This content is not available in your region

"Моцарту стоило бы знать, что он изменил мир!"

"Моцарту стоило бы знать, что он изменил мир!"
 Euronews

“Второй по величине оперный театр мира – Лирическая опера Чикаго – приурочил к началу весны позднего Моцарта. Опера “Милосердие Тита”: здесь охвачена, пожалуй, вся гамма возможных чувств – любовь, желание, готовность предать, презрение к самому себе, раскаяние и наконец прощение…

Музыкальное и человеческое величие композитора в этой работе выходит на недосягаемую высоту, считает музыкальный директор театра сэр Эндрю Дэвис: “Для Моцарта инструменты были незаменимые, он всю жизнь помечал: “облигато, обязательно” в партитурах. В этой опере с такими пометками написаны две прекраснейшие арии: “Парто, парто” для Секста (там звучит “кларнет облигато”), и и партия Вителлы с “облигато бассетгорна”. В этой работе множество интересных стилистических находок, очень сильные хоровые партии. Помните, в конце, изменения ритмического рисунка, которые меня лично наводят на мысли о Бетховене. О чем он думал, Моцарт? Куда шел ? Интересно…”

В роли Секста, героя, разрываемого на части любовью к женщине и преданностью императору – Джойс Дидонато: “На мой взгляд, Секст бесконечно человечен. И бесконечно уязвим в своем неконтролируемом желании и любви к женщине. В начале у него есть выбор: пойти по дороге преданности и моральных принципов или же избрать дорогу предательства и одновременно удовлетворения любовного жара. Он выбирает неверный путь. Так мучительно видеть, как человек падает. Причем сам знает о своем падении и ничего не может с собой поделать”.

Оперный театр Чикаго называют “Ла Скала” Запада. Здесь выступали самые яркие звезды мирового бельканто. Мария Каллас, к примеру, никогда не упускала случая побывать в Чикаго… Эндрю Дэвис признается: “Я так и не насмотрелся на потолок. Когда сижу на репетициях, очень часто откидываюсь в кресле и смотрю, смотрю… Это не значит, что мне нет дела до пения. Наш театр – жемчужина мирового наследия Арт-Деко, таких памятников в мире немного. Театр построили до Великой депрессии. Больше такого экстравагантного строительства у нас уже не было”.

Случись попасть Моцарту в Чикаго сегодня, что сказала бы ему, к примеру, Джойс Дидонато? “Наверное, это стало бы тем редким случаем в моей жизни, когда я просто не нашла бы слов. А лишь восклицала бы : “Вы гениальны! Ваша музыка потрясающа!” Почитайте письма Моцарта и вы увидите, как он перескакивает с мысли на мысль. Так что разговор с ним – это наверное, просто следование за его виражами. Я бы сказала ему лишь одну серьезную вещь: все жертвы, страдания, через которые он прошел, не были напрасными. Потому что он действительно изменил мир!”.

Здесь вы можете послушать интервью с Э. Дэвисом и Д. Дидонато: нажмите на кнопку!
The pains and pleasures of ‘Clemenza di Tito’