This content is not available in your region

Беженцы на белорусско-польской границе: "Люди действительно устали"

Access to the comments Комментарии
 Valérie Gauriat
euronews_icons_loading
Witness
Witness   -   Авторское право  euronews

Я дважды выезжала на белорусско-польскую границу, потому что, несмотря на продолжающиеся дипломатические усилия, тысячи человек по-прежнему находятся в центре противостояния между Минском и ЕС.

В ожидании решения Евросоюза

Во время второго визита я побывала на белорусской стороне границы. К этому времени мигрантов разместили в транспортно-логистическом центре в Бузгах. Я была потрясена, увидев сколько людей скопилось в этом помещении, в том числе детей. Они проводили свое время на матрасах, положенных на стеллажах или прямо на полу. Тяжелый запах вынудил переводчика, выйти на время, чтобы подышать свежим воздухом.

Но это не самое страшное, по словам мигрантов, после того, что они пережили, пытаясь пересечь границу. Многие из них получили травмы. Тем не менее большинство из них не желают возвращаться на родину и намерены дожидаться, пока страны ЕС разрешат им въехать на свою территорию.

«Я лишился перспектив и не хочу, чтобы мои дети их тоже лишились, — говорит уроженка иракского Курдистана Виан. — Поэтому мы хотим переехать в Европу. Но она отказывается открывать нам двери. Но я и моя семья готовы прождать здесь еще месяц, два месяца или три».

О том, что решение проблемы зависит в конечном итоге от Евросоюза заявил и посетивший центр для мигрантов губернатор Гродненской области Владимир Караник:

«Решение данного гуманитарного кризиса зависит не от нас, а находится больше в политическом ключе. И решения должны принимать руководство Евросоюза для того, чтобы определиться, по каким критериям и кому будет предоставлена такая возможность попасть туда, куда они хотят. Если у кого-то есть желание и возможность вернуться, мы предоставляем эту возможность. Но большинство здесь высказывают желание идти вперёд. Эту возможность мы, к сожалению, предоставить не можем. Надеемся, что позиция Евросоюза будет выработана в ближайшее время, потому что люди, действительно, устали».

По другую сторону границы

По другую сторону границу, в Подляском воеводстве Польши, напряжение висит в воздухе. Армейские и полицейские машины курсируют без остановки. Повсюду расставлены контрольно-пропускные пункты, чтобы перекрыть доступ в исключительную зону шириной в 3 км, созданную вдоль белорусской границы. Туда могут попасть только местные жители и сотрудники правоохранительных органов.

Журналистам и сотрудникам гуманитарных организаций вход туда воспрещён. Польские активисты, оказывающие помощь мигрантам, вне этой зоны, рассказывают о самоуправстве со стороны польских правоохранителей.

Сириец Фади, сумевший перейти через границу, которого я встретила в Белостоке, рассказал мне, что польские и белорусские пограничники направляли его с братом в противоположные направления. В конце концов, братья заблудились в лесу и едва не замерзли. К счастью, их нашли активисты и направили подляшский центр для беженцев.

Но не всем повезло. По крайней мере 12 человек погибли при попытке пересечь границу. Мусульмане, проживающие в татарской деревне Бохоники, недалеко от границы, предоставили место на кладбище мигрантам-мусульманам, погибшим при пересечении границы. Я присутствовала на похоронах человека, приехавшего из Йемена и погибшего от переохлаждения в польском лесу. Это были уже третьи похороны мигранта на деревенском кладбище за неделю. Два дня спустя похоронят мертворожденного ребенка. А затем умрет и его его мать.

Розыском мигрантов, которые могли оказаться на польской стороне Беловежской пущи, занимаются левые активисты. По их словам, они не хотят, чтобы в польских лесах гибли люди. Правые активисты, в свою очередь провели в Белостоке демонстрацию в поддержку пограничников. По словам, одного из её участников, «Польша всегда была гостеприимной страной, и мы хотим принимать у себя тех, кто приходит к нам в гости, но не в результате нашествия».

Новые попытки, несмотря ни на что

Но сами участники «нашествия» не желают отказываться от намерения попасть в Евросоюз. Сириец Али, которого я встретила в Минске, уже трижды пытался пересечь границу, но каждый раз польские и литовские пограничники отправляли его обратно на белорусскую сторону, иногда применяя грубую силу. Тем не менее Али готовился к новому переходу. По его словам, он хочет забрать всю свою семью из Сирии, «которой больше нет», так как она была полностью разрушена начавшейся в 2011 г. войной.

Как я узнала, уже вернувшись во Францию, с четвертого раза Али всё-таки удалось перейти через границу. В лесу его спасли активисты. Он попросил убежища в Польше.

15 декабря польские власти преступили к строительству стены вдоль всей границы с Белоруссией.