Мехди Каруби: больше трех лет под домашним арестом без суда

 Комментарии
Мехди Каруби: больше трех лет под домашним арестом без суда
Размер текста Aa Aa

Мир Хусейн-Мусави, Мехди Каруби, Захра Рахнавард – лидеры оппозиционного иранского “Зеленого движения” уже более трех лет находятся под домашним арестом. Без суда и следствия.

Журналист “Евроньюс” встретился в Лондоне с сыном Мехди Каруби. Мохаммад Тагхи Каруби работает там преподавателем высшей юридической школы.

Али Хардпир, “Евроньюс”: Господин Каруби, ваш отец находится под домашним арестом с февраля 2011 года. Министр юстиции и мэр Тегерана в прошлом году заявили, что его дело находится в руках Совета Национальной Безопасности. Недавно один из представителей парламента передал высказывание Верховного руководителя Ирана. По его словам, если дело лидеров “Зеленого движения” дойдет до суда, то приговор будет суровым. Почему Исламская республика Иран не соблюдает открытости в этом вопросе?

Мохаммад Тагхи Каруби: Изначально поведение режима в деле лидеров движения протеста было скрытным. Частично это связано с действиями неформальных тайных группировок, находящихся под контролем режима. Согласно международному законодательству, государство несет ответственность за деятельность этих групп.

Среди их методов нападения на дом моего отца, поджог дверей квартиры, в окна бросались шумовые гранаты.
Режим поручает такие дела специальным группам. Речь идет о неофициальных действиях, чтобы избежать прямой конфронтации государства и лидеров “Зеленого движения”.

Таким образом, ни один представитель власти не взял на себя юридическую ответственность за пребывание под домашним арестом троих оппозиционных лидеров.

Однако некоторые чиновники, такие как представители высшей полицейской и судебной власти, во время неофициальных бесед говорили, что это дело не находится под их непосредственным контролем.

Также недавно Верховный руководитель четко заявил, что этот специфический случай содержания под домашним арестом находится в его руках. Это не стало для нас новостью. Хотя, по моему мнению, публичное признание этого факта вывело дело на новый уровень.

“Евроньюс”: Ваш отец настаивал на том, что готов предстать перед судом и ответить на все выдвинутые против него обвинения. Однако Верховный руководитель заявил, что его преступление – очень тяжкое, и отметил, что до сих пор государство довольно мягко обращалось с Каруби и двумя другими политиками. Не кажется ли вам, что Верховный руководитель уже все решил без суда?

Мохаммад Тагхи Каруби: Конституция гарантирует применение принципа презумпции невиновности до вынесения приговора судом. Мой отец знает законы. Как только его поместили под домашний арест, он сразу заявил, что готов к открытому, публичному суду, как это предусмотрено 168 статьей Конституции. Его единственным условием была возможность обратиться к людям.

Но режим отказал ему в этом. Судебного процесса не состоялось. Верховный руководитель заявил, что лидеры “Зеленого движения” виноваты, что их преступление должно быть рассмотрено в суде. Однако именно суд должен определять наказание вынося приговор. Но получается, что Верховный руководитель уже назначил наказание. Годы проходят, однако Верховный руководитель продолжает считать, что его режим – превыше всего. Все это говорит о том, что никто не собирается передавать дело в суд. Это также – свидетельство того, что суд не независим, когда речь идет о таких случаях как этот, с тремя оппозиционными лидерами. А все потому, что в Иране лидеры оппозиционного движения имеют влияние на граждан.

“Евроньюс”: В прошлом году после президентских выборов, когда к власти пришли более умеренные руководители, счастливые люди вышли на улицы, и в их лозунгах вновь зазвучали имена лидеров “Зеленого движения”. Чего добивается режим продлевая этот домашний арест?

Мохаммад Тагхи Каруби: Арестовав лидеров “Зеленого движения”, власти пытались использовать пропаганду, национальные СМИ, другие средства, чтобы вызвать у иранцев негативное отношение к ним. Против них были выдвинуты многочисленные обвинения, в то время как никаких возможностей оправдаться предоставлено не было. Активисты-студенты и политики находятся в тюрьме. Огромной исторической ошибкой этого режима была попытка заставить общество методами государственной пропаганды в СМИ плохо относиться к этим лидерам. Последние выборы доказали, что это им не удалось. Сегодня не только выросло внимание людей к лидерам “Зеленого движения”, их популярнось не перестает расти.

“Евроньюс”: Что касается условий содержания вашего отца под домашним арестом, его переводили с места на место. Сначала он находился под арестом в своем собственном доме, затем он был переведен в более надежное место, принадлежащее министерству национальной безопасности, а потом снова в свой дом. Ради чего все это? С господином Мусави и его супругой госпожой Рахнавард такого не делали.

Мохаммад Тагхи Каруби: Мой отец находился под арестом в своем доме, затем через несколько месяцев его перевели в одно из зданий министерства разведки и национальной безопасности. Наша семья считает, это было сделано, чтобы оказать на него давление. Два года он провел в маленькой квартирке с самыми минимальными удобствами в одиночестве. Моя мать была освобождена из под домашнего ареста, но отец оставался там. Из-за того что он был лишен солнечного света и свежего воздуха он заболел астмой и рахитом. В течение только последних семи – восьми месяцев он перенес 4 хирургические операции. Когда власти поняли, что такое заключение может окончательно подорвать его здоровье, было принято решение вернуть его домой. Но содержание под арестом не было отменено.

“Евроньюс”: Когда политики отрезаны от любых контактов с обществом, возникает озабоченность, как их кормят. Кому разрешено снабжать вашего отца провизией?

Мохаммад Тагхи Каруби: Сейчас, когда я разговариваю с вами, семья заботится о его пропитании. Моей матери разрешено ходить за покупками. Но когда он содержался в помещении министерства национальной безопасности, все продукты он получал от них. Конечно платила за них наша семья. Они привозили отцу полуфабрикаты. Очень недолго они доставляли готовые блюда, потому что отец жил один.

“Евроньюс”: Кому разрешено посещать вашего отца?

Мохаммад Тагхи Каруби: Мои братья, их жены и дети имеют право навестить его один раз в неделю. Продолжительность каждого свидания полтора – два часа. Одному из моих братьев свидания запрещены, потому что он рассказывал отцу политические новости. Ему запретили посещать отца в течение 14 месяцев.

“Евроньюс”: Вы уже контактировали с международными правозащитными организациями?

Мохаммад Тагхи Каруби: Мы пытались рассказывать людям о том в каких условиях содержаться под домашним арестом мой отец и господин Мусави уже три с половиной года. Долг каждой правозащитной организации делать достоянием публики любой случай несправедливости, в любой части мира. Мы не обращались в международные организации. Мы пытались сами распространить по миру сведения о моем отце, но нужно, чтобы и международные организации также делали свое дело.