Срочная новость
This content is not available in your region

Плата за возвращение домой: как миграционная схема ЕС терпит неудачу

Комментарии
Джеймсу помогли вернуться в Нигерию из ливийского миграционного лагеря. МОМ помогла ему открыть парикмахерскую в Бенин-Сити, штат Эдо, Нигерия.
Джеймсу помогли вернуться в Нигерию из ливийского миграционного лагеря. МОМ помогла ему открыть парикмахерскую в Бенин-Сити, штат Эдо, Нигерия.   -   Авторское право  Sara Creta
Размер текста Aa Aa

Джеймс поднялся на борт самолета из Ливии в родную Нигерию в конце 2018 года. До этого он пережил кораблекрушение в Средиземном море, скитался по нескольким африканским странам, получил огнестрельное ранение и провел два года в одном из ливийских лагерей для беженцев, где его, как и многих других, подвергали пыткам и унижениям.

В 2020 уже в родном Бенин-Сити, Джеймса выселили из дома за неуплату аренды. Сейчас он живет в своей цирюльне, где по ночам ютится на полу. После неудачной попытки попасть в Европу от него отвернулись друзья и родственники. “Вернуться домой - это несчастье, - сказал Джеймс Euronews. - Никому нет до тебя дела, ведь ты вернулся с пустыми руками”.

Джеймс один из десятков тысяч африканских мигрантов, которые возвращаются домой через программу Международной организации по миграции ООН (МОМ), которая стоит 357 млн евро и поддерживается ЕС. Мигрантам, которые на своем пути в Европу застревают в лагерях для беженцев на границе, предоставляют билет домой. Им также полагается некоторая сумма денег и помощь в реинтеграции на родине.

Из 81 тысяч вернувшихся с 2017 года, почти 33 тысячи прибыли из Ливии. Многие из них столкнулись с незаконным содержанием под стражей, насилием и жестоким обращением со стороны контрабандистов, местных вооруженных отрядов и преступных банд. Условия жизни мигрантов настолько плохи, что здесь программа МОМ называется “Добровольное гуманитарное возвращение”, а не “Помощь в добровольном возвращении” как в других промежуточных пунктах на их пути в Европу.

Расследование Euronews в семи африканских странах показало, что программа ООН, которая стала основным ответом ЕС на проблему нелегальной миграции, не справляется со своей задачей. Десятки мигрантов сообщили, что по возвращении, они не получили никакой помощи, а те, кому все же выплатили обещанное, как Джеймсу, считают поддержку недостаточной.

Многие из них хотели бы снова попытаться прорваться в Европу. “У меня такое ощущение, что мне тут не место, - сказал Джеймс. - Если представится такая возможность, я ей воспользуюсь, мне нужно уехать из страны”.

“МОМ не может остановить повторную миграцию”

Формально МОМ не входит в состав Организации объединенных наций, но является ее официальным подрядчиком. С началом миграционного кризиса в Европе в 2015 году ее бюджет вырос до 1,7 млрд евро к 2019 году. ЕС - один из основных спонсоров МОМ, на его долю приходится почти половина бюджета организации.

Программа, разработанная МОМ для решения миграционного кризиса предполагает, что беженцы добровольно соглашаются вернуться домой. За участие в инициативе, организация оплачивает им билет домой и помогает реинтегрироваться. Помощь включает в себя материальные выплаты, временное предоставление жилья, консультирование и обучение новой профессии, но часто этого оказывается недостаточно.

Сейду, вернувшийся в Мали, получал деньги на оплату аренды и медицинских счетов жены в течение трех месяцев. Он также прошел курс переобучения и получил мотоцикл для пассажирских перевозок.

За время нелегальной работы на одной из алжирских строек мужчине удалось отправить домой достаточно денег, чтобы его брат сумел построить дом в родной деревне в Мали. Сейчас Сейду зарабатывает всего 15 евро (1166 рублей) в день и пытается получить французскую визу, чтобы снова попытать счастье за границей.

По данным НКО, репатрианты часто совершают повторную попытку уехать в Европу, используя, в том числе, деньги полученные от МОМ. “Люди сами вольны решать, хотят они уехать или нет, - сказала пресс-секретарь организации Сафа Мсехли. - МОМ не вправе останавливать повторную миграцию”.

Две трети мигрантов не проходят программу реинтеграции до конца

Всего в программе реинтеграции приняли участие 14 879 малийцев. Тем временем, согласно исследованию, опубликованному Brot für die Welt и международной правозащитной НКО Medico International, только 10% мигрантов, вернувшихся в Мали до января 2019 года получили какую-либо поддержку от МОМ.

Подобная ситуация складывается и в некоторых других африканских странах. Мохи, 24-летний суданец, провел в Ливии три года и вернулся домой в 2019, но так и не получил обещанных МОМ денег. “Они продолжают кормить нас завтраками”, - сказал он Euronews.

Официальная статистика организации показывает, что только 766 человек из более 2600 вернувшихся в Судан получили выплаты. В отчете говорится, что основная причина этому - высокая инфляция и недостаток наличных и товаров в обороте, но эксперты считают, что причина подобного провала в неэффективности программы.

Sara Creta
Суданские мигранты, вернувшиеся домой из Ливии, протестуют перед местным отделением МОМ в Дарфуре, требуя помощи. Февраль 2020 года.Sara Creta

По данным МОМ, только две трети ее участников завершают процесс реинтеграции. “Большинство репатриантов теряются через несколько дней”, - говорит директор Института оценки Фриденсау в Германии Кваку Архин-Сам.

В МОМ считают, что для более успешного решения миграционной проблемы мандата организации недостаточно, необходимы более решительные меры со стороны местных властей и активное участие всех слоев общества. “Это добровольная инициатива, мигранты сами решают, когда им выходить из программы и хотят ли они вообще в ней участвовать”, - объяснил Euronews представитель организации.

“В сфере миграции необходимы улучшения”

Системные проблемы программы подтверждают и данные из Нигерии. В период с 2017 по 2019 годы в страну вернулись 12 тысяч человек. Девять тысяч из них оставались на связи с МОМ по возвращении: пять тысяч мигрантов обучились новым навыкам, 4300 - получили материальную помощь. Всего 58% участников воспользовались поддержкой НКО.

По данным нидерландского Центра пограничных исследований Ниймегена, только 1289 человек закончили программу реинтеграции, а оценка ее эффективности была дана на основе опроса всего 136 репатриантов.

Гарвардское исследование вернувшихся нигерийских мигрантов показало, что 61.3% респондентов не нашли работу по возвращении, а 16.8% работали только небольшой период времени. По возвращении 98.3% вернувшихся не получили никакого дополнительного образования.

В комментарии Euronews еврокомиссар по внутренним делам Ильва Юханссон признала, что миграционная политика “это та сфера, в которой необходимы улучшения”. Она добавила, что пока рано говорить о том, какие улучшения требуются, но на данном этапе ЕС сохраняет хорошие отношения с МОМ.

Sara Creta
A poster in Nigeria warning of the risks of migration.Sara Creta

Насколько программа МОМ гуманна?

Программа МОМ также вызывает вопросы у правозащитных НКО в том, насколько отправление беженцев домой добровольно и даже легально. В соответствии с международным гуманитарным правом, человека нельзя возвращать в страну, где ему могут грозить пытки, жестокое обращение или суровое наказание. Этот принцип применим ко всем мигрантам, независимо от статуса и чаще всего касается стран, на территории которых разворачиваются военные конфликты.

МОМ утверждает, что предупреждает беженцев о возможных последствиях и помогает им в решении проблем, связанных с риском для жизни или безопасности. Даже если в стране, где работает МОМ, нет военных конфликтов, вернувшимся может грозить опасность.

Так, эксперты Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) считают, что женщины или дети, подвергавшиеся трафикингу в Нигерии могут столкнуться с преследованиями по возвращении домой. Для них также существует повышенный риск вернуться в этот вид современного рабства.

В поддержку точки зрения правозащитников говорят и данные из соседнего Нигера, где находится наибольшее число беженцев разных национальностей, с которыми работает МОМ. Эту страну уже прозвали “новой южной границей Европы”.

В 2015 году Нигер начал внедрять программы по борьбе с миграцией, оплачиваемые ЕС, но сотни тысяч мигрантов все еще отправляются через пустыню на север континента в поисках лучшей жизни. Часто на пути в Европу они становятся жертвами трафикеров.

В сам Нигер беженцы попадают, в том числе, после депортации из соседнего Алжира. По данным Европейского совета по делам беженцев и изгнанников, алжирские власти высылают в Нигер около 500 человек в неделю. Эти акции критикуют за несоблюдение прав человека. Мигрантов - мужчин, женщин и детей - доставляют в так называемую “нулевую точку”, находящуюся в 15 км от границы с Нигером. Чтобы добраться до ближайшего города, они вынуждены идти пешком около 25 км.

“Они прибывают в Ассамакку, пограничное поселение МОМ, в ужасном состоянии, все, включая беременных женщин, измазанные в крови и в состоянии шока”, - рассказывал специальный докладчик ООН Фелипе Гонзалез Моралес после посещения городка в октябре 2018 года.

Эксперт Центра пограничных исследований Ниймегена Джилл Альпес считает, что эти депортации - ключ к тому, почему многие беженцы соглашаются принять участие в программе МОМ в Нигере. По ее словам, у них часто нет другого выбора, поскольку организация чаще всего помогает только тем, кто соглашается отправиться из Ассамакки домой.

На решение мигрантов часто влияют тяжелые условия жизни в лагерях, жестокое обращение, стресс и отсутствие медицинской помощи. “Многие беженцы, подписавшие согласие на добровольное возвращение, жертвы многочисленных нарушений прав человека и нуждаются в защите в соответствии с международным правом, - сказал Моралес.

Моралес согласен, что мигрантов не следует репатриировать, хотя эксперты считают, что помочь им другим способом может оказаться очень сложно: мало кто из этих беженцев имеет право официально подать на прошение убежища.

“Тот факт, что ЕС финансово поддерживает МОМ в основном для того, чтобы проинформировать мигрантов и отправить их обратно на родину, даже если добровольность их возвращения во многих случаях вызывает вопросы, ставит под угрозу правовой подход к сотрудничеству в целях развития”, - написал он.

"Цель не реинтегрировать, а избавиться"

По мнению экспертов, причина неэффективности МОМ в том, что организация не подвергается независимой проверке. "Независимых исследований очень мало, а отчетов много, но это все отчеты МОМ. Они заказывали проведение собственной оценки в течение многих лет", - сказала профессор по миграции и развитию Оксфордского департамента международного развития Лорен Ландау.

Другой причиной провальной миграционной программы может быть финансовая зависимость от МОМ учреждений и агентств, работающих с репатриантами в африканских странах. "Они должны оценивать работу таких международных агентств, как МОМ, - считает специалист по оценке программ развития Архин-Сам. - Но они не могут его критиковать. Так что же они делают? Пишут в своих отчетах, что дела идут хорошо, поэтому МОМ может сказать ЕС, что все работает”.

"Когда европейские чиновники оценивают проекты, они проверяют, все ли из того, что было написано в предложении, выполнено. Но отражает ли это волю людей и сложности, с которыми они сталкиваются в реальности, - другая история", - добавил он.

Аналитики считают, что не все африканские государства довольны миграционной политикой ЕС, но из-за европейского финансирования и двусторонних соглашений, они также не решаются ее критиковать. Исследователи отмечают, что, хотя помощь в возвращении домой из Ливии и предоставляет некоторым мигрантам выход из очень сложной ситуации, она не решает проблему того, почему эти люди решили уехать из дома.

"Цель этой программы не в том, чтобы сделать мигрантов счастливыми или по-настоящему реинтегрировать их на родине, а в том, чтобы избавиться от них приемлемым для европейцев способом", - подчеркнула Ландау, добавив, что программа только подталкивает другие государства к депортациям.

Это расследование, проведенное Euronews, было поддержано на начальных этапах организацией The Migration Newsroom.

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube