Срочная новость
This content is not available in your region

Неравенство в Евросоюзе: что делать?

 Grégoire Lory
euronews_icons_loading
Неравенство в Евросоюзе: что делать?
Авторское право  euronews
Размер текста Aa Aa

Пандемия увеличила неравенство во всем Евросоюзе, больше всего пострадали женщины, меньшинства, инвалиды и люди, живущие в бедности или находящиеся на ее грани. Чтобы узнать больше об этом, давайте поговорим с Еврокомиссаром по вопросам равноправия Хеленой Далли.

В Евросоюзе женщины в среднем зарабатывают на 14% меньше мужчин. Какие меры вы предлагаете для сокращения этого разрыва?

— Да, как вы заметили, женщины и меньшинства непропорционально сильно пострадали от пандемии, но, при этом, как вы правильно сказали, существует 14-процентный гендерный разрыв в оплате труда, который необходимо устранить. Собственно, с 1957 года в договорах прописан принцип равной оплаты за равноценный труд. Поэтому для нас приоритетная задача - представить предложения по директиве, обеспечивающей прозрачность оплаты труда.

Похоже, что компании неохотно принимают меры по обеспечению прозрачности оплаты труда. Предусматриваете ли вы санкции?

— Я твердо верю в социальный диалог, и важно, чтобы профсоюзы работников, профсоюзы работодателей, гражданское общество участвовали в нашей дискуссии. Есть некоторые работодатели, с которыми я общалась, которые уже внедрили механизм, обеспечивающий прозрачность оплаты труда, и сообщают нам, что их сотрудники очень довольны. Так что я уверена, что есть много работодателей, которые уже действуют, и их будет больше.

А как насчет государств-членов? Готовы ли они следовать вашей директиве или вы готовы к некоторому сопротивлению с их стороны?

— Судя по отзывам, многие страны-члены заинтересованы в этом предложении. И я уверена, что правительства хотят лучшего для своих граждан и не хотят продолжения подобной дискриминации.

Так что, честно говоря, я не думаю, что должно быть много возражений против некоторой доработки. Но, безусловно, это в интересах всех наших граждан. И я уверена, что правительства захотят этому способствовать.

Из-за пандемии положение женщин на рынке труда ухудшилось, но также выросло число случаев домашнего насилия в отношении женщин. Как можно выйти из этой ситуации?

— Это правда. Многие государства-члены сообщают о росте насилия в отношении женщин. И были государства-члены, которые предприняли определенные действия, особенно во время изоляции, когда женщины находились со своими обидчиками в замкнутом пространстве и не могли уйти.

Есть Стамбульская конвенция, которую Евросоюз подписал, но еще не ратифицировал, потому что нам не удалось убедить все страны-члены. Но к концу года у нас будет собственное законодательство, я представлю закон, который защищает женщин и девочек, столкнувшихся с насилием.

Стамбульская конвенция - это соглашение о борьбе с насилием в отношении женщин. Но одно государство-член, Польша, рассматривает возможность выхода из нее. Как убедить правительства оставаться участниками этой конвенции и укреплять права женщин?

— Что ж, будет обидно, если это произойдет. Но я также знаю, разговаривая с организациями гражданского общества в Польше, с депутатами Европарламента из Польши, а также с национальными парламентариями, так вот они тоже против этого. Сопротивление есть, и очень большое.

На этой неделе вы представили свою стратегию для людей с ограниченными возможностями, которые из-за пандемии оказались более изолированными, чем когда-либо. Какова цель вашей стратегии?

— Это новая стратегия на ближайшие 10 лет, мы будем поддерживать, государства-члены – через знания и фонды – на пути к союзу равенства и равноправия, что означает, что каждый человек в Евросоюзе имеет доступ к работе, к образованию, к жилью, к здравоохранению, без исключения. Мы стремимся к созданию союза равенства.

Какие меры вы предлагаете для исправления ситуации с точки зрения доступности жилья, транспорта или образования?

— Мы говорим, например, о карте доступности. Это наш пилотный проект в восьми государствах-членах, и мы стремимся распространить его на все государства-члены. Я имею в виду, что есть свобода передвижения, но если у вас есть инвалидность, и вы планируете поехать в государство-член, которое не признает все ваши права, тогда у вас должна быть эта общая карта доступности. Так, например, это поможет людям с ограниченными возможностями путешествовать более свободно.

Отчасти ваша стратегия похожа на предыдущую европейскую стратегию. В чем отличие?

— Нельзя сказать, что за последние 10 лет все, что нужно было сделать, было сделано. А также возникают новые реалии. Так что я бы не сказала, что эта 10-летняя стратегия приведена в действие! Нет. Вот почему у нас есть другая стратегия на ближайшие 10 лет. Мы продолжим оказывать давление на государства-члены, чтобы они могли улучшить то, что они уже сделали. Всегда есть возможности для улучшения. Это процесс бесконечный.