Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Ян Захрадил: "«Брексит» – это ошибка Евросоюза"

 Комментарии
Ян Захрадил: "«Брексит» – это ошибка Евросоюза"
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Сейчас стоит вопрос о том, кто займёт высший пост в ЕС, сменив Жан-Клода Юнкера и став следующим председателем Еврокомиссии. В программе «Политика без цензуры» прозвучат ваши вопросы, последует оживлённая беседа. Сегодня с нами кандидат «Альянса европейских консерваторов и реформистов» Ян Захрадил. Приветствуем вас!

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Добрый вечер! Возможно, не все знают, что вы большой любитель музыки. Поэтому мой первый вопрос: если бы вы могли выбрать – кем бы стали – председателем Еврокомиссии или победителем Евровидения?

Теса Арсилла, Euronews:

– Сложный вопрос.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Что бы вы выбрали?

Ян Захрадил:

– Нет, не думаю, что захотел бы участвовать в Евровидении. Может быть, если бы вы спросили меня, хотел бы я стать известным хэви-метал барабанщиком, то я бы задумался. Но Евровидение...

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Это не ваш стиль?

Ян Захрадил:

– Слишком много поп-музыки.

Теса Арсилла, Euronews:

– Вот как – хэви-метал. Наверно, этого действительно многие о вас не знали. Но Захардил интересен не только увлечением музыкой хэви-метал. Давайте узнаем о нём чуть больше.

Познакомьтесь с Яном Захрадилом, любителем рок-музыки из Чехии, который считает, что Евросоюзу нужна встряска. Ему надоели нынешние институты с их общим подходом ко всему. Он называет ЕС заигранной пластинкой и утверждает, что пришла пора всё переиначить.

Ян Захрадил:

– Европейский Союз – не государство, Европкомиссия – не правительство. Я верю в разноскоростной, многополярный и мультивалютный Европейский Союз.

Он вырос в Праге, когда у власти была коммунистическая партия, и заявляет, что Евросоюз, подобно бывшей Чехословакии, должен слушать свой народ... а иначе «принудительное единство» не укрепит ЕС, а разрушит его.

Ян Захрадил:

– Мне хотелось бы увидеть новый баланс между национальным и европейским, чтобы мы могли вместе найти хорошие решения на будущее.

Инженер и исследователь окружающей среды, он занялся политикой, когда в Чехии произошли политические перемены, став советником премьер-министра страны.

В две тысячи четвёртом году он был избран депутатом Европарламента, а всего пять лет спустя стал лидером «Альянса европейских консерваторов и реформистов».

Называет себя евро-реалистом. Хотел бы большей децентрализации, чтобы пример «брексита» послужил предупреждением, и ЕС ослабил хватку.

Ян Захрадил:

– Если даже такая крупная экономика, как Великобритания, столкнулась с большими проблемами под руководством ЕС, то каково гораздо меньшим странам?

Но получив поддержку со стороны крайне правых партий, таких как польская «Право и справедливость», он столкнулся с критикой.

Ян Захрадил:

– Мне всегда нравился «Парк Юрского периода», и я не против, когда меня называют динозавром.

Его называют и «климатическим скептиком», поскольку он не поддержал идею нулевых выбросов.

EUROREALIST

Теса Арсилла, Euronews:

– Мне кажется интересным слово «еврореалист», которое используют члены вашей партии, но отчего бы не сказать просто «евроскептик»? Или это не одно и то же?

Ян Захрадил:

– Я считаю, что есть разница. Как я понимаю, евроскептик – это тот, кто полностью отвергает идею евроинтеграции и хочет распустить Европейский Союз или покинуть его. А еврореалист, в моём понимании, это тот, кто хочет улучшить его, изменить, перевести в другой масштаб.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Вы выросли по другую сторону «железного занавеса». Насколько это по-прежнему влияет на ваши политические взгляды?

Ян Захрадил:

– Иногда мне кажется, что я прожил две совершенно разные жизни, одну до восемьдесят девятого года, другую – после. Мы лучше чувствовали, скажем так – лицемерие, лживые заявления, двуличие, потому что привыкли к этому в коммунистические времена. И нам легче было всё это выявить.

Теса Арсилла, Euronews:

– Давайте послушаем теперь вопрос из аудитории, который хотела задать Клара Хоин:

– Как мы знаем, некоторые страны ЕС, в частности, Франция и Бельгия, продают Саудовской Аравии оружие, которое используется в конфликте с Йеменом. Если вы станете председателем Еврокомиссии, осудите ли вы торговлю со странами, которые не соблюдают основные права?

Ян Захрадил:

– Я бы, наверное, подходил избирательно, но считаю, что в отношении Саудовской Аравии, а также Ирана, мы должны проявлять большую жёсткость. Я, признаюсь, никогда не был большим сторонником, например, политики умиротворения, которую проводит Федерика Могерини по отношению к Ирану. И, если бы это зависело от меня, то я бы, вероятно, рекомендовал комиссии или главе внешнеполитического ведомства выбрать в отношении Ирана более жёсткий курс, чем тот, что проводит нынешняя комиссия.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– То есть, вы считаете правильными действия Дональда Трампа по выходу из ядерного соглашения с Ираном, а не политику, которой придерживается ЕС?

Ян Захрадил:

–Именно так. Я считаю, что нам следует придерживаться такой жёсткой политики. Ведь в результате действий, которые мы предпринимали до сих пор, Иран, похоже, не воспринимает нас всерьёз, поскольку, по крайней мере, частично он уже вышел из ядерной сделки.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Даже если это приведёт к войне?

Ян Захрадил:

– Нет. Я считаю, что, конечно, нужно действовать дипломатическими методами, но мы должны быть в состоянии продемонстрировать, что способны оказать и некое дипломатическое давление. А этого, боюсь, мы сделать не смогли.

Теса Арсилла, Euronews:

– Но Иран – не единственная страна с сомнительной репутацией в плане прав человека.

Ян Захрадил:

– Безусловно.

Теса Арсилла, Euronews:

– Как бы вы действовали с Китаем?

Ян Захрадил:

– Это как раз тот случай, когда я бы действовал немного избирательно. Думаю, нам следует вести диалог или, возможно, спор по вопросу прав человека. Всем известно, что, например, для Германии, которая по-прежнему остаётся экономическим двигателем всего Европейского Союза, Китай – крупнейший рынок и крупнейший торговый партнёр...

Теса Арсилла, Euronews:

– Вы не согласитесь немного потерять на торговле ради защиты прав человека?

Ян Захрадил:

–...крупнейший торговый партнёр Германии. И в этом случае я бы действовал более прагматично.

Теса Арсилла, Euronews:

– Прагматично – то есть, вы бы предпочли торговлю?

Ян Захрадил:

– «Прагматично» означает, что я не хотел бы подрывать наши возможности для экспорта на китайский рынок.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Теперь прозвучит первый видео-вопрос. Он поступил от бельгийца Арно Гийяра, который живёт в Великобритании:

– Как нам сохранить значимость на мировой арене, если мы не можем даже прийти к единой позиции по вопросам изменения климата, миграции, конфликтов и экономики?

Ян Захрадил:

– Нужно найти новое равновесие между тем, что может быть лучше выполнено на национальном уровне, и тем, что может быть лучше выполнено на уровне ЕС. Например, когда речь идёт о борьбе с глобальным потеплением или изменением климата. Я считаю, что пока дела идут совсем не плохо. Мы взяли на себя некоторые обязательства. Мы стараемся их придерживаться, и если нашему примеру последуют другие, например, Китай и Соединённые Штаты, то, полагаю, мы глобально встанем на верный путь. Но я не считаю, что в каждом конкретном случае следует пытаться найти общеевропейское решение. Мы весьма эффективны в плане экономики, когда речь идёт о едином рынке, об общей торговой политике или о таможенном союзе. Но я всегда говорил, и по-прежнему очень сильно сомневаюсь в нашей способности создать полноценный политический союз. У всего есть пределы. Если рассматривать внешнюю политику – возьмём, к примеру, Ливию, то там есть правительство в Триполи, и есть генерал Хафтар, который нападает на это правительство в Триполи. Так вот, одна из очень важных стран Евросоюза, а именно – Франция, поддерживает генерала Хафтара. Но в то же время другая важная страна Европейского союза, а именно – Италия, поддерживает правительство в Триполи. Как достичь компромисса при совершенно разных, противоположных точках зрения? Не думаю, что каким-либо голосованием – с большинством, квалифицированным большинством или чем-то в этом роде можно было бы решить эту проблему. В определённых случаях и в ряде обстоятельств мы просто должны уважать национальные позиции отдельных стран-членов.

Теса Арсилла, Euronews:

– Да, тут пока похоже на безвыходную ситуацию, но давайте перейдём к вопросу, который поступил на нашем сайте: как вы думаете, почему национализм и популизм вновь с такой силой вернулись в политику ЕС?

Ян Захрадил:

– Думаю, что сейчас не так уж сложно заполучить ярлык «националистов» и «популистов». Возможно, и меня так кто-нибудь называет.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– А вы националист?

Ян Захрадил:

– Нет, я патриот, а это разные вещи.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– И в чём же разница?

Ян Захрадил:

– Полагаю, что патриот понимает, что его государство или его нация – то есть, в политическом, а не в этническом смысле – имеет определённые, особые интересы, и совершенно легитимно отстаивать их на мировой арене и даже в рамках Европейского Союза. А под словом «националист» я понимаю человека, который враждебно настроен в отношении других наций, и, возможно, считает, что его нация лучше других.

Теса Арсилла, Euronews:

– Тогда, чтобы ответить на вопрос, скажите – национализм усиливается? Вопрос был об этом, да?

Ян Захрадил:

– На мой взгляд, как это ни парадоксально, причиной этому стала слишком сильная евроинтеграция. И у некоторых людей или некоторых слоёв общества, у некоторых социальных или возрастных групп могло возникнуть ощущение, что Европейский Союз вмешивается в то, что они считают своими традициями. Мы не одинаковы. В разных странах общество устроено по-разному, где-то оно более либерально, где-то более консервативно, и не следует пытаться стричь всех под одну гребёнку.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Считаете ли вы ультраправых угрозой на этих выборах?

Ян Захрадил:

– Они несомненно попадут в Европарламент. И от этой ситуации нельзя просто отмахнуться. Если наблюдается некое явление, то недостаточно лишь сказать, что это плохо и как бы от него избавиться.

Теса Арсилла, Euronews:

– Но вы готовы иметь дело с такими людьми, как Маттео Сальвини или представители испанской партии «Вокс»?

Ян Захрадил:

– Да, нам нужно понять, каковы истоки, каковы причины успеха этих политиков, какова реальная причина роста их популярности. Надо попытаться выявить эти причины, а затем надо попытаться устранить их.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Есть ли в ЕС партия, с которой вы не стали бы иметь дело, не стали бы вести переговоры?

Ян Захрадил:

– Мы бы не стали иметь дело с Марин Ле Пен – это один из примеров – чему есть несколько причин. Во-первых, она большая сторонница протекционизма и выступает против свободной торговли, против торговых сделок – вещей такого рода, направленных из Центральной и Восточной Европы. И у меня есть определённые подозрения относительно её связей с Россией, к тому же она...

Даррен МакКэффри, Euronews:

– А с Маттео Сальвини?

Ян Захрадил:

– Должен признать, что и это тоже под очень большим вопросом.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Мы знаем, что членство Виктора Орбана в Европейской народной партии приостановлено. Вы обсуждали с ним и его партией возможность вступления в ваш альянс после выборов?

Ян Захрадил:

– Нет, не обсуждали. И я был бы против. Это всё касается только Европейской народной партии и Виктора Орбана, и мы в это не вмешиваемся. Когда ситуация изменится, может измениться и наша позиция. Но сейчас это не рассматривается.

