Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Конец "Южного потока"

 Комментарии
Конец "Южного потока"
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

“Южный поток”, похоже, похоронен. В понедельник в Анкаре российский президент Владимир Путин поставил точку в восьмилетней истории проекта, объявив что Россия прекращает строительство, не найдя понимания с Евросоюзом.

Вместо этого российский топливный концерн “Газпром” намерен проложить новый трубопровод в Турцию, а уж она и будет продавать газ европейцам.

“Южный поток” задуман для доставки российского газа в Южную Европу в обход территории Украины. Предполагалось, что труба, мощностью в 63 млрд кубометров в год, пройдет по дну Черного моря от Анапы до болгарской Варны, затем по суше – по Болгарии, Сербии, Боснии, Хорватии, Словении, Венгрии, Австрии.

50% акций принадлежит “Газпрому”, 20% – итальянской Eni, по 15% – французской Electricite de France (EDF) и германской Wintershall.

За эти годы проект подорожал почти в полтора раза. В российскую часть “Газпром” вложил 4 млрд евро.
В октябре он пересмотрел стоимость строительства с 16 до 23,5 млрд евро. Общая же оценка проекта аналитиками с учетом кредитов превышает 30 млрд евро.

Весной на фоне введения западных санкций против России Еврокомиссия добилась от южных стран ЕС замораживания стройки, ссылаясь на то, что условия их соглашений с “Газпромом” нарушают нормы “третьего энергопакета” – антимонопольного законодательства ЕС в области энергетики.

Четкой реакции Брюсселя пока нет. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини отреагировала так: “принятое и объявленное Россией вчера решение говорит нам о том, что Евросоюзу срочно нужно диверсифицировать не только маршруты доставки топлива, но и его источники”.

Впрочем, плановая встреча стран-участниц проекта в Брюсселе 9 декабря не отменена. Вопрос о том, что делать, стоит остро. Так глава МИДа Сербии уже заявил, что “Южный поток” нужен Европе, а его австрийский коллега счел в телеинтервью сказал, что не считает решение России окончательным.

Габор Ковач, “Евроньюс”: “С нами в студии Андраш Деак, венгерский эксперт по вопросам энергетики. Добрый вечер. Кто окажется победителем и проигравшим в результате отказа России от строительства газопровода “Южный поток?” Каким образом это решение повлияет на энергетическую зависимость Европы?”

Андраш Деак: “Очевидно, что если газопровод будет построен по новому маршруту, то абсолютным победителем в этой ситуации
окажется Турция. Она получит больше транзитного газа на своей территории, ведь, судя по всему, Россия решила изменить маршрут с Украины на Турцию. В каком-то смысле Еврокомиссия могла бы повысить свой престиж, заставив Россию уступить в этом конфликте. Но, разумеется, что для обеих сторон было бы лучше достичь соглашения: если бы Еврокомиссия признала юридические процедуры, по которым хотела действовать Россия . Но компромисса достичь не удалось.

Проигравшие, конечно же, это центрально- и восточноевропейские страны: через их территории должен был пролегать
газопровод. Теперь, до конца десятилетия, они остались с единственным газопроводом, проходящим по территории Украины.
Ситуация для них ухудшилась, потому что в этих странах диверсификация источников энергии должна проходить без спешки — им нужно сохранять российско-европейские газовые отношения, а если менять их, то постепенно .”

Габор Ковач, “Евроньюс”: “Последние два года Венгрия была одним из самых больших сторонников проекта. Почему он был так важен для Венгрии. Отказ от строительства “Южного потока” — это экономический или политический удар по Будапешту?”

Андраш Деак: “Действительно, в этом году российско-венгерское экономическое сотрудничество развивалось стремительно. В январе было подписано соглашение в области ядерной энергетики, летом Венгрия закрыла газовый реверс для Украины,
в последние два месяца Венгрия защищала “Южный поток”. Конечно, для этого были экономические причины. Российская сторона что-то предложила венгеркому правительству. Мы не знаем, что. Возникает вопрос: всегда ли выгодно вставать на сторону России, если эта позиция может привести к еще большей изоляции?”