Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

"Мы не хотим подобного для Европы"

 Комментарии
"Мы не хотим подобного для Европы"
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Миграция была одной из наиболее политически острых и противоречивых тем за пять лет работы еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, под руководством которого здесь на 12-ом этаже в самом центре европейского квартала в Брюсселе исполнял свои обязанности Димитрис Аврамопулос – еврокомиссар по миграции. Мы хотели узнать его мнение до того, как он покинет свой офис.

Мейв Макмахон, Euronews:

В 2014 году ещё до вступления в должность, выступая перед евродепутатами, вы сказали, что в европейской политике проблема миграции - важнейшая проблема для легитимности ЕС. Как вы думаете, Еврокомиссии удалось её решить?

Димитрис Аврамопулос, еврокомиссар по миграции:

– Мы уже не там, где мы были пять лет назад. Это доказывают наши успехи в данной области. Миграционные потоки уменьшились, наши границы лучше защищены. Мы создали новые механизмы и усилили уже существующие, например, Европол и "Фронтекс". "Фронтекс" – уже не тот, что был раньше. Очень сложно убедить 28 государств-членов ЕС, во-первых, сотрудничать, а во-вторых, доверять друг другу. Это одна из главных проблем Европейского Союза на данный момент.

Вы упомянули агентство по охране внешних границ "Фронтекс". Согласно бюджету 2020 года, планируется выделить более 100 миллионов евро на увеличение количества полицейских на границах ЕС. В таком случае, можно ли назвать Евросоюз чем-то вроде крепости, и если да, то может ли это быть прямым ответом на то, что хотят национальные правительства ЕС и их избиратели?

– Европа не должна быть крепостью. Я вам напомню: впервые этот термин использовал в 1933 году Адольф Гитлер. Мы не хотим подобного для Европы. В то же время мы должны защищать наши границы. В данный момент мы действительно в сложном положении. Жан-Клод Юнкер сказал три года назад, что мы сейчас решаем экзистенциальные вопросы. И это правда. Рост популизма и национализма, которые набирают силу, представляет большую угрозу.

Как вы думаете, если бы вопрос миграции был рассмотрен тщательнее, если была бы более эффективная стратегия, возможен ли был бы перевес в сторону националистических партий на европейских выборах, как это было в этом году в Бельгии, Италии, Польше и Венгрии?

– Знаете, вы сейчас находитесь в офисе, где все основные инициативы были предприняты давным давно. Мы все учли. С одной стороны, мы хотели оказать поддержку государствам-членам, находящимся на границах Евросоюза а, с другой – предотвратить нелегальную миграцию в Центральную Европу. Должен вам признаться, что мне было нелегко собрать воедино различные подходы, поскольку национальные интересы всё ещё преобладает. Так что, с одной стороны, у нас была европейская политика, которую мы проводим от имени всех европейцев, а с другой - в некоторых странах мы сталкиваемся со сторонниками жесткой миграционной политики. Здесь я хотел бы сделать различие между государствами-членами и их правительствами, правительство никогда не должно забывать, что оно приходит и уходит.

Вы подводите меня к Италии, где было избрано новое правительство, а новое правительство означает новую политику. Какие ошибки сделала Еврокомиссия в работе с предыдущим итальянским правительством, когда Маттео Сальвини был министром внутренних дел? И как вы собираетесь работать с новым?

– Это связано с внутренней политикой в Италии. Боюсь, что большую часть итальянцев убедили популистские политические идеи. Что касается Сальвини, могу отметить, что я заметил небольшие изменения, он начал как антиевропейский политик, но затем стал проявлять более дружественный тон к европейской политике. Именно это сейчас происходит в Италии, и итальянцы могут это подтвердить.

Маттео Сальвини - это человек, который ввел уголовную ответственность для капитанов судов НПО за спасение мигрантов в море. Такие люди как, например, Карола Ракете, вы считаете их героями или преступниками?

– Ну, я бы сказал, что она выполняла свой долг согласно своим принципам. Нужно всегда уважать тех, кто выполняет свою работу, веря в принципы. Думаю, то, что произошло – это инцидент, который никогда больше не должен повториться.

У вас нет ощущения, что Евросоюз решает проблемы сугубо индивидуально, от случая к случаю?

– Я неоднократно говорил о том, что нам нужен единый регулирующий механизм для всех, и я на этом настаиваю. Так, как сейчас, больше продолжаться не может. Все государства-члены должны понимать – настало время принять единые правила. Говоря это, я хочу напомнить о тех усилиях, которые были приложены для утверждения нового Дублинского соглашения, это очень важно. Откровенно говоря, я был разочарован позицией отдельных государств. Некоторые считают, что это проблема отдельных государств, например, Южной Европы, но нет, это не так. Мы пытаемся принять единую стратегию которая работала бы для всех.

Урсула ван дер Ляйен, новый председатель Еврокомиссии, собирается реформировать Дублинское соглашение. Вы думаете, эта задача выполнима?

– Нет ничего невозможного, если мы сами не считаем это невозможным. Новое руководство Еврокомиссии должно сформулировать четкую проевропейскую политическую позицию по вопросу миграции и убедить государства-члены ей следовать. Я знаю, что это нелегко, но мы здесь не для того, чтобы делать легкую работу. Европейское будущее будет под угрозой, если нам не удастся решить проблему миграции.

Г-н комиссар, в прошлом году, когда Ангела Меркель выступала в Европарламенте, Найджел Фараж встал и поблагодарил ее за то, что она содействовала Brexit своей политикой открытых дверей 2015 году. Что вы думаете об этом?!

– Вы хотите, чтобы я прокомментировал действие Фаража? Я бы никогда этого не сделал, так как считаю, что в Европе, а самое главное в его стране он играет негативную роль, и именно об этом будут говорить историки в будущем, потому что есть два типа политиков и лидеров, которых помнят: тех, кто строит, и тех, кто разрушает.

_Да_, я поняла вашу позицию по отношению к Найджелу Фаражу. И еще одна заключительная тема, которую я хотела бы затронуть – это соглашение между ЕС и Турцией, а также угроза Эрдогана открыть двери для беженцев. Что всё это может означать для отношений ЕС и Турции?

– Хочу сказать прямо – соглашение между ЕС и Турцией нужно сохранить в силе. Это сотрудничество должно продолжаться и укрепляться со временем. Но, с другой стороны, подобное взаимодействие, на мой взгляд, не должно использоваться как инструмент давления.

- Комиссар Аврамопулос, спасибо вам за то, что вы были гостем "Глобального диалога".