Срочная новость

Срочная новость

Гданьск продолжит дело убитого мэра

 Комментарии
Гданьск продолжит дело убитого мэра
Размер текста Aa Aa

ЕС переживает рост рост национализма и антииммигрантских настроений; эта общая тенденция, акцентированная в Восточной Европе, вызывает опасения у наблюдателей и правозащитников. В значительной степени их тревога связана с сегодняшней Польшей и позицией ее премьер-министра Матеуша Моравецкого (выступая в Ервопарламенте, премьер так обратился к коллегам по Ассамблее: "Пожалуйста, не читайте нам лекции. Мы прекрасно сами знаем, как управлять нашими институтами").

Точек соприкосновения с общеевропейскими ценностями, кажется, становится все меньше. Польша - традиционно консервативная страна, где роль католической церкви огромна. На польской карте Гданьск стоит особняком...

Балтийский портовый город активно борется против наступления консервативного истеблишмента; неслучайно его часто то считают "либеральным анклавом".

Гданьск обязан своей репутацией города-вольнодумца мэру: Павел Адамович более 20 занимал этот пост. Он работал над тем, чтобы Гданьск оставался инклюзивной и либеральной площадкой, интегрируя в общество и иммигрантов, и представителей сексуальных меньшинств.

к Адамовичу равнодушно не относился никто: люди либо вставали под его знамена, либо ненавидели....

В январе этого года мэра зарезали на благотворительном мероприятии в Гданьске, он скончался от полученных ран.

Наш корреспондент провел в Гданьске неделю, чтобы разобраться, как живет город сегодня и что ждет его завтра. Первой собеседницей съемочной группы стала вдова мэра.

Магдалена говорит о муже так: "Он был очень открытым человеком, улыбка была его настоящим торговым знаком. Павел дружелюбен; люди часто подходили, заговаривали с ним на улице. Он каждый раз останавливался, всегда находил время, слушал, пытался помочь".

Павел начинал как политик консервативного толка, с годами приобрел гораздо более либеральные взгляды.

Магдалена Адамович, вдова Павла Адамовича: "Он учился всю жизнь, рос, расширял кругозор. Павел увидел, что некоторые общественные группы в Польше дискриминированы - и не согласился с этим. Именно поэтому он стремился поддержать меньшинства любого толка, будь то иммигранты или гомосексуалы".

Магдалена баллотируется на европейские выборы в следующем месяце в качестве независимого кандидата. В политику ее, по собственному признанию, подтолкнуло убийство мужа.

Магдалена Алдамович, вдова Павла Адамовича: "Я чувствую, как будто Павел отдает мне свою силу… На похоронах священник говорил, что мы должны положить конец ненависти, злобным высказываниям. Мне казалось, он напрямую обращался ко мне, к моим страданиям. И сегодня я должна бороться. Бороться с ненавистью, фальшивыми новостями, полуправдой, потому что все это разъедает европейскую интеграцию, Европейский Союз изнутри".

Гданьск до сих пор не смирился с потерей своего мэра. Его оплакивают и живущие здесь иммигранты, их, по официальным оценкам, 40 тысяч человек.

Некоторые приезжие основали здесь собственный бизнес, среди них Мухаммед Амер. Он занимается оптовой торговлей, охотно берет в штата выходцев из разных стран.

Но это его жизнь новой родине далеко не проста. Мухаммед вспоминает, как обратился к мэру деревни за разрешением на покупку дома. вместе со своей польской девушкой... ему было отказано. В письме отмечалось, что он представляет опасность для общества.

Мухаммед Амер, палестинский эмигрант: "Мы тогда были в шоке, просто потрясены. И решили передать это письмо в СМИ. И что вы думаете: власти вдруг изменили свою точку зрения и нам разрешили купить этот дом. Мы потеряли много времени, больше года ждали. Но сейчас, когда я уже здесь поселился, люди со мной очень приветливы, готовы помочь".

Мухаммед активно помогает другим приезжим обосноваться на новом месте. Мы присоединяемся к нему в центре поддержки мигрантов; только что один из подопечных центра получил письмо о незаконности своего пребывания в стране. Мужчина не хочет, чтобы его снимали на камеру.

Поддержать попавших в трудную ситуацию иностранцев - в этом миссия Юлии Шавловской. Она родом из Беларуси и сегодня помогает иммигрантам сориентироваться в польском иммиграционном законодательстве.

Юлия Шавловская, консультант Центра поддержки иммигрантов: "К сожалению, этот случай типичен. Польская система, польские власти не готовы к работе с иммигрантами. Наш подопечный в течение года ждал вердикта о своем статусе и вот получил уведомление о том, что в легализации ему отказано".

Когда правительство страны против иммигрантов, на местах работать сложно... Юлия согласна: "Да, непросто. Но думаю, что люди в разных местах, в разных городах, мэры разных населенных пунктов готовы менять взгляды, ведь они живут в обществе, видят его изнутри". По мнению девушки, "терпимость у жителей Гданьска в крови".

Но, судя по всему, не всех.... Наш следующий собеседник управляет сетью кондитерских в Гданьске и пригороде. Гжегож Полоски - католик, сторонник правящей консервативной партии "Право и справедливость". Его позиция: мигрантов следует держать под контролем: "Мне не нравится, что в Германии и Швеции они так широко распахнули двери и начали бесконтрольно принимать людей, которые будут определять вектор развития этих стран в будущем. Уже сегодня звучат вполне официальные заявления о том, что некоторые европейские страны со временем станут мусульманскими".

Ранее Гжегож поддержал крайне правую группу под названием "Всепольская молодежь". В 2017 году она распространила поддельные свидетельства о смерти 11 мэров, включая Павла Адамовича, написав в графе "причина кончины" - "либерализм, мультикультурализм и глупость".

Почему Гжегож поддержал группировку?

Гжегож Полоски, владелец кондитерских: "Это задумывалось как метафорическое послание, символизирующее смерть мнений и политики, которые не нравились участникам группы. На самом деле послание было очень сильным. Порой, чтобы достучаться до общества, нужна встряска. В этом случае они зашли слишком далеко и затем извинились. Хотя я бы на их месте этого не сделал".

В бытность работы Павла Адамовича на посту мэра городская администрация подготовила уникальный документ - своего рода общественный договор для всех обителей Гданьска. В нем отмечается равенство прав и возможностей для граждан любого пола, возраста, этнонациональной принадлежности. Но, пожалуй, самое интересное в этом документе - раздел о сексуальных меньшинствах. Эта тема, оставленная без внимания на страницах конституции Польши, в Гданьске разработана глубже...

Наш следующий собеседник, Яцек, переехал в Гданьск из маленького городка еще в студенческие годы. Переезд в большой город ему советовали близкие, знавшие, что Яцек - гей.

Яцек Ясенек, юрист и ЛГБТ-активист: "Я живу в Гданьске 25 лет, мне здесь нравится. О Гданьске хорошо знают ЛГБТ- сообщества по всей стране... многие перебираются сюда насовсем. Одновременно отмечу: жизнь для представителей сексуальных меньшинств здесь тоже не всегда идеальна, еще многое предстоит сделать".

Яцек присоединился к первому маршу равенства в Гданьске в 2015 году. Он помнит, сколько страхов и волнений испытали тогда его участники.

Яцек Ясенек, юрист и ЛГБТ-активист: "Когда я шел на марш, то опасался: а вдруг люди, которые нас ненавидят, будут бросать камни. Это был положительный опыт, нам на многое открылись глаза".

Представители сексуальных меньшинств в Польше разочарованы отсутствием национального закона о равенстве прав. Яцек надеялся, что вступление его страны в ЕС в 2004 году изменит ситуацию. Пока, по его словам, перемен не видно.

Яцек Ясенек, юрист и ЛГБТ-активист: "В Польше нет закона о партнерских союзах, нет закона о равенстве браков. Если вы ненавидите геев, это не попадает под статью. В законе не прописаны преступления на почве гомофобии, ни слова не говорится о детях, воспитанных в однополых союзах. В этом плане мы очень отстаем от других стран, у нас закон схож с российским".

Яцек признался, что мечтает заключить брак со своим партнером, надеясь что однажды это станет возможным в Польше.

Яцек Ясенек, юрист и ЛГБТ-активист: "Сегодня мы на идем по самому гребню горы. Мы либо упадем в пропасть, где отсутствует демократия, не соблюдаются права человека, где геи - люди второго сорта, не заслуживающие всей полноты прав, либо общество наконец одумается и признает права сексуальных меньшинств".

Яцек - активист-волонтер в ассоциации Tolerado, он приглашает на на семинар. На повестке дня - подготовка плакатов для следующего марша равенства, он состоится в мае. Мы знакомимся с Домиником, он говорит о своей бисексуальной ориентации.

Доминик Кашевски, член группы Tolerado: "Я переехал в Гданьск в прошлом году, а родом я из Вроцлава. Приехал буквально за неделю до марша, получилось классное новоселье. Я лично здесь с гомофобией не сталкивался, но всякие истории, конечно, слышал".

Улька Колодзейчик, член группы Tolerado: "Моя мама знала о моей сексуальной ориентации с 15 лет, относилась с пониманием. Около трех лет назад она зачастила в церковь, стала очень религиозной. И больше не хочет меня принимать. И моя бабушка, кстати, тоже".

Марта Маготт, вице-президент Tolerado: "Людей , состоящих в однополых отношениях, в Польше не уважают, наше правительство хочет, чтобы нас вообще не было. А ведь в мире есть немало примеров очень религиозных государств, очень католических, где мнение о сексменьшинствах удалось изменить - так произошло в Ирландии, в Великобритании. Так что это выполнимо. Вопрос в том, можно ли это сделать в Польше. Если бы я не верила, что это возможно, меня бы здесь не было.".

Церковь в Польше задает вектор общественного мнения. В марте одна евангельская группа обнародовала фотографию священника, который возглавил в Гданьске акцию по сожжению книг у стен церкви. Среди брошенных в костер томов был и "Гарри Поттер", который, как считают некоторые католики, пропагандирует колдовство. Позднее снимки были удалены.

Взять интервью у этого священника не получилось. В соцсетях он разместил заявление, в котором описал идею поджога книг как "неудачную", отмечая, что это не было прямым выпадом против литературы и культуры. Священник добавил, что если люди расценили акцию именно так, то он готов извиниться...

Другие служители культа в Гданське считают, что речь идет о простой ошибке.

Павел Ковальский, священник, Церковь Святого Креста: "Вы ищете оптимальный способ проявить свою веру и иногда совершаете базовые ошибки. На мой взгляд, да и на взгляд всех польских церквей, этот поджог как раз и был такой ошибкой".

Церковь твердо держит оборону в вопросе расширения прав граждан.

В Польше люди не раз выходили на улицы, требуя смягчения законодательства об абортах - одного из самых рестриктивных в Европе. О перспективе узаконивания однополых браков Павел Ковальский говорить отказался. По его мнению, права правам рознь.

Павел Ковальский, священник, церковь Святого Креста: "Когда речь идет о правах, о которых просят люди, мы, служители церкви обязаны разграничивать. Поскольку есть права, завещанные Богом, Святым Духом, вот их мы должны отстаивать. А другие, считаю, что нет".

А как церковь будете различать, какие требования общества правильны, а какие - нет?

Павел Ковальский, священник, церковь Святого Креста: "Речь идет не о выборе, а именно о разграничении, это совершенно другое. Разграничение предполагает, что сначала вы выслушаете, а потом будете принимать решение, говорить на эту тему. Это предполагает тесное слияние с обществом, с людьми, чтобы совместно двигаться к рассмотрению того или иного требования".

Расширение прав сексуальных меньшинств, а еще женщин, семей - многие в польском обществе уверены, что преобразования давно необходимы. Мы встречаемся с Ренатой. Мама 10-месячного ребенка расскажет о том, как чувствует себя молодая семья в Гданьске и в современной Польше в целом.

Рената - учительница, сейчас находится в декретном отпуске. Она получает пособие по уходу за ребенком и еще 120 евро, начисляемые в рамках правительственной программы "500 с плюсом" (план, предполагающий увеличение финансирования молодых родителей, призван стимулировать рождаемость; некоторые, правда, опасаются, что женщины с суммарным пособием в 500 евро не будут спешить выходить на работу). Рената мечтает вернуться в профессию, но для этого ей нужно получить место в детском саду для маленькой дочки.

Рената Глушек: "Мы внесены в лист ожидания, мы - восьмисотые по счету в списке. Частный сад нам не по карману, так что пока я сижу дома".

Насколько сложно мамам маленьких детей вернуться на работу в сегодняшней Польше?

Рената Глушек: "Это трудно. Деньги, которые мы получаем от правительства, всех проблем не решают. Я бы предпочла отдать девочку в сад и зарабатывать, а не сидеть на пособии. Но пока я не найду, кто за ней будет присматривать, мечты останутся мечтами".

А как обстоят дела с правами женщин на рабочем месте, в высших эшелонах власти, в городской администрации... насколько значительна там роль женщин?

Рената Глушек: "Я думаю, что женщин там явно недостаточно, нас должно быть больше на представительских должностях".

Рената хочет познакомить нас с мужем... Мы встречаемся с Михалом в парке, где он занимается йогой.

Как глава семьи оценивает условия для семей в Гданьске, они прозрачны?

Михал Глушек: "Можно и так сказать. Уже год Рената получает деньги от правительства. Позже, когда дочке исполнится год, нам придется посложнее: не так-то легко выйти на работу, оставив ребенка в яслях. Мы будем думать об этом через пару месяцев".

В Польше городская администрация, мэры играют большую роль в формировании образа жизни вверенного ми населенного пункта, многие градоначальники разочарованы национальными законами и правилами....

Будущее Гданьска теперь в руках бывшего заместителя Павла Адамовича, адвоката Александры Дулькевич. Она - первая женщина которая займет пост мэра.

Мы не смогли лично встретиться с Александрой, узнать о ее планах. Но нам удалось пообщаться с другим представителем администрации Гданьска.

Петр Ковальчук, заместитель мэра: "Павел Адамович - огромная потеря для нас. 20 лет он трудился на благо жителей Гданьска, закладывая в фундамент общественного развития принципы свободы, солидарности, равенства. Благодаря этому здесь хорошо жить. Мы постараемся продолжить его дело, развивать социальные программы, которые он создавал с различными активистами и неправительственными организациями. Речь идет не только о наследии, речь идет о том, как будут завтра жить люди в Гданьске".