Срочная новость
This content is not available in your region

Подрастающие террористы Европы?

Комментарии
euronews_icons_loading
Подрастающие террористы Европы?
Размер текста Aa Aa

Доминик Бонс, основатель ассоциации Syrien ne bouge agissons: "Этот рисунок он сделал, когда был маленьким. Здесь много разных деталей... Он говорил, что это дом его мечты".

Сын француженки Доминик Бонс Николя мечтал о многом. Но ему так и не довелось пожить в доме на берегу моря с пальмами и бассейном.

Доминик Бонс: "Я сказала: "Да, это так здорово, что ты поедешь в Таиланд. Ты увидишь что-то новое, познакомишься с другими обычаями. Но на самом деле это был лишь предлог, чтобы уехать в Сирию".

Николя стал одним из более 5000 европейских граждан, которые, согласно данным Евросоюза, присоединились к террористической организации ИГИЛ в период с 2011 по 2016 год. Он погиб в Сирии в 2013-м. После смерти сына его мать решила начать борьбу с радикализацией во Франции.

Доминик создала ассоциацию Syrien ne bouge agissons и написала обращение к правительству, в котором рассказала о том, что происходит с молодыми мужчинами и женщинами по всей стране.

Доминик Бонс: "Господин президент, надеюсь, мое письмо сообщит вам о моей работе".

По ее словам, эта проблема существует и сегодня

Доминик Бонс: "Я знаю одну мать, которая говорит, что ее дочери 18 лет, но это уже не ее дочь. Она ее больше не узнаёт. Но сейчас 2019 год. Однако все это продолжается. И как мы на это реагируем? Никак".

Европейские правительства и организации ведут борьбу с идеологией, которая завлекает людей в мир радикальных идей и жестоких действий. Некоторые из тех, кто когда-то присоединился к ИГИЛ, говорят, что хотели бы повернуть время вспять.

Анелиз Боржес, euronews: "Вы сожалеете, что приехали сюда?"

Хамза Нмейе, бывший боец ИГИЛ: "Да, я полностью сожалею об этом. Это стало моим первым преступлением. Я никогда не совершал преступлений в Бельгии, я был студентом".

Хамза Нмейе рассказал о том, что 7 лет назад привело его в Сирию, и что сегодня продолжает оказывать влияние на молодежь.

Хамза Нмейе: "Говорят, что идеология не разрушена. Все об этом знают. Если взять к примеру ООН, что они говорят по этому поводу? Они говорят, что нужно создать программу дерадикализации, чтобы могли измениться и вернуться в общество".

Хамзе Нмейе 29 лет, и он понятия не имеет, разрешат ли ему вернуться в его страну, когда это произойдет и какой будет его жизнь. Его история может вызвать такие чувства как страх и отвращение. Но, по мнению многих специалистов, если не принимать никаких решений, на этой почве может взойти ненависть и насилие у следующего поколения.

Доминик Бонс: "Мы должны серьезней об этом подумать. И побыстрей. Потому что, чем больше времени проходит, тем взрослее становятся дети. И они живут в окружении ужасных вещей. Сегодня это голод, болезни и все остальное. Перед этим была война, были бомбы, дети страдали из-за войны. Но все будет еще хуже, потому что когда они вырастут, они будут ненавидеть всех - страну где они родились, но также и страну, в которой они оказались. Это будут массовые убийцы".

Пока это просто дети, которые скоро вырастут. И, возможно, только тогда станет очевидно, что проблемы Европы с терроризмом не закончились.