Срочная новость
This content is not available in your region

"Мы не ждем свободного и плюралистического освещения выборов в России"

Access to the comments Комментарии
 Наира Давлашян
Полиция задерживает участницу одиночного пикета за права журналистов.
Полиция задерживает участницу одиночного пикета за права журналистов.   -   Авторское право  Denis Kaminev/Copyright 2021 The Associated Press. All rights reserved.
Размер текста Aa Aa

Обыски у журналистов-расследователей, прекращение работы нескольких изданий, включая "Открытые медиа" Михаила Ходорковского, пополнение списка СМИ-иноагентов: правозащитники и политические эксперты предупреждают о зачистке информационного поля в России в преддверии выборов в Госдуму, которые должны начаться 17 сентября.

"Мы с напряжением следим за тем, каким образом средства массовой информации, попавшие в список, смогут освещать выборы. Смогут ли они независимо сообщать о происходящих в рамках предвыборной кампании ситуациях?" - сказала Euronews Галина Арапова, глава Центра защиты прав СМИ, который власти ранее также включили в список иноагентов.

На прошлой неделе ЦИК разъяснил порядок работы СМИ-иноагентов на выборах, сообщив, что аккредитовал "все желающие СМИ, независимо от их ориентации". "У них будут такие же права освещать. Подчеркиваю: не вмешиваться, а освещать на любом избирательном участке процесс голосования. Просто они должны сообщать, кто они такие", - сказала глава ЦИК Элла Памфилова, подчеркнув, что отозвать аккредитацию, выданную ЦИК России, может только Центризбирком.

Памфилова подчеркнула, что иноагенты вправе освещать избирательную кампанию и присутствовать на избирательных участках в дни голосования, но Арапова считает, что, несмотря на заявления властей, законодательство сильно ограничивает их права. Одной из важных особенностей освещения выборов, к примеру, является то, что "сотрудники иностранных агентов могут быть наблюдателями, но исключительно в личном качестве, не представляя интересы своей организации".

"Мы не ожидаем свободного и плюралистического освещения выборов, как это должно быть в демократическом обществе", - отметила Арапова.

"Мы врать своим читателям не будем"

AP Photo
Редактор The Insider Роман Доброхотов проходит свидетелем по делу о клевете на нидерландского блогера.AP Photo

В конце июля Минюст включил издание The Insider в список СМИ-иностранных агентов, а правоохранители пришли с обыском в квартиру его редактора Романа Доброхотова. Власти сообщили, что расследуют дело о "клевете" на блогера из Нидерландов Макса ван дер Верффа, которого The Insider в расследовании, проведенном совместно с Bellingcat, обвинил в сотрудничестве с ГРУ Минобороны РФ.

До этого обыскивались квартиры главреда "Важных историй" Романа Анина и нескольких сотрудников издания "Проект", который вынужден был закрыться после того, как попал в список нежелательных организаций. 20 августа Минюст расширил список СМИ-иноагентов, в который также попал телеканал "Дождь". Его власти обвиняют в получении 130 тысяч евро от Евросоюза на освещение отношений между Россией и ЕС.

"Точечная бомбежка прекратилась, уже мы видим достаточно серьезную атаку на целый спектр независимых средств массовой информации", - считает Арапова.

По мнению главы Центра защиты прав СМИ, статус иноагента может нанести непоправимый урон журналистике в России. "Эта проблема не только с пометкой и неприятным статусом, который в русском языке звучит негативно как "шпион", "враг народа", но это еще и серьезный удар по финансовой стабильности редакции", - сказала она.

Так после внесения в реестр СМИ-иноагентов с серьезными финансовыми трудностями столкнулась "Медуза". Редакция отказалась от офисов в Риге и Москве, практически прекратила сотрудничества с внештатными авторами и до 50% сократила зарплаты.

The Insider после включения в реестр СМИ-иноагентов решил закрыть юридическое представительство в России. По словам Доброхотова, редакция не планирует подчиняться требованиям Минюста. "Как мы можем рассказывать читателю, что мы какие-то иностранные агенты, если мы никакие не иностранные агенты. Это все враньё. Мы врать своим читателям не будем", - сказал он Euronews.

Для того, чтобы защитить журналистов, издание планирует анонимизировать сотрудников или перевезти их за границу. В случае блокировки на территории России, The Insider может распространять информацию через VPN, "зеркала" или социальные сети. "Печально, что им придется работать анонимно, потому что, конечно, журналисты хотят работать от своего имени, но к сожалению, в диктатуре другим способом работать уже нельзя", - добавил Доброхотов.

"Государство должно понимать, кто платит деньги"

Впервые понятие “иностранный агент” появилось в 2012 году и относилось оно к НКО, которые получают иностранное финансирование и участвуют в политической деятельности, в том числе в интересах иностранных источников.

Закон о СМИ-иноагентах в России был принят в 2017 году после того, как Минюст США потребовал от американского филиала RT зарегистрироваться в качестве иностранного агента на территории Соединенных Штатов. В России иностранным агентом может быть также признано физическое лицо.

"Или мы разрешаем это делать всем, или мы никому не разрешаем. Если наши партнеры могут себе это позволить, почему мы должны жить по другим законам?" - считает юрист и прокремлевский общественный деятель Илья Ремесло.

Правозащитники отвечают, что, несмотря на то, что российские власти называют свой закон калькой с американского закона FARA, принятого в 1938 году, он кардинально от него отличается. По словам Араповой, закон США регулирует политическое лоббирование. "Своих граждан они ни разу, насколько мне известно, иностранными агентами не признавали. По этому пути идут ряд азиатских стран, Египет. Была попытка принять такое законодательство в Венгрии. Мы понимаем, что этот вирус укоренился не в единственной стране", - сказала она.

И СМИ, и физические лица, признанные иноагентами, обязаны зарегистрировать юридическое лицо на территории российской федерации. Также они должны ставить пометку о своем статусе на каждом сообщении и материале, не только на сайтах СМИ, но и в соцсетях. СМИ-иноагенты должны раз в квартал сдавать в Минюст отчет о деятельности и финансовой активности и раз в год проходить обязательный аудит.

"Государство каким-то образом должно понимать, кто является заказчиком, кто кто платит деньги за все эти расследования, - сказал Ремесло. - Государство как бы говорит этим людям: "Хорошо, работайте, но честно скажите, от кого вы получаете деньги".

Движение в сторону диалога

Denis Kaminev/Copyright 2021 The Associated Press. All rights reserved.
Полиция задерживает участницу одиночного пикета в поддержку журналистов.Denis Kaminev/Copyright 2021 The Associated Press. All rights reserved.

1 сентября редакторы десятка редакций, включая "Новую газету" и "Эхо Москвы" написали открытое письмо президенту Владимиру Путину с требованиями аннулировать существующий список СМИ-иноагентов и внести изменения в законодательство. Среди предложений – признание СМИ иноагентом только в судебном порядке и после предупреждения, четкое определение понятий "политическая деятельность" и "лоббизм", а также установление допустимого порога иностранного финансирования СМИ, позволяющего не признавать его иноагентом.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что власти готовы обсудить изменения в законодательстве, но "пока рано об этом говорить", поскольку для рассмотрения поправок необходимо избрать новый парламент. "Да, мы видим конструктивные предложения, но насколько они реализуемы, будем обсуждать с экспертами", - сказал он.

8 сентября в Международный день солидарности журналистов более 40 российских изданий запустили акцию "Нет иноагентов, есть журналисты". В российской столице также прошли пикеты против закона.

"Мы наблюдаем не только движение со стороны государства с целью представить какие-то новые варианты цензуры и давления на журналистов, но и со стороны журналистского сообщества, которое объединяется, которое высказывает свое недовольство, которое солидаризируется, - сказала Арапова. - Это в определенном смысле изменило статус-кво. С обеих сторон есть движение в сторону диалога, потому что в таком формате для журналистов работать становится токсично и иногда просто невозможно".