Срочная новость
This content is not available in your region

Лилиана Сегре: "Мой номер на руке - часть меня"

Комментарии
euronews_icons_loading
Лилиана Сегре: "Мой номер на руке - часть меня"
Авторское право  euronews
Размер текста Aa Aa

Бывшая узница Освенцима, Лилиана Сегре (ей 89) с ноября прошлого года живет под охраной. Такое решение было принято в связи с непрекращающимся потоком угроз и антисемитских сообщений в ее адрес. \_Сегре досталась драматичная судьба. Пожизненный сенатор Италии, она так и не закончил школу. В 1938 году еврейской девочке пришлось бросить учёбу из-за принятых в Италии расовых законов. В 1943 году ее с семьей отправили в Освенцим. Лилиана стала одним из почти восьми сотен итальянских детей, заключенных в концлагерь, из них выжили только 25. После освобождения женщина на протяжении почти полувека не могла говорить о пережитом. Она нашла в себе силы вспоминать и рассказывать в свои 60. С тех пор Лилиана Сегре занимается общественной деятельностью, участвует в образовательных проектах о Холокосте и продвигает борьбу с расизмом, дискриминацией и антисемитизмом в итальянском парламенте._

Euronews: " Что значит для вас разговор об Освенциме в 75 годовщину освобождения Европы от фашизма?"

Лилиана Сегре: "Выжившие узники Освенцима, как правило, очень долго не могли говорить. Нам было очень трудно облечь в слова то, что довелось увидеть и пережить. А тем, кто лагерей избежал, было почти невозможно понять нас в момент, когда после нескольких лет ужаса мы возвращались к нормальной жизни.

Конечно, все узники разные, между нами были и очень образованные люди, интеллектуалы, личности глубоко эмоциональные - им удавалось говорить и писать о пережитом. Например, писатель Примо Леви, он писал об Освенциме то, что обсуждать не представлялось возможным. А я... я была глупенькой молоденькой девушкой, когда вернулась, мне тогда исполнилось 15. Я очень отличалась от сверстников, от нескольких оставшихся родственников. И тогда я выбрала молчание. Молчать тяжело, но лучше не говорить, чем говорить и не быть понятым".

Euronews: "А потом пришло время нарушить молчание. С чем это связано?"

Лилиана Сегре: "Нелегко говорить о тяжелых вещах без крика, без слез, без слишком долгих пауз. Чтобы подготовиться, нужна огромная внутренняя работа. Она растянулась у меня на много-много лет, а затем что-то произошло внутри. Думаю, это был прилив радости жизни, я стала бабушкой. И наконец-то смогла заговорить. Для этого мне пришлось пройти долгий и трудный путь, но сегодня я горжусь тем, что сделала. Это было похоже на... рвоту. Сравнение неприятное, но точное: у вас что-то копится в желудке, копится, вы не можете избавиться от этой тяжести, а потом - раз!"

Euronews: " Слова - своего рода терапия?"

Лилиана Сегре: "Слова могут ранить больше, чем острые камни. Их трудно найти, трудно понять. Лично мне возможность говорить очень помогла, слова и сегодня мои помощники".

Euronews: "Можно ли сказать, что воспоминания об Освенциме вас отпустили?"

Лилиана Сегре: "Каждое утро, принимая душ, я вижу татуировку на руке, она - часть меня. Я не могу забыть о выбитом на коже номере, как не могу забыть, что у меня, к примеру есть нос. Это число каким-то образом воплощает меня. Нет, воспоминания меня никогда не покидали, они - это я сама".

Euronews: "В каком ключе вы говорили о выбитом номере с детьми и внуками?"

Лилиана Сегре: "Я никогда не говорила об этом с детьми так, как говорю с вами. Мои дети заметили, что у других матерей не было татуировок, в 60-е годы мода на тату еще не пришла. Они уже в раннем возрасте стали задавать вопросы. Я отвечала: когда подрастешь, я тебе объясню. В какой-то момент они перестали спрашивать, наверное. разобрались сами. Так мы росли вместе".

Euronews: "Каждый день вы получаете десятки полных ненависти интернет-сообщений. Кто, на ваш взгляд, эти люди, прячущиеся за монитором, что это за общество, в котором возможно такое?"

Лилиана Сегре: "Честно говоря, мне жаль этих людей,... чем они живут, если у них нет других занятий, кроме как угрожать смертью 90-летнему человеку? Я могу только пожелать лучше распоряжаться отведенным им временем : смотреть телевизор, гулять, целовать ребенка, читать. ведь этом - жизнь".

Euronews: " В Европе антисемитизм возвращается? "

Лилиана Сегре: "Прошу прощения, это ощущение возврата связано с тем, что мы начали об этом говорить. А так антисемитизма хватало всегда. 25 апреля, в день освобождения от фашизма, антисемиты предпочитают делать вид, что они... больше не антисемиты! Большая разница в том, что сегодня об всем этом можно говорить".

Euronews: "Вы видите сходство с ситуацией из прошлого? Есть ли, на ваш взгляд, риск повторения?"

Лилиана Сегре: "Нет, риска повторения нет, я имею в виду ту степень ужаса и ненависти, которую испытала на себе. Все же, живя в демократическом обществе, надеешься, что честных людей больше, чем нечестных".

Euronews: "Какие меры может принять современное общество?"

Лилиана Сегре: "У меня нет рецептов борьбы с этим злом, которое я считаю явлением очень древним. Одновременно я верю в цикличность истории".

Euronews: "75 лет назад вы очень близко подошли к порогу смерти. А сегодня вы ее боитесь?"

Лилиана Сегре: "Ну, я думаю, мы все боимся смерти. Я лично однозначно предпочитаю жизнь, я сегодня больше верю в людей и надеюсь остаться собой до конца".

Euronews: "Человеком, который, как вы сказали, должен быть свободным?"

Лилиана Сегре: "Свободным и мирным!"

Euronews: "Спасибо за участие в программе. Желаем вам долголетия".

Лилиана Сегре: "Очень приятное пожелание. У меня - это правда! - еще столько дел".

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube