Срочная новость

Срочная новость

Нигер: перевалочный пункт мигрантов

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Нигер: перевалочный пункт мигрантов

Нигер: перевалочный пункт мигрантов
Размер текста Aa Aa

Европейский Союз ищет пути сокращения потоков нелегальной миграции в страны сообщества. Одна из новых инициатив - оказание финансовой поддержки государствам Африки и Азии для создания центров по рассмотрению заявок просителей убежища за пределами ЕС, которые должны позволить отсеять экономических мигрантов от тех, кто действительно нуждается в убежище. Одним из перевалочных центров мигрантов на пути в Европу стал Нигер. Там побывала корреспондент Euronews Валери Гория.

Челноки Сахели

Эта процессия из внедорожников только что прибыла из Ливии на контрольно-пропускной пункт в городе Агадесе в центре Нигера. Это ворота Западной Африки в Сахару. Каждую неделю такие колонны курсируют в обоих направлениях, преодолевая тысячи километров пустыни, которые разделяют две страны. После 5 дней в пути эти люди обессилены. Среди них - нигерийские рабочие, спасающиеся от насилия в Ливии, а также мигранты из других стран Западной Африки.

Мигрант из Сенегала: "Тех, кто туда приезжает, держат взаперти, тем, кто работает, не платят".

Мигрант из Буркина Фасо: "Мы даже не можем всего рассказать, потому что все просто ужасно!"

Многие из них пытались пересечь Средиземное море, чтобы добраться до Европы.

Мигрант из Сенегала: "С нас взяли деньги, но никуда не отправили. Нас заперли. Сейчас я просто хочу вернуться домой, это моя надежда".

Этот конвой организовал Мохаммед. Этот бывший боец-туарег говорит, что является одной из важных фигур миграционного бизнеса в Агадесе. Эта деятельность процветает долгие годы, хотя принятый два года назад закон против нелегальной иммиграции поставил ее вне закона. Проекты, финансируемые Европейским союзом, были запущены для компенсации потерь таких бизнесменов. Ведь Мохаммед и его партнеры не намерены отказываться от средств существования.

Мохаммед Тиба, контрабандист: "Я контрабандист, даже сейчас я контрабандист. В городе говорят, что нам что-то дают, чтобы мы бросили эту работу. Нам ничего не дали. Кроме этой работы у нас ничего нет".

Мы направляемся в Агадес. Десятки автомобилей, конфискованных у контрабандистов, которые были задержаны полицией, - символ борьбы с нелегальной иммиграцией.

Однако местное население не приветствует принимаемые меры. После начала реализации закона экономика замедлилась. Путешественники, отправляющиеся в Ливию, когда-то были Клондайком для Мохаммеда. Сейчас клиентов мало. Ухудшило положение и закрытие золотых приисков в этом районе.

Умару Гхеху , продавец: "Раньше мы продавали 400-500 бидонов каждую неделю, а также отправляли их на шахту. Но дорогу в Ливию закрыли, закрыли шахту, все закрыто. Этим молодым людям нечем заняться, им нечего есть. Они встают утром или ложатся спать вечером голодными. Что помешает им однажды что-то украсть?"

Пятничная молитва - один из редких моментов, когда город оживает. Мы встретились с главой ассоциации, объединяющей людей, которые раньше занимались переправкой мигрантов. Он познакомил нас с одним из бывших контрабандистов, которые после прекращения своей деятельности стали бенефициарами Европейской программы помощи в реконверсии.

Абдураман получил комплекты стульев, посуды, и звуковые колонки, которые сдает в аренду при проведении торжественных мероприятий.

Euronews: "Как идут дела?

Абдураман Гали: "Понемногу".

Euronews: "Понемногу?"

Абдураман Гали: "Как Бог даст. Раньше я зарабатывал много - до 800 евро в неделю, а сейчас все не так - не больше 30".

Но Абдураману еще повезло. Из 7000 отобранных бенефициаров причитающиеся пособия в размере 2000 евро на проект получили менее 400 человек. Этого недостаточно, чтобы сводить концы с концами, говорит руководитель ассоциации помощи бывшим контрабандистам.

Башир Амма, руководитель ассоциации: "Мы соблюдали закон, мы больше не работаем, мы оставили этот бизнес. А сейчас власти Нигера и Европейский Союз нас бросили. У людей здесь есть семьи, дети, но у них нет средств. Мы питаемся на сэкономленные. Сейчас мы тратим деньги, которые заработали раньше. Нам очень сложно".

На следующий день мы снова встретились с Абдураманом. Он только что доставил свои стулья и посуду клиенту, также бывшему контрабандисту, который стал таксистом. Абба празднует рождение своего первого ребенка. Это возможность забыть о повседневных заботах.

Абба Сейду, водитель такси: "Это замечательный день. Сердце наполняется силой. И эти стулья очень важны, чтобы люди, даже если у вас ничего нет, могли удобно устроиться, когда придут к вам домой. Даже если для иммиграции настали трудные времена, благодаря небольшой помощи, которую они получают, люди могут как-то жить. Все будет хорошо".

Euronews: "Этих детей называют "талибами", они беспризорники. Этот праздник для них - возможность просто поесть. И таких детей все больше и больше на улицах Агадеса".

Миллиард для Нигера

Европейский союз намерен потратить более миллиарда евро на помощь в развитии страны, которая считается одной из самых бедных в мире. Нигер также является одним из основных бенефициаров Европейского чрезвычайного фонда, созданного в 2015 году для устранения причин миграции в Африке.

Эти средства, по мнению вице-президента регионального совета Агадеса, являются платой за закон против нелегальной иммиграции, который, как он считает, служит, в первую очередь, интересам Европы.

Euronews: "Нигер получает значительные средства от Европейского союза. По-вашему, эти средства плохо используются?"

Аклу Сиди, вице-президент региона Агадес: "Прежде всего, этого финансирования недостаточно. Если взять Турцию, то она получила много денег, намного больше, чем Нигер. И даже вооруженные группы в Ливии получили гораздо больше денег, чем Нигер. Сегодня водоворот просителей убежища, беженцев, мигрантов, репрессированных находится здесь. Настоящий водоворот - это Агадес".

Сейчас в Нигере, в сердце региона Сахеля, проживают около 300 тысяч перемещенных лиц и беженцев, спасающихся от конфликтов у границ страны. Это присутствие все реже временным и тяжелым грузом давит на регион Агадеса. Этот центр, управляемый Международной организацией по миграции (МОМ), принимает тех, кто согласился вернуться к себе на родину. Но процедуры, порой, длятся месяцами, а центр переполнен.

Линкольн Генгар, менеджер транзитