Запрос на войну: поддерживают ли россияне вторжение в Украину?

20 тысяч задержанных за антивоенную позицию и 500 фигурантов уголовных дел – достаточно ли это для того, чтобы говорить о сопротивлении российского общества?
20 тысяч задержанных за антивоенную позицию и 500 фигурантов уголовных дел – достаточно ли это для того, чтобы говорить о сопротивлении российского общества?   -  Авторское право  Pavel Golovkin/AP
  Joshua Askew

Непопулярная война была навязана всесильным режимом простым россиянам, у которых нет возможностей сопротивляться? Или у действий Кремля широкая поддержка в обществе? Можно ли верить всему, что мы видим в российских опросах?

Война Путина или война всех россиян? С одной стороны, среди политиков и наблюдателей в Европе популярна точка зрения, согласно которой, российский лидер навязал захватническую войну своим гражданам, которые не в силах повлиять на ситуацию. Но не выдают ли они желаемое за действительное?

Другие утверждают, что руководство РФ не ввязалось бы в войну без значительной поддержки населения и указывают на опросы, которые демонстрируют консенсус по этому вопросу, а также отсутствие заметного сопротивления.

На первом этапе войны "поддержка была действительно высокой", – говорит исследователь и автор социологического проекта ExtremeScan Елена Конева на недавнем мероприятии, организованном Open Democracy.

Она привела данные, согласно которым соотношение сторонников и противников войны составляет 50/50, в то время как по другим опросам действия Кремля поддерживают две трети населения.

Социолог назвала эти результаты "очень болезненными": "Я могу понять, почему люди поддерживают Путина или спокойно принимают несправедливость и жестокость, но в голове не укладывается, как они могут поддерживать эту войну".

"Чего стоит такая поддержка?"

Тем не менее, существуют очевидные проблемы с опросами общественного мнения в России.

В авторитарных режимах, где, как говорит политолог Екатерина Шульман, "не свободен ни респондент, ни опрашивающий", люди часто не могут открыто выражать свою позицию и данные опросов не позволяют сделать вывод о реальном отношении общества. 

К тому же большинство российских опросов общественного мнения проводятся контролируемыми государством исследовательскими институтами, что допускает возможность манипулирования результатами, а репрессивное законодательство и судопроизводство пресекают любые антивоенные выступления. 

Критики "СВО" подвергаются крупным штрафам, арестам и насилию. Отца шестиклассницы Маши Москалёвой, нарисовавшей антивоенный рисунок, приговорили к двум годам колонии. Алексей Москалёв сбежал из-под домашнего ареста, но вскоре его задержали в Беларуси и экстрадировали в Россию. Как сообщается, сейчас он находится в СИЗО Смоленска.

Даже если рядовые россияне и говорят, что "поддерживают" широкомасштабное вторжение, не так очевидно, что означает такая поддержка на практике.

Елена Конева упомянула опросы, в которых россияне заявляют, что они "за СВО", но когда им задают уточняющие вопросы, например, готовы ли они отправиться на фронт или пожертвовать деньги на нужды армии, от былого энтузиазма ничего не остаётся. 

"Так чего стоит такая поддержка?", – задаётся вопросом исследователь.

После каждого массированного удара РФ по украинским городам, к монументам, которые ассоциируются у россиян с украинской историей, люди несут цветы и игрушки.

Молчаливое одобрение

По мнению Олега Журавлёва, научного сотрудника Лаборатории публичной социологии, российское общество отмечено глубоким "политическим безразличием".

Это означает, что хотя часть россиян и поддерживает вторжение, речь скорее идёт о молчаливом согласии, а не активной поддержке.

Эксперт утверждает, что многие считают себя "слишком некомпетентными" и "плохо разбирающимися в политике", в то время как у, казалось бы, "более сведущего" руководства были основания для ввода войск в соседнюю страну – ведь "невозможно затевать такие вещи без причины".

По данным ОВД-инфо, с 24 февраля 2022 года на антивоенных акциях в России задержаны около 20 тысяч человек.

В то же время, по словам Журавлёва, в обществе, которое прошло через сталинские репрессии и многочисленные унижения советского периода, существует "высокая этическая чувствительность" к насилию: "Люди не могут с энтузиазмом поддерживать войну, потому что это аморально, – считает учёный. – Но в то же время они не могут себе позволить открытое сопротивление, потому что это слишком опасно в нынешней политической ситуации".

"Вот почему многие часто развивают тезисы о том, что война якобы была неизбежной. Это как стихийное бедствие", – говорит Журавлёв.

Кремль и российская пропаганда неоднократно повторяли, что если бы Москва не ввела войска в Украину, то Киев и Запад "ударили бы первыми" – этот "удобный аргумент" взяли на вооружение и простые россияне.

Оправдание зла

Несмотря на то, что война продолжает приносить неисчислимые страдания Украине и также затрагивает многие российские семьи, поддержка вторжения в опросах остаётся стабильной.

Исследователь Конева объясняет это тем, как война освещается внутри страны: "Меня впечатляют российские пропагандисты, которым удалось создать у своей публики искажённое восприятие, которое нейтрализует все объективные факты".

В нарративе госсми каждое негативное событие – будь то гибель или отступление – представляют как попытку "защитить российский народ".

Хотя поддержка по-прежнему во многом зависит от того, что власти пытаются предъявить в качестве военных успехов, пропаганда объясняет, что "чем больше Россия терпит потерь, тем важнее консолидация вокруг Путина".

В приграничных областях уровень поддержки вторжения ещё выше, поскольку жители этих районов считают, что стране угрожает более серьёзная опасность, чем те, кто находится дальше от "линии боевого соприкосновения". Но положение вещей менее монолитно, чем может показаться.

"Вы никогда не узнаете, что именно влияет на умы людей, – отмечает Журавлёв. – Они могут менять своё отношение к происходящему. Одни будут радикализироваться, другие – наоборот становиться более умеренными. Даже если вы потеряете на войне сына или мужа, это может сделать из вас как пацифиста и яростного критика власти, так и  Z-патриота, который считает, что если мы платим такую высокую цену, нам нужна только победа".

Дополнительные источники • перевод и адаптация: Alexander Kazakevich

Также по теме