This content is not available in your region

Ахмад Масуд: "Афганистан можно спасти, но времени осталось мало"

Access to the comments Комментарии
 Anelise Borges
euronews_icons_loading
Ахмад Масуд: "Афганистан можно спасти, но времени осталось мало"
Авторское право  euronews

Программа "Глобальный диалог" пригласила к разговору Ахмада Масуда, лидера Фронта национального сопротивления Афганистана, вскоре после первой годовщины захвата власти талибами.

Потомственный борец за свободу и суверенитет страны, он - сын Ахмада Шаха Масуда, полевого командира, который боролся против советской оккупации в 80-х годах и противостоял талибам. Масуд-младший редко общается со СМИ. В этом интервью он рассказал, какого будущего ждет для своей родины и почему именно сейчас необходимо вплотную заняться вопросом о новом правительстве Афганистана.

Надежда на мирный переход

Euronews: "Сейчас после двадцати лет иностранного военного присутствия ваша страна переживает серьёзные потрясения, сегодня Афганистан снова находится в руках движения "Талибан" *. Это изменило и вашу жизнь, ваша родная провинция Панджшер была официально ими взята. Вы помните 15 августа 2021 года? Что вы делали в тот день?"

Ахмад Масуд: "Я был в Кабуле, оставался там до самых последних минут. Как и многие другие люди, которые сохраняли надежду на то, что, вопреки всему, мирный переход все же состоится. Мы думали о плавном переходе от Республики Афганистан к ситуации, в которой может быть создано временное правительство, способное обеспечить условия для мира и диалога, а затем, возможно, и для новых выборов, другого правительства, в котором талибы также смогли бы участвовать.

Но, к сожалению, развал правительства, просчеты, решение талибов не идти путем мира и диалога, потеря времени, ставка на силовой путь - все вместе и привело этой катастрофе".

Euronews: "Вы пытались вести переговоры с талибами (как в прошлом это делал ваш отец), вам даже было предложено войти в их правительство. Расскажите об этом подробнее!"

Ахмад Масуд: "Когда я отправился в долину Панджшер, мне стало ясно, что талибы всюду транслировали мысль о том, что что Ашраф Гани не хочет мира. Они говорили это и оппозиции Гани, частью которой были и мы. Я не был доволен тем, как он управлял страной, знал, что это закончится полным провалом. Как мы все потом увидели, именно так и произошло.

И я подумал, а что, если мирные переговоры не движутся по вине Гани. Решил, что это – возможность начать представлять наш собственный народ. И я встал на путь диалога, переговоров и дискуссий. Мы приложили определенные усилия в этом направлении. Я подумал: талибы ведь говорят о шариате, исламе, религии, возможно в разговоре с ними афганские мыслители могли бы стать хорошими дипломатами, посредниками. И я к ним обратился, они делали все, что могли, но, к сожалению, талибы их не слушали. И я засомневался: возможно, эти посредники были недостаточно дипломатичны? Тогда к талибам была направлена политическая делегация. Все было напрасно. Они отказались с ними говорить. И тогда я подумал, что должен действовать сам. Я разговаривал с разными членами движения "Талибан" в надежде найти способ остановить насилие и установить мир.

Euronews: "С кем вы говорили?"

Ахмад Масуд: "Я говорил с господином Муттаки, с Шахабуддином Делаваром, с господином Хиасом, с Анасом Хаккани, с Халилом Хаккани... Я знаю точно: внутри "Талибана" есть разногласия. И когда я беседовал с одной группой, другие мне говорили: "Нет, это не наша вина, это вот они". Потом я общался с другими и слышал опять: "Нет, это не мы ведем борьбу!". К сожалению, это лицемерие всегда присутствовало у них".

Сопротивление без поддержки

Euronews: "Через несколько дней после падения Кабула вы из Панджшера послали статью в "Вашингтон пост", в которой написали: "Я готов пойти по стопам своего отца. Бойцы- моджахеды готовы вновь выступить против талибов, у нас есть запасы боеприпасов и оружия, которые мы формировали еще со времен отца". Что случилось с тем обещанием, с той борьбой? На каком этапе находится сопротивление сегодня?"

Ахмад Масуд: "Успехи сопротивления талибы постоянно отрицают. А нам удавалось и их захватить, и их вертолеты сбить, мы смогли пережить суровые зимы в Гиндукуше и справиться без посторонней помощи".

Euronews: "Справиться без помощи – ваш выбор или же мировое сообщество не выражает интереса к вашим призывам?

Ахмад Масуд: "Ни один здравомыслящий человек не скажет: "Нет, нам ничего не нужно". Конечно, нам нужна поддержка, нужна помощь. Я по-прежнему твердо убежден, что необходимо сформировать коллективную команду, что международному сообществу нужно объединиться с афганской элитой, которая не удовлетворена нынешней ситуацией, и так найти выход для страны".

Euronews: "Соединенные Штаты заявили, что закончили свою бесконечную войну, но на деле война против терроризма далека от завершения. Мы видели, что происходит в регионе. Вы предупреждали об опасности возвращения талибов, ранее вы говорили, что в Афганистане действует "Аль-Каида" и что, возможно, талибы укрывают там другие группировки. Почему мир не реагирует? Почему никто ничего не делает?"

Euronews: "Я думаю, причин две. Во-первых, мир изменился с 2001 года. Сегодня мы живем в обществе, где национальные интересы гораздо важнее глобальных, которые были так актуальны в 2001. Люди думали тогда о долгосрочном, а не о краткосрочном. Поколение, более близкое к эпохе после Второй мировой войны, помнило и понимало важность борьбы за свободу и демократию. Люди не считали эти ценности чем-то само собой разумеющимся, знали, сколько крови было пролито, сколько жертв принесено во имя свобод.

Именно поэтому мир поддержал афганский народ во время советского вторжения, поддержал его и в борьбе с терроризмом. За последние 20 лет со сменой поколений многое поменялось, особенно в Европе: люди стали воспринимать все, как должное. Жизнь, демократия, свобода... мы забыли о жертвах, принесенных ради победы над злом. Так я вижу ситуацию после многих лет жизни в Европе! Вторая причина отсутствия интереса к происходящему в Афганистане – шедшая там 20-летняя война. За это время мировое сообщество приложило все усилия, чтобы как-то помочь, но потерпело неудачу. И теперь все думают, что надежды нет. Афганистан еще можно спасти, но времени остается мало".

Рецепт для Афганистана

Euronews: "Как можно спасти Афганистан? Что для этого нужно?"

Ахма Масуд: "Я считаю, что мир должен решительно выступить против талибов и их требований. Международное сообщество как коллективное образование должно вести переговоры с Афганистаном - со всеми его группами, партиями, общинами. Только так, а не в формате отдельных стран, ведущих переговоры с талибами.

Идея – найти эффективное решение для Афганистана. Политическое решение, процесс, которые создадут почву для формирования законного правительства. Почему это можно сделать именно сейчас? Во-первых, после года пребывания у власти талибы показали, что не способны управлять страной. Во-вторых, люди увидели реальное положение вещей. В начале многие возлагали на них надежды, их даже называли "Талибан 2.0", "умеренные талибы". Но жизнь показала, что все это неправда, они такие же, как и раньше.

Во-первых, после года пребывания у власти талибы показали, что не способны управлять страной. Во-вторых, люди увидели реальное положение вещей. В начале многие возлагали на них надежды, их даже называли "Талибан 2.0", "умеренные талибы". Но жизнь показала, что все это неправда, они такие же, как и раньше.
Ахмад Масуд.

В-третьих, в самом "Талибане" существуют внутренние разногласия, есть группы, которые недовольны сложившейся ситуацией, но они в меньшинстве.

И последнее: некоторые страны, которые были против присутствия американских и международных сил в Афганистане и по этой причине поддерживали "Талибан", больше этого не делают. Таким образом, есть возможность добиться успеха.

Напомню вам, что мой отец, приехав во Францию в 2001 году, настоятельно предлагал поддержать тогдашнее афганское правительство, бороться с терроризмом без допуска международных сил. Он знал, что присутствие иностранцев превратит страну в поле боя. Многие сверхдержавы, которые не любят друг друга, ведут свои игры и имеют собственные планы. Когда одна такая страна приходит в регион, то другая сделает все возможное, чтобы помешать ей. Теперь, когда присутствие международных сил в Афганистане сведено к нулю, появилась возможность приложить совместные усилия, добиваясь перемен. Их очень хочет молодежь, особенно женщины. Мы победим, но нам нужны внимание и поддержка всего мира, сейчас, пока не стало слишком поздно".

Мир без 11 сентября

Euronews: "Вы ссылаетесь на вашего отца, который остается символом борьбы за ценности, которые, как вы сказали, Афганистан разделяет с Западом. Будь ваш отец жив сегодня дела бы шли по-другому?"

Ахмад Масуд: "Конечно! С его навыками, опытом, с его положением законного командира! К тому же отец был настоящим военным гением!

На последнем этапе своей жизни, рассуждая о борьбе с талибами на различных встречах, общаясь со СМИ, во время поездки в Европу, он говорил, что у талибов нет возможности победить военным путем. В последний год жизни он точно знал, что военными методами его не победить.

Именно поэтому его визит в Европу был посвящён обсуждению нового этапа, новой эры, процесса нового типа, подобного тому, который я предлагаю сегодня - когда все стороны собираются вместе, чтобы сформировать новое правительство в Афганистане. Он не хотел идти на Кабул, чтобы навязать там свое правительство.

Он был против этого. Он держался, ожидая, когда вся афганская диаспора подготовится, наконец, к тому, чтобы начать процесс формирования правительства, которое будет принято всеми.

Вот что он делал. Но талибы, "Аль-Каида", другие группировки знали: пока он на месте, им не добиться своего. В , "Аль-Каиде" понимали, что при его жизни не смогут нанести ущерб Западу. Поэтому они устранили его и атаковали башни-близнецы. Не случись покушения на моего отца, не было бы трагедии 11 сентября, и мы не оказались бы сегодня в такой ситуации".

Поэзия и аура спокойствия

Euronews: "Каким отцом был Ахмад Шах Масуд? Что вы помните о нем?"

Ахмад Масуд: "Помню его доброту, помню, что он был очень строгим учителем, обучал меня искусству, поэзии, литературе, он любил персидскую литературу, суфийскую поэзию. Он был очень сильным человеком. У него была такая харизма, такая аура, что в его присутствии вы всегда чувствовали себя спокойно, думали "Со мной ничего не случится, потому что он здесь". Я помню, когда наступили очень тяжелые времена, Панджшир был полностью окружен талибами, они хотели его завоевать. Это был чрезвычайно трудный период, но жители Панджшира были счастливы, улыбались. И я спрашивал, как, почему? А у них был такой настрой: "Он здесь, он все решит. Раз он смог победить русских, то сможет справиться и с этой ситуацией. Да, он был таким - маяком надежды, маяком любви; отец был мягким и очень здравым человеком".

Euronews: "Вам было 12 лет, когда вы потеряли отца, семья сильно страдала вся семья. Ваша жизнь очень отличается от той, которую ведут ваши сверстники. Почему вы продолжаете это дело? За него стоит бороться?"

Ахмад Масуд: "Афганистан - моя родина, и для меня это благословение. Кто-то скажет, что это проклятье, но для меня родиться там, быть частью народа, за который не страшно умереть - настоящее благословение".

* запрещено в РФ.