Срочная новость

Срочная новость

"Пятилетка – реальный срок"

 Комментарии
"Пятилетка – реальный срок"
Авторское право
REUTERS/Gonzalo Fuentes
Размер текста Aa Aa

Ущерб от пожара в Нотр-Даме оказался не столь катастрофическим, как предполагалось ранее. Тем не менее клич на восстановление собора был брошен по всему миру .

На прошлой неделе президент Франции Эммануэль Макрон объявил амбициозный план - отстроить символ Парижа за 5 лет к открытию Олимпийских Игр в 2024 году.

Но возможно ли это?

У Великобритании уже есть печальный опыт восстановления исторических монументов, затронутых пламенем.

В 1984 году в результате сильного пожара обрушилась крыша Южного трансепта Йоркского собора. На ее восстановление потребовалось несколько миллионов фунтов стерлингов и 4 года работ.

Затем в 1992 году огонь уничтожил 115 помещений Виндзорского замка – резиденции британских монархов со времен Генриха I. Грандиозные реставрационные работы велись 5 лет и стоили казне 36 млн фунтов стерлингов.

Архитектор Питер Риддингтон, курировавший виндзорский проект, считает, что заявленная Макроном пятилетка вполне реальный срок для восстановления Нотр-Дама.

"Конечно, при наличии желания и рабочей силы, если она будет предоставлена в достаточном количестве, работы можно закончить в срок. Но при одном условии – наличии древесины для восстановления крыши. Причем, возможно, отстраивать всю крышу не обязательно из дерева. Средневековые структуры были разрушены, часть из них еще можно восстановить, но элементы, которые полностью уничтожены, можно воссоздать, используя сталь, например, или любой другой доступный современный материал. В этом случае не пришлось бы ждать поставки древесины, и это, безусловно, сократило бы срок выполнения работ. Главная загвоздка тут именно древесина", – говорит Риддингтон.

Питер работал также и над реставрацией здания Вестминстерского дворца, где заседает британский парламент.

Нынешняя структура, выполненная в викторианском стиле, практически полностью заменила сгоревшую в пожаре в середине XIX-го века, но она все больше приходит в негодность, и есть опасения, что ее может постигнуть та же судьба, что и Нотр-Дам.

"Это здание - символ британской политики и фактически в данный момент международной политики. Это мать всех парламентов, можно сказать. Мы можем не очень любить людей внутри парламента, но мы говорим о самом здании, а не людях. И именно поэтому важно озаботиться приведением его в должное состояние, иначе мы просто потеряем это здание. И мы не хотели бы утратить его, также как французы не хотят потерять Нотр-Дам”, – заключил архитектор.