This content is not available in your region

"Мест, к сожалению, нет": Бельгия не справляется с наплывом беженцев

Access to the comments Комментарии
 Valérie Gauriat
"Мест, к сожалению, нет": Бельгия не справляется с наплывом беженцев
Авторское право  euronews

Сотни людей из Афганистана, Африки и Ближнего Востока ежедневно стучатся в двери брюссельского офиса по делам беженцев, чтобы попросить убежища в Бельгии. Перегруженный регистрационный центр Fedasil, отвечающий за обработку заявлений, больше не справляется. Гуманитарные организации бьют тревогу.

"Люди, ночующие у ворот офиса - это зачастую те, кто пытались попасть внутрь вчера или позавчера, но не смогли", - объясняет Хелене Ассельман, координатор ассоциации Vluchtelingenwerk Vlaanderen. - Им придется вернуться завтра или послезавтра. Пока же у них нет никаких прав в Бельгии, нет статуса, они не являются законными резидентами. Порой и те, кто уже подал заявление, не имеют места в центре приема беженцев, по крайней мере, это касается одиноких мужчин", - отмечает она.

Сотни людей на улице

"Мы встречаем все больше и больше несовершеннолетних, пятнадцатилетних ребят, семей с четырьмя маленькими детьми, у которых нет выхода", - продолжает волонтер. - Мы пытаемся найти для них экстренное решение, но боюсь, что в ближайшие несколько дней им придется сложно".

Среди сотен людей, спящих на улицах европейской столицы, все, кого мы встречаем, уже несколько раз пытались достучаться до властей. Они измучены.

"Мы находимся в тяжелом психологическом состоянии, мы четыре месяца в Бельгии, а нам не дали ни жилья, ни сим-карты, мы живем на холоде", - говорит Мухаммад Махани, палестинский соискатель убежища.

Тревожная ситуация со здоровьем

В нескольких метрах от центра регистрации беженцев ассоциация "Врачи без границ" установила мобильные медпункты, сходные с теми, которые используются в зонах военных действий. И это - единственный способ для ждущих на улице иностранцев получить помощь.

"Я тут уже три с половиной месяца, подал прошение об убежище, но у меня до сих пор нет жилья", - говорит Вали Хан Эбрагими, афганец. - У нас возникают проблемы со здоровьем, нет документов, мы не можем работать, сидим без денег".

"В Брюсселе - эпидемия чесотки, которую трудно контролировать, поскольку бездомные люди вечером вновь возвращаются в сквоты или на улицу", - объясняет Давид Вогель, сотрудник по "Врачей без границ". - У нас было 17 случаев подозрения на дифтерию, три подтвердились. Мы наблюдаем и значительное ухудшение психического здоровья в этой группе населения - итог длительного пребывания на улице после сложного миграционного пути".

Лакуны госпомощи

В часы раздачи еды вокруг брюссельского гуманитарного центра, управляемого НПО и волонтерами, выстраиваются очереди.

Euronews
Помощи волонтеров недостаточно.Euronews

"Сейчас мы раздаем в среднем от 1000-1200 порций еды в день, а год назад у нас было около 800 человек", - говорит Клотильда Бодсон, координатор центра. - Мы предлагаем беженцам специализированные услуги, такие как медконсультации, психологическое сопровождение, распределение одежды и т.д. Гражданское общество отвечает на их потребности, как может, но этого недостаточно". Девушка отмечает, что НПО "закрывают лакуны государственного функционирования".

Украинским беженцам грозит та же участь

Каждый вечер ассоциации увеличивают волонтерские патрули, помогающие оставленным без крова людям. Масштаб кризиса таков, что даже украинские беженцы, имеющие особый статус в Бельгии и других странах ЕС, все чаще оказываются на улицах.

Так случилось с нашими собеседницами, встреченными на вокзале Gare du Midi в самом центре Брюсселя. "Мне приходится переходить из одного места в другое, чтобы найти ночлег в шелтере, - говорит Любовь Скворец, украинская беженка. - Но там пускают лишь на одну ночь, потом приходится забирать свои вещи и снова идти на поиски".

Татьяна Макуха, также беженка с Украины, рассказывает, что живет на вокзале уже неделю.

"Когда я регистрировалась, я показала документы, подтверждающие, что у меня онкозаболевание, но мне дали приют в хостеле лишь на одну ночь", - вспоминает она.

"По данным Красного Креста, в среднем каждый день на вокзал прибывает около ста украинцев", - объясняет Магали Пратте из Samusocial Brussels. - Из этих 100 человек примерно 40 или 50 действительно нуждаются в жилье, у них нет вариантов. Половина из этих 40 беженцев - люди уязвимые, те, кто едет с детьми, беременные женщины, инвалиды или больные. И вот мы вынуждены сказать им, что сегодня мест, к сожалению, нет".

"Им нужно больше помощи, чем мы можем им дать"

Волонтерские патрули продолжают турне по ночному городу. Близ одного из центров размещения Fedasil - много беженцев, там же работают команды бельгийского Красного Креста.

"Мы организовали дополнительные патрули, но видим, что людям нужно больше помощи, чем мы в состоянии оказать", - поясняет волонтер Морган Сенден. - Мы немного им привозим: только кофе, чай, немного еды".

Многие беженцы спят на матрасах на голой земле, палаточные городки полиция немедленно ликвидирует. Афганский соискатель убежища рассказал, что многие спят на улице уже несколько месяцев, он лично живет так 65 дней. "Полиция приходит и говорит, что мы не можем ставить палатки", - вздыхает он.

Провальная  миграционная политика

В Бельгии и Нидерландах, а также во Франции и странах Южной Европы просители убежища также расплачиваются за несовершенство европейской миграционной политики. Отвергнутые в одних странах ЕС, они страдают в других от неэффективных процедур обработки прошений.

В отчаянии группы мигрантов занимают пустующие здания, одно из них нам разрешают осмотреть. Число постояльцев здесь выросло с 200 до 600 за считанные дни.

Интересы людей, которых власти могут выселить, защищает адвокат Мари Дутрепон.

"В течение года Fedasil и, следовательно, бельгийское государство, 7000 раз были признаны виновными в суде по трудовым спорам. Суд подтверждал необходимость выделить жилье беженцам, налагал штрафы, которые либо не платились, либо погашались с такой задержкой, что в этом не было смысла", - рассказывает Дутрепон.

"Адвокаты дошли до Европейского суда по правам человека в Страсбурге, который только что вынес постановление о временных мерах и тоже подтвердил, что по закону эти люди должны быть размещены", - продолжила она. - Не делать этого значит подвергать их бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, но даже это не заставило бельгийское государство сдвинуться с места!"

"Мы - люди!"

Все, кого мы встречаем в сквоте, были зарегистрированы как просители убежища несколько недель или месяцев назад. "Когда прибывают новички, мы записываем их имена и регистрационный номер", - рассказывает пастор Жан де Дье Хитимана, проситель убежища из Бурунди. - Вы идете на первое собеседование, не имея крова, порой и получившие статус беженцев люди остаются без жилья", - уточняет Мари Дутрепон.

"Мы - люди, мы здесь потому, что мы бежали из стран, где много рисков", - говорит афганец Насрулла Халлит. Он служил в тюрьме Баграма, некоторые члены правительства талибов находились под его контролем. За голову Насруллы назначено вознаграждение...

Многие постояльцы сквота вышли на организованную адвокатами демонстрацию - в двух шагах от Государственного секретариата по вопросам убежища и миграции.

К десяткам собравшихся обращается адвокат Манон Либерт. "Какой смысл надевать мантии, вести досье, идти в суд, выигрывать, содействовать вынесению решений, если государство потом все равно через них переступит, оставляя женщин, детей и мужчин на улице? Сегодня мы просим Бельгию выполнить свои международные обязательства!", - заключает она.

Государственный секретариат по вопросам убежища и миграции, а также агентство, отвечающее за прием беженцев, отклонили наши просьбы об интервью. В ответ на критику правительство указывает на нехватку ресурсов и отсутствие европейской солидарности.