Срочная новость
Advertising
This content is not available in your region

Забытые системой: усыновить российских сирот в эпоху COVID-19

Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение центр для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение центр для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей   -   Авторское право  APAER - Marie Garidou
Размер текста Aa Aa

«Я начинаю понимать, что чувствуют родители, которые в одночасье теряют своего ребенка. Мы разбиты, бессильны. И задаемся только одним вопросом: каковы приоритеты государств в эпоху пандемии и насколько их определяет способность людей просто сопереживать?» - рассказывает француз Ксавье Лакомб.

Ему и его супруге Эстель отказали в российской визе из-за пандемии коронавируса, поэтому они не смогли отправиться в Санкт-Петербург на решающее судебное заседание по делу об усыновлении трехлетнего сироты.

Консульство РФ посчитало, что обретение новой семьи ребенком - не достаточное основание для приоритетной выдачи визы. При этом через два дня после несостоявшегося 2 ноября слушания итальянский «Лацио» в полном составе отправился в северную столицу на игру в матче третьего тура группового этапа Лиги чемпионов с «Зенитом».

«С одной стороны, игра в мяч, развлечение, пусть и приносящее огромные деньги, с другой – семья. Что важнее?» - говорит Ксавье.

«Эмоциональные русские горки»

О возможности усыновить малыша из Санкт-Петербурга супруги Лакомб узнали в январе. Своего сына, только так его называет пара, они впервые встретили в феврале. У них была неделя на знакомство. Ввиду возраста мальчика – всего по часу утром и вечером. Несмотря на минусовую погоду, им даже удалось погулять по Санкт-Петербургу.

По возвращении на родину пара сразу же приступила к сбору документов. Но завершить досье не получилось из-за закрытия границ по всему миру в связи с COVID-19. Французские трибуналы перестали проставлять апостиль, система DHL была перегружена, а общение перешло в онлайн-режим. В середине октября кандидатам на усыновление, наконец, пришло приглашение от российского судьи. Но из-за решения Министерства иностранных дел РФ процедура вновь оказалась в подвешенном состоянии – на неопределенный срок.

«Эмоциональным русскими горками» называет пара то, что им уже пришлось пережить за последние 11 месяцев. «Сегодня мы родители по переписке. Мы пишем ему письма на электронную почту. К каждому прикрепляем свою фотографию, чтобы он нас не забывал», - говорит Эстелль. По ее словам, сотрудники детдома заметили, как изменилось поведение ребенка после встречи с потенциальными родителями.

Мы сразу же почувствовали связь. Мы все еще очень близки, но вот уже несколько месяцев его комната готова, а мы совершенно не представляем, сколько еще ждать. Моменты счастья и слез отчаяния сменяют друг друга постоянно».
Эстель

На кону здоровье ребенка

По данным Французской Ассоциации родителей, усыновивших детей в России APAER, одной паре все же удалось отправиться в РФ за своим малышом в начале октября. Организация добивается того, чтобы и для других была разработана специальная процедура получения визы. До 40 французских пар сегодня находятся на разных стадиях принятия в семью российских сирот.

По словам председателя APAER Мари Гариду, ради долгожданной встречи все они готовы пройти тест на COVID-19, отсидеть двухнедельный карантин, ограничить до минимума круг общения, а значит, решение проблемы должно быть найдено. Его ищут не только французские, но и многие другие кандидаты на усыновление по всей Европе. При этом помогающие им в этом организации, к которым Euronews обратился с просьбой рассказать, на каком этапе находятся переговоры с Москвой, отказались дать комментарий. Некоторые из них, в частности, итальянские, объяснили отказ близящимися переговорами с российскими чиновниками по данному вопросу и опасениями, что это может плохо сказаться на детях, за которых они отвечают. Наибольшее число сирот из РФ сегодня принимает именно Италия.

Именно дети страдают в этой ситуации больше всех. Для них месяцы тянутся гораздо дольше, чем для взрослых. При этом чувство брошенности их не оставляет. Для психического здоровья ребенка очень важно, чтобы между встречей с будущими родителями и реальным попаданием в семью прошло как можно меньше времени.
Мари Гариду

По ее словам, в целом в мире дети, которые сегодня усыновляются иностранными гражданами, зачастую имеют тяжелые патологии и задержки развития. Некоторые - как раз в следствие того, что им пришлось провести в детдомах нескольких месяцев или лет.

APAER - Marie Garidou
У воспитанников детдомов нет почти никаких личных вещей - все, в том числе игрушки, общее, то есть ничье.APAER - Marie Garidou

«Чтобы у ребенка появилась семья, нужно рисковать»

В 2019 году 10% из принятых иностранцами российских детей имели инвалидность. Среди попавших к отечественным парам таких малышей было только 3%. Другая категория российских сирот, попадающих чаще всего во французские семьи, - это «большие» дети от 3 до 7 лет, а также те, у кого есть братья или сестры, которых, по закону, разлучать нельзя. То есть, это дети, чей шанс быть взятым в семью на территории РФ очень мал.

Сегодня ассоциация APAER, которая существует почти 20 лет, насчитывает около тысячи членов. Но количество новых участников с каждым годом все меньше. В прошлом году найти своего ребенка в России смогли лишь около 20 пар. Две другие ассоциации, которые помогали семьям, с тех пор перестали существовать.

Закрытие одной из ассоциаций оказалось главной преградой на пути маленькой девочки из одного из детдомов Свердловской области к Амели и Эрну из парижского региона.

«Мы несколько лет жили в странах Восточной Европы. Мы мечтали, чтобы наш будущий ребенок был из близкой нам среды – с точки зрения культуры, религии. Мы очень любим русскую литературу, музыку. И нам бы хотелось искренне поддержать своего ребенка, если однажды, повзрослев, он решит вернуться на родину», - отвечает Амели на вопрос, почему их выбор пал на Россию.

После многомесячного периода сбора документов и консультаций с психологами, в 2017 году французский региональный совет выдал паре разрешение на усыновление одного ребенка в возрасте до 7 лет. В сентябре 2018 частная ассоциация De Pauline à Anaëlle отправила досье кандидатов в Россию. Руководство организации их заверило: отныне вопрос не в том, будет ли у них ребенок, а в том, когда это будет; и отметило, что в среднем малыша из РФ приходится ждать от 12 до 18 месяцев.

В ноябре 2019 года они получили досье девочки, которой на тот момент было 5,5 лет. В декабре они отправили в Министерство социальной политики Свердловской области запрос на официальное приглашение, чтобы встретиться с ребенком. В январе 2020 процесс остановился.

«Председатель ассоциации сказала, что новый министр просвещения, назначенный премьером Михаилом Мишустиным, намерен ужесточить процедуру усыновления, в частности, изменить процедуру отбора детей, которые могут быть переданы в иностранные семьи, - рассказывает пара. - Потом случился COVID: мы каждый день отслеживали число заболевших в России. А когда летом количество новых случаев заражения стало падать, De Pauline à Anaëlle заявила о своем роспуске и передаче нашего досье AFA. Но там нам заявили, что никаких официальных предложений у нас нет, и посоветовали «поискать ребенка где-то еще».

В самом Агентстве Euronews заявили, что не будут давать никаких комментариев по теме международного усыновления на фоне пандемии.

Только через связи Ассоциации усыновивших в России детей родителей супруги узнали, что региональные власти Свердловской области объясняют отказ в оформлении для них официального приглашения для встречи с девочкой именно пандемией. Малышке уже 6,5 лет. И если в ближайшие недели ситуация не сдвинется с мертвой точки, удочерить ее Амели и Эрн не смогут из-за возрастных ограничений ребенка, значащихся в выданном французской администрацией разрешении.

Ситуация абсурдна. С начала пандемии наши власти ратуют за то, чтобы французы забирали из приютов брошенных животных, делают все ради беспрепятственного перемещения товаров – холодильников, стиральных машин. Но ведь на первом месте должны быть интересы ребенка. И ради того, чтобы у него появилась семья, можно и нужно рисковать.
Эрн

По его словам, он написал письмо министру иностранных дел Франции Жан-Иву Ле Дриану с просьбой разобраться в ситуации: «Это наш будущий ребенок, а когда вам не дают видеться с вашими детьми, остается одно – бороться».

«Самое страшное для нас – не столько то, что мы не сможем ее удочерить, но то, что, возможно, ее не удочерит никто и никогда. Она в детдоме с двухмесячного возраста. Конечно, ее предлагали российским парам, у них приоритет – и это нормально. Но она до сих пор растет без родителей. А ведь в 18-летнем возрасте таких детей бросают совершенно: во Франции четверть живущих на улице людей – бывшие воспитанники подобных соцучреждений», - говорит Амели.

Усыновление как политика

В России приоритет в усыновлении сегодня действительно отдается отечественным парам. Очередь до иностранцев доходит, только если найти семью на родине для малыша не удается. Но специалисты отмечают все еще довольно селективное усыновление внутри страны – в основном, речь идет о здоровых детях младших возрастов. По разным данным, от 70% до 82 % от общего числа находящихся в воспитательных учреждениях – подростки.

В то же время количество живущих в интернатах несовершеннолетних уменьшается. В первую очередь, это объясняется развитием культуры усыновления и различных форм устройства детей внутри страны, отмечает создатель интернет-портала «Усыновите.ру» Армен Попов.

По его словам, в 1990-х практически единственно возможным устройством детей было международное, а очереди в органы опеки выстраивались почти исключительно из иностранцев. Только граждане США в эти годы взяли к себе порядка 90-100 тысяч малышей.

Мы должны быть признательны американцам, ведь это 100 тысяч устроенных семей, спасенных жизней. Дело в том, что в Америке культура усыновления существует давно, это приветствуется. А у нас в 1990-х считалось странным взять сироту. Сразу задавался вопрос: а что, у вас своих нет? Люди скрывали, что их ребенок усыновлен. Только 10 лет назад это стало почетно, приемлемо.
Армен Попов

Как отмечает эксперт, впервые о необходимости развивать семейное устройство несовершеннолетних на государственном уровне заявил президент Владимир Путин в 2006 год в ходе своего послания Федеральному собранию. Затем вмешалась политика - в 2013 году в силу вступил закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» (известный как «закон подлецов» или «закон Димы Яковлева» — в память об умершем в 2008 году в США из-за халатности приёмных родителей российском сироте), запретивший гражданам США усыновлять детей из РФ.

Количество сирот, попавших в иностранные семьи, стало стремительно сокращаться: если в 2012 году их было 2604, в 2019 – всего 240. Нужно было срочно найти альтернативу.

Попов видит ее, в первую очередь, в развитии новых институтов опеки и попечительства и, в первую очередь, приемной семьи - формы, за которую полагаются ежемесячные выплаты (различные в зависимости от региона: около 17,5 тысяч в Москве на ребенка до 12 лет и льготы). Несмотря на проблему «возврата» детей в воспитательные учреждения приемными семьями, за последние три года количество возвратов выросло на 10%, в 2019 году их было свыше 5 тысяч), число зарегистрированных сирот уменьшилось.

Еще 15 лет назад в Федеральном банке данных значилось около 180 тысяч имен, сегодня - 47 тысячи. Правда, это лишь те, чьи родители умерли, отказались от ребёнка или были лишены родительских прав. На самом деле, в детдомах гораздо больше несовершеннолетних – всего около полумиллиона (свыше 480 тысяч, по состоянию на 2018 год). Так, статистика не учитывает тех, кто оказался на попечении государства потому, что родители временно оказались в трудной финансовой ситуации, но не собираются отказываться от ребенка.

Пандемическая ловушка региональной мозаики

Еще одна проблема – региональные различия в решении проблемы сиротства. Еще до пандемии самая благополучная ситуация – и как следствие, наименьшее число детдомов и других спецучреждений подобного типа - наблюдалась в северо-кавказских республиках. Самая трудная - на Дальнем Востоке, что специалисты связывают с общим неблагополучием регионов, в том числе, высоким уровнем алкоголизма местных жителей. Алкоголизм одного или обоих родителей - главная причина социального сиротства детей в России. 40% всех сирот попадают в это положение именно поэтому.

После постепенного выхода из режима самоизоляции, действовавшего с конца февраля по июнь, главный санитарный врач РФ запретил «посещение социальной организации для детей с круглосуточным пребыванием лицами, не связанными с ее деятельностью», до 1 января 2021 года. После всплеска негодования в обществе Роспотребнадзор уточнил, что запрет не распространялся на потенциальных родителей, опекунов, участников волонтерских организаций. Но это было принято к сведению в разных регионах по-разному.

Основной удар пандемии в этом году пришелся по институту усыновления. Судьбы детей оказались в пандемической ловушке. Для родителей стало невозможно собрать документы - получить медицинское заключение, финансовое подтверждение, справки. МФЦ, суды были закрыты.
Армен Попов

При этом, некоторые учреждения нашли выход: чтобы процесс усыновления продолжался, его частично перевели на дистанционный режим, хотя, по словам Попова, «говорить об общем прогрессе для страны не приходится».

Некоторые регионы начали проводить онлайн-обследования квартир кандидатов, поскольку сотрудники органов опеки не могли до них дойти. Школы приемных родителей (с 2014 года прохождение спецкурсов - обязательное условие для усыновления – прим.) перевели обучение в режим «онлайн». Где-то сегодня проводятся виртуальные встречи потенциальных родителей. «Передаче детей на усыновление открыты в Москве. Но в каких-то регионах этого делать не будут. Напряженной ситуация остается в Воронеже», подчеркивает он.

APAER - Marie Garidou
Несколько лет назал председательница APAER Мари Гариду удочерила девочку из РФ. На празднике в Российском центре науки и культуры в Париже, январь 2020APAER - Marie Garidou

Региональная «мозаика» проявилась и в отношении передачи детей в приемные семьи. Как отмечает Попов, в Московской области, несмотря на то, что этот регион занимает второе место по количеству зараженных коронавирусом в РФ, из более чем 400 воспитывающихся в детдомах несовершеннолетних 300 были отданы под временную опеку. Многих забрали сами отправленные на удаленную работу и получившие соответствующие доплаты сотрудники учреждений. «Гостевой режим» оформили и многие «ресурсные семьи» - семьи, у которых уже был опыт с приемными детьми и готовые документы. Причем, как утверждает эксперт, с тех пор в целом ряде случаев временная опека в несколько недель превратилась в постоянную.

«Но где-то ответить на вызов решили тупо запретами. В Санкт-Петербурге же установки Минобразования, федеральные письма упирались в позицию главного санитарного врача, который посчитал, что детдома должны оставаться стерильной зоной. По его предписанию, был введен запрет на допуск любых посторонних лиц. Например, волонтеров, тех, кто являлся постоянной частью жизни детей. Возможность семейного устройства здесь открылась только в августе, - отмечает Попов. – Вот так: задачу минимум сохранения здоровья детей решили, а задачей максимум об их семейном устройстве просто не стали заниматься».