Совет Федерации поддержал введение военного положения

Access to the comments Комментарии
 Андрей Позняков
Выставка, посвящённая участникам вторжения в Украину, в московском парке Музеон. 19 октября 2022
Выставка, посвящённая участникам вторжения в Украину, в московском парке Музеон. 19 октября 2022   -   Авторское право  NATALIA KOLESNIKOVA / AFP

Совет Федерации единогласно поддержал введение военного положения в аннексированных областях Украины, а также особого режима в других регионах, которые были разделены на три категорий по степени готовности.

Согласно указу президента, губернаторы получили право вводить различные меры военного времени. Владимир Путин заявил, что это необходимо для противодействия Украине:

«Засылают на нашу территорию диверсионные группы. Именно украинскими спецслужбами был организован взрыв на Крымском мосту. Нами пресечены теракты и в других регионах России, в том числе в местах массового пребывания людей, в отношении объектов транспорта, энергетики, хочу подчеркнуть, в том числе и объектов ядерной энергетики».

Объявление военного положения в аннексированных регионах и особого режима в российских регионах вызвало противоречивые реакции у московских прохожих.

— Свою территорию нужно защищать. Их присоединение – это агрессия Украины, а не наша. Это правильно – защищать своих людей, тем более это часть России.

— Я думаю, что это очень странно. Поймите меня правильно: там идут сейчас боевые действия, – это понятно. Но при всём при этом, мягко говоря, я не очень верю в эти референдумы.

Объявлению военного положения предшествовало начало массового вывоза жителей Херсонской области на восток. Москва объявила о намерении забрать до 60 тысяч человек из захваченных Россией районов в преддверии наступления ВСУ. По мнению депутата Херсонского облсовет Сергея Хлана, это не похоже на эвакуацию:

«Мы все понимаем, что это эвакуация – тире – депортация. Её цель – создать такую своего рода панику в Херсоне».

МИД Украины назвал объявление военного положения на оккупированных территориях ничтожным шагом, не имеющим правовых последствий, а также ещё одним примером преступлений российского руководства против соседнего государства.