Да или нет

Ян Захрадил:

– Давайте немного ускоримся. Мы будем задавать вам вопросы, на которые можно отвечать только «да» или «нет» - ни больше, ни меньше. И первый вопрос касается второго президентского срока Дональда Трампа. Да или нет?

Ян Захрадил:

– Почему бы и нет? Если его изберут, то да.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Китай – это угроза?

– Нет.

– Вы бы отозвали статью 50?

– Нет.

– По-вашему, Страсбург – это пустая трата денег?

– Да.

– Разрешили бы вы боевикам ИГИЛ, гражданам ЕС, вернуться в Евросоюз?

– Нет.

– Климат меняется только из-за действий человека?

– Нет.

– Есть ли разрыв между востоком и западом Европы?

– Да.

– Армия ЕС – да или нет?

– Нет.

– И последний важный вопрос – «Битлз» переоценены?

– Да.

Теса Арсилла, Euronews:

– Чувствовалось, что ответ будет таким.

Миграция

Теса Арсилла, Euronews:

– Теперь перейдём к вопросу, который задал Джозеф из Израиля, воспользовавшись приложением WhatsApp. Он интересуется, как Европейский союз намерен защищать свои страны от иммигрантов, которые отказываются интегрироваться в местное общество?

Ян Захрадил:

– Тут, полагаю, всё ясно. В ЕС нет единого уголовного кодекса, в каждой стране свой уголовный кодекс. Но я подчеркнул бы, что каждый желающий получить убежище, постоянный или временный вид на жительство или даже гражданство, обязан следовать правилам и соблюдать местные законы. Поэтому государства, национальные правительства и министерства просто должны настаивать на соблюдении правил и своего законодательства.

Климат

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Послушаем вопрос, который хочет задать Эмиль Херман:

– У меня очень простой вопрос. Если вы станете председателем комиссии, какие конкретные меры вы бы приняли для обеспечения ставшего необходимым экологического и устойчивого перехода, сохраняя при этом финансовую стабильность?

Ян Захрадил:

– Я инженер по водным технологиям, поэтому кое-что в этом понимаю. Но, отвечая на ваш вопрос, скажу, что придерживался бы наших текущих обязательств. Заключив Парижское соглашение по климату, мы взяли на себя определённые обязательства. И мы должны их придерживаться. Но должен заявить прямо и открыто, что когда речь заходит о призыве комиссии и парламента перейти на экономику с нулевыми выбросами углекислого газа к пятидесятому году, то звучит всё это очень красиво, но в действительности такая цель совершенно нереалистична. Полагаю, нам прежде всего нужно выполнить текущие обязательства, которые мы уже приняли. А затем, когда мы этого добьёмся, можно будет обсуждать какие-нибудь новые смелые стратегии, программы и так далее.

Почти сорок процентов средств Еврокомиссии идут на сельское хозяйство. Следует изменить эту систему выплат субсидий в рамках общей сельскохозяйственной политики. Нужно перейти от поддержки ориентированных на объёмы производства хозяйств и направить средства на развитие экологически чистых, небольших ферм. Кстати, Еврокомиссия выступила с одной очень удачной инициативой, которая называется «Один гектар». Слышали о ней? Каждый фермер, который засадит деревьями склоны площадью в один гектар, получит на это субсидии. Это, на мой взгляд, очень хороший пример того, что может сделать Европейский Союз.

Игра в ассоциации

Теса Арсилла, Euronews:

– А теперь мы хотели бы сыграть с вами в одну игру. Да, у нас – «Политика без цензуры». Это игра слов. Я что-то говорю, а вы в ответ – первое слово, которое приходит вам в голову. Всего одно слово, одна ассоциация – такая игра. Хорошо?

Ян Захрадил:

– Хорошо, попробуем.

Теса Арсилла, Euronews:

– Итак, начнём. Дональд Трамп.

– Сильный.

– Брексит.

– Ошибка.

– Виктор Орбан.

– Хитрый.

– Турецкая демократия.

– Не существует.

– Грета Тунберг.

– Наивная.

– Вы долго тянули. Продолжим. Матео Сальвини.

– Неоднозначный.

– Аборт.

– Я – сторонник свободы выбора, и хочу, чтобы тут была ясность.

– Гражданское неповиновение.

– Что подразумевается?

– Уличные протесты, такие, как «климатические забастовки», жёлтые жилеты.

– Вполне легитимно.

– И последнее. Рэп-музыка.

– Приемлемо. Для меня приемлемее, чем поп-музыка.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Должен ли быть в ЕС базовый минимальный доход?

Ян Захрадил:

– Нет.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Почему нет?

Ян Захрадил:

– Опять же, из-за разного уровня развития экономики. В каждой стране своя экономическая структура. У каждой страны своя покупательная способность, и просто невозможно ввести какую-то минимальную или базовую зарплату по всему ЕС. Есть ряд относительно богатых стран. То есть, если взять средний по ЕС ВВП за 100%, то с одной стороны будут Германия, Франция или Нидерланды, у которых по 130-140%. А с другой стороны – Болгария, Румыния, где менее 50%. И как в таких условиях устанавливать какую-либо минимальную зарплату, универсальную систему социального обеспечения, универсальную пенсионную систему, систему здравоохранения? Это невозможно.

Евро

Даррен МакКэффри, Euronews:

– У нас есть ещё один вопрос от одного из наших зрителей, он направил его через наш веб-сайт. Очень короткий вопрос, из которого следует, что многие просто ненавидят общеевропейскую валюту. Что вы на это скажете?

Ян Захрадил:

– Я бы сказал, что это инструмент, прежде всего – политический инструмент для дальнейшей интеграции. Думаю, переход евро должен осуществляться добровольно, а не в обязательном порядке. И поэтому я за мультивалютный союз.

Теса Арсилла, Euronews:

– Но для убеждённых сторонников свободной торговли и большего бизнеса, цель введения евро также в том, чтобы устранить ряд дополнительных затрат.

Ян Захрадил:

– Мне понятна эта точка зрения, но...

Теса Арсилла, Euronews:

– Отчего бы вам быть против евро?

Ян Захрадил:

– Я не против...

Теса Арсилла, Euronews:

– Общей валюты для всего ЕС.

Ян Захрадил:

– У каждой страны, желающей перейти на евро, должна быть такая возможность. И у стран, которые переходить на евро не хотят, тоже должна быть свобода выбора.

Теса Арсилла, Euronews:

– То есть, в таком случае вы выбираете свободу нации, а не последствия для бизнеса.

Ян Захрадил:

– Нет, это не так, потому что далеко не все последствия введения евро столь позитивны, к тому же, открыто заявляется, что евро – это политический инструмент дальнейшей интеграции. Потому что, после перехода на евро, вам, вероятно, придётся приводить в соответствие фискальную политику, налоговую политику, возможно также социальную политику и так далее.

Повторюсь, что я не сторонник Европейского Союза как государства или квазигосударственного образования. Я сторонник Евросоюза как свободного конгломерата сотрудничающих государств.

"Брексит"

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Вы говорите, что не хотите вмешиваться в политику других стран, и всё же вы называете «брексит» ошибкой. Но ведь британцы имеет право не только на самом деле желать «брексита», но и желать, чтобы всё прошло успешно. И не следует ли позволить другим странам ЕС следовать тем же путём, если им так хочется?

Ян Захрадил:

– Возможно, возникло недоразумение, потому что я не сказал, чья это была ошибка.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Это было ошибкой ЕС?

Ян Захрадил:

– Европейский Союз совершил ошибку, позволив одному из своих самых сильных и успешных членов уйти. Полагаю, что если бы в ходе самых первых переговоров Дэвиду Кэмерону предложили хотя бы что-то, что он смог бы продемонстрировать у себя как успех или уступку со стороны ЕС, то результат референдума был бы иным.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Большое спасибо, что пришли к нам.

Теса Арсилла, Euronews:

– Благодарим всех, кто смотрел нас и всех, кто с нами в студии. И благодарим Ян Захрадила за участие в передаче.

Даррен МакКэффри, Euronews:

– Спасибо и до свидания!