтернативного Путина, в том числе и потому, что у него ведь была своя медиаимперия, не зависимая от государственных телеканалов. Затрудняюсь даже сказать, чем Пригожин начал раньше заниматься — "фабрикой троллей" или же ЧВК "Вагнер". И он это использовал для создания своего позитивного образа, для поддержания интереса к своей персоне. И если мы вспомним первые шаги после мятежа, то что было сделано,  — его медиаимперию начали ставить под контроль даже раньше, чем ЧВК "Вагнер", — комментирует Денис Волков. 

После смерти Евгения Пригожина, по мнению экспертов, Путин усилит свою хватку за власть, а структура "Вагнера" уйдет на второй план, включая ее роль в войне в Украине. 

"Группы "Вагнера" как политической силы, или того, что могло бы послужить генезисом для политической силы, скорее всего, уже нет. Вагнер в значительной степени вернулся туда, где он был до прихода к власти Пригожина", — объясняет Анна Матвеева, эксперт по вопросам безопасности и конфликтов, старший научный сотрудник Института России Королевского колледжа Лондона. 

Пригожин был одним из многих людей, имевших те или иные связи с властью, но, откровенно говоря, бизнес в России должен иметь те или иные связи,и в этом смысле Пригожин не был исключением, он был немного колоритной личностью, но это все, что было.
Анна Матвеева
King's College London

По словам Анны Матвеевой, если смотреть на то, что происходит на фронте, то необходимость в "Вагнере" не столь велика, так как министерство обороны РФ, в основном, держит фронт. Но если бы произошел какой-то масштабный, внезапный украинский прорыв, то "Вагнер" мог бы понадобиться. 

"Вся идея создания группы Вагнера заключалась в том, чтобы гарантировать российскому государству правдоподобное отрицание, способ сказать: это не наша армия, это частная компания, мы не знаем, чем она занимается, - и прикрыть российские военные операции за рубежом, прежде всего на Ближнем Востоке и в Африке", — объясняет политолог, основатель и управляющий директор European Resilience Initiative Centre Сергей Сумленный. 

По словам эксперта, Путин продемонстрировал, что нет возможности с ним договориться, что вас все равно убьют, если вы будете протестовать, что ему нужно убивать своих офицеров, чтобы поддерживать порядок в своем окружении и он избавился от одного более или менее способного командира и остался с неспособными командирами. "Ни одна из этих трех характеристик такого исхода событий не является хорошей для Путина", — говорит Сергей Сумленный о последствиях мятежа и смерти Пригожина. 

Можно избавиться от Пригожина или его командира Уткина, но нельзя избавиться от такого отношения в России, восхваляющего насилие и призывающего к еще большему насилию, к еще более неограниченному насилию, сознательно призывающего к военным преступлениям
Сергей Сумленный
European Resilience Initiative Centre

По мнению политолога, в случае поражения в войне, Россия уже не сможет содержать организации, подобные военизированным структурам Вагнера.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Группа Вагнера в Судане: "связующее звено" Кремля

ЧВК "Вагнер": выход из тени Кремля

В Оренбурге объявили массовую эвакуацию из-за наводнения