Срочная новость
This content is not available in your region

Навальный требует вернуть вещдоки, но МВД продлило проверку обстоятельств его отравления

Комментарии
Алексей Навальный с супругой в берлинской клинике Charité
Алексей Навальный с супругой в берлинской клинике Charité   -   Авторское право  AFP PHOTO / INSTAGRAM ACCOUNT @NAVALNY / HANDOUT
Размер текста Aa Aa

МВД вновь продлило сроки доследственной проверки обстоятельств отравления Алексея Навального. В сообщении сибирского управления транспортной полиции сказано, что за прошедший месяц сотрудники ведомства провели «обширный комплекс следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий», в частности, опрошены около 200 человек. Это те, кто мог контактировать с политиком в Томске, потенциальные очевидцы его пребывания в регионе и некоторые пассажиры, которые летели с ним одним рейсом. Теперь в МВД решили повторно опросить сотрудников Фонда борьбы с коррупцией, которые сопровождали Навального в Сибири.

В сообщении не сказано, обнаружили ли следователи основания для возбуждения уголовного дела. Отмечается лишь, что доследственная проверка продолжается, сотрудники ведомства изучают документы и результаты экспертиз. Не указаны и новые сроки, в которые должен быть решён вопрос о возбуждении уголовного дела.

Дело в одежде

Сам Алексей Навальный на отсутствие уголовного дела по факту его отравления реагирует с возмущением. «Такое впечатление, что я не в кому впал в самолёте, а поскользнулся в супермаркете и сломал ногу», — говорится в блоге политика. Навальный требует вернуть одежду, в которой он был в день отравления. Месяц доследственной проверки, по его словам, был использован для того, чтобы прятать «эту важнейшую улику». Именно на одежде могли сохраниться следы боевого отравляющего вещества из группы «Новичок», которым, по данным Бундесвера и независимых европейских лабораторий, отравили основателя Фонда борьбы с коррупцией.

ТАСС со ссылкой на источники в правоохранительных органах сообщает, что никаких отравляющих или опасных веществ в личных вещах Навального российские эксперты не обнаружили.

«Затягивание сроков»

«Российский УПК не предусматривает продление (доследственной) проверки после истечения 30-дневного срока», — рассказал в интервью Euronews директор ФБК Иван Жданов. По его словам, МВД уже должно было принять процессуальное решение о возбуждении уголовного дела или об отказе от уголовного разбирательства:

«Российские власти просто пытаются затягивать срок проверки, чтобы не давать никаких информационных поводов и чтобы удерживать у себя все улики, которые могут свидетельствовать об отравлении. Это прежде всего записи с камер наблюдения из гостиничного номера и это личные вещи Алексея Навального, которые они не хотят отдавать и удерживают как бы в рамках проверки. Цель очевидна».

Жданов уверен, что действия МВД «не имеют ничего общего с расследованием». Он говорит, что прекрасно знает, как проходили опросы сотрудников Фонда борьбы с коррупцией, что делают следователи: «Они знают о том, что Алексей Навальный был отравлен, они просто не хотят возбуждать уголовное дело».

Если уголовное дело всё-таки будет возбуждено, то, по словам Жданова, у Навального как потерпевшего появится возможность требовать доступа к уликам, а также выдвигать свою версию произошедшего. Во-вторых, «будут хоть какие-то действия по расследованию»: «Бывает, конечно, что возбуждают уголовное дело и ничего не делают, но какие-то хотя бы формальные шаги по расследованию им нужно совершить». Наконец, само возбуждение уголовного дела, по словам Жданова, будет означать признание факта отравления Алексея Навального. «Но пока всё свидетельствует о том, что они не намерены этого делать».

View this post on Instagram

Пост про любовь ❤️. У нас с Юлей 26 августа была годовщина - 20 лет свадьбы, но я даже рад, что пропустил и могу это написать сегодня, когда знаю о любви немного больше, чем месяц назад. Вы, конечно, сто раз видели такое в фильмах и читали в книжках: один любящий человек лежит в коме, а другой своей любовью и беспрестанной заботой возвращает его к жизни. Мы, конечно, тоже так действовали. По канонам классических фильмов о любви и коме. Я спал, и спал, и спал. Юля @yulia_navalnaya приходила, говорила со мной, пела меня песенки, включала музыку. Врать не буду - ничего не помню. Зато расскажу вам, что точно помню сам. Вернее, вряд ли это можно назвать «воспоминание», скорее, набор самых первых ощущений и эмоций. Однако он был для меня так важен, что навсегда отпечатался в голове. Я лежу. Меня уже вывели из комы, но я никого не узнаю, не понимаю, что происходит. Не говорю и не знаю, что такое говорить. И все мое времяпрепровождение заключается в том, что я жду, когда придёт Она. Кто она - неясно. Как она выглядит - тоже не знаю. Даже если мне удаётся разглядеть что-то расфокусированным взглядом, то я просто не в состоянии запомнить картинку. Но Она другая, мне это понятно, поэтому я все время лежу и ее жду. Она приходит и становится главной в палате. Она очень удобно поправляет мне подушку. У неё нет тихого сочувственного тона. Она говорит весело и смеётся. Она рассказывает мне что-то. Когда она рядом, идиотские галлюцинации отступают. С ней очень хорошо. Потом она уходит, мне становится грустно, и я снова начинаю ее ждать. Ни одну секунду не сомневаюсь, что у этого есть научное объяснение. Ну, типа, я улавливал тембр голоса жены, мозг выделял дофамины, мне становилось легче. Каждый приход становился буквально лечебным, а эффект ожидания усиливал дофаминовое вознаграждение. Но как бы ни звучало классное научно-медицинское объяснение, теперь я точно знаю просто на своём опыте: любовь исцеляет и возвращает к жизни. Юля, ты меня спасла, и пусть это впишут в учебники по нейробиологии😍

A post shared by Алексей Навальный (@navalny) on

Алексей Навальный был госпитализирован с симптомами сильного отравления 20 августа — ему стало плохо во время перелёта из Томска в Москву, самолёт экстренно посадили в Омске. После двух дней пребывания в местной больнице скорой помощи политика удалось перевести в Германию, где и была подтверждена версия об отравлении ядом.

Медики омской больницы скорой помощи назвали эти данные своих немецких коллег «политическим диагнозом», а Кремль неоднократно заявлял, что не признает случившееся с политиком как отравление, пока Москве не будут представлены соответствующие доказательства. Несмотря на отсутствие уголовного дела, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что российские власти заинтересованы в выяснении всех обстоятельств произошедшего с «берлинским пациентом».

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube