Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Сесилия Мальмстрём: "Торговля - это хорошее дело"

 Комментарии
Сесилия Мальмстрём: "Торговля - это хорошее дело"
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Сесилия Мальмстрём уже пять лет отвечает за непростые переговоры Европейского Союза со старыми торговыми партнёрами, такими, как США, а также с новыми — например, с Китаем. Теперь она стала гостем программы «Глобальный диалог».

Елена Каваллоне, euronews: Комиссар Мальмстрём, спасибо, что согласились уделить нам время. Вы отвечаете за торговлю и это, возможно, самая сложная сфера ответственности. Вы находитесь на линии огня со стороны администрации Трампа. Как вы полагаете, может ли ЕС всё ещё рассматривать США как надёжного торгового партнёра?

Сесилия Мальмстрём: Мы непрерывно торгуем с США, поэтому, конечно, мы торговые партнёры. Нам надо сделать так, чтобы торговать было проще. У нас есть торговые соглашения буквально со всем миром, либо уже действующие, либо на стадии подготовки, так что было бы совершенно естественно иметь такое же соглашение с США. Условия изменились со времён старого Трансатлантического торгового партнёрства, но мы уже говорили, что готовы принять меры, чтобы вернуть часть утраченного доверия и искать возможности для развития взаимовыгодной торговли. Я думаю, это всё ещё возможно.

EN: Отношения между США и ЕС, кажется, едва нормализовались, когда напряжение вновь обострилось из-за дела «Аэробус против Боинга». ЕС готов обложить экспорт из США пошлинами на $12 млрд. Может ли 14-летний спор о государственной поддержке подорвать перемирие, достигнутое в июле прошлого года?

СМ: Надеюсь, нам не придётся облагать друг друга пошлинами. Это в каком-то смысле отдельная история. Как вы сказали, длится она уже 14 лет, идут расследования, и эти расследования установили, что и ЕС, и США поступали пару раз неправильно. Так что у нас есть правовые основания обложить друг друга пошлинами, но лучше было бы не делать этого, а сесть за стол переговоров и задать себе вопрос: «Как нам быть с этим в будущем? Как нам установить правила и стандарты для субсидирования авиации, в том числе, с учётом интересов других стран?» Вот, что мы предлагаем США. Мы думаем, что если мы введём пошлины против друг друга, это навредит и им, и нам. Так что я надеюсь, что мы сядем и найдём приемлемое решение.

EN: Обратимся к Востоку, к Китаю: ЕС ищет более тесных отношений с КНР. Как Евросоюз относится к Пекину: это всё более близкий партнёр или скорее оппонент?

СМ: На самом деле и то, и другое. Китай может быть партнёром во многих сферах: мы сотрудничаем в научных проектах, по вопросам экологии, например. Мы пытаемся улучшить торговлю между нашими странами и ведём переговоры об инвестиционном соглашении, но мы также пытаемся донести до Китая, что ему надо соблюдать международные нормы и многосторонние соглашения. Ведь то, как они субсидируют свои компании, например, демпингует мировые рынки, вредит производителям и покупателям по всему свету. Так что я надеюсь, что Китай будет с большей ответственностью относиться к соблюдению многосторонних соглашений, потому что они важны и для самого Китая.

EN: Давайте останемся на Востоке, но посмотрим на Японию, с которой ЕС заключил соглашение о свободной торговле. Это крупнейшее торговое соглашение в мире. Каков его посыл другим странам?

СМ: Прежде всего это декларация для Европы и Японии о намерении работать вместе, выполнять это торговое соглашение, отменять пошлины, открывать наши рынки и сотрудничать в самых разных сферах, а также — и это послание всему миру — держаться вместе в борьбе с протекционизмом, работать над развитием торговли, улучшать условия для малых и средних предприятий — это в центре внимания. А ещё мы хотим работать вместе над укреплением ВТО и других международных организаций. Я думаю, что во времена протекционизма это важный посыл.

EN: Вы заключили немало соглашений о свободной торговле, и некоторые из них вызвали протесты против глобализации, послужили усилению популистов, а также сторонников протекционизма. Как вы объясняете необходимость свободной торговли тем, кто ощущает себя в стороне от глобализации?

СМ: Во время моего мандата мы много общались с теми, кто сомневается в торговой политике или в глобализации в целом. Торговля — это хорошее дело, она создаёт рабочие места и благодаря ей возникает гораздо больше рабочих мест, чем исчезает. Но мы пытались работать с этими людьми, прислушивались к их мнению, мы публиковали практически всё, что мы делаем, чтобы стать самыми открытыми участниками торговых переговоров в мире. Я думаю, что стало меньше протестов против торговли в последние годы, потому что мы пытаемся работать с людьми, а также пытаемся понять, что может дать торговля небольшим компаниям.

EN: Ещё один серьёзный вызов — изменение климата. Давайте вернёмся в вашу родную страну, в Швецию, где юная активистка Грета Тунберг призывает политиков бороться с глобальным потеплением. Может ли ЕС гарантировать, что международная торговля не будет препятствовать борьбе с глобальным потеплением и при этом будут учтены интересы будущей Европы?

СМ: Мы, безусловно, должны прислушаться к Грете и к миллионам молодых людей, которые выходят на демонстрации и просят нас сделать больше. Мы многое сделали в ЕС, я бы сказала, мы самый продвинутый блок в вопросах защиты окружающей среды, но мы способны на большее. Это одно из самых серьёзных испытаний для будущей Еврокомиссии, парламента, Совета и так далее. Вместе с нашими торговыми партнёрами мы стремимся к более экологичной торговле, к научному сотрудничеству, к более экологичному транспорту, в частности, для перевозки товаров. В последние годы мы действительно стали гораздо ответственнее относиться к экологии в наших торговых соглашениях, так будет и дальше.

EN: Что касается предстоящих Европейских выборов, — по данным соцопросов ультраправые партии могут заметно укрепить позиции. Как вы думаете, они несут угрозу Европейскому проекту?

СМ: Это правда, нас ожидает рост числа новых депутатов в Европарламенте, особенно со стороны ультраправых. Они не сформируют большинство и они, вероятно, не смогут создать единый блок, потому что они тоже не очень любят друг друга. Но они могут затруднить работу и подготовку законов. Так что на это, безусловно, нужно обратить внимание. Это волнует всех европейцев, которые не думают, что Европейский Союз совершенен, — конечно, нет, — но тех, кто в основном считает, что таким образом мы решаем наши общие проблемы. И эти люди массово идут и голосуют за Европарламент.

EN: Мы часто слышим, что Европейские институты должны быть ближе к гражданам, которых они представляют. Я бы хотела спросить вас, в таком случае, не настало ли время женщине возглавить один из органов ЕС?

СМ: Да, безусловно! Давно пора! У нас есть верховный представитель г-жа Федерика Могерини и это хорошо, она делает огромную работу. Но да, я думаю, что в Европейском Совете или в Еврокомиссии руководителем должна быть женщина. Конечно, самое время!

EN: Что касается вас, вы ведь уже дважды были комиссаром: сначала по внутренним делам, затем по торговле. Вы собираетесь принять третий портфель?

СМ: Нет, не собираюсь. Я ухожу из политики, я пока займусь чем-то совершенно другим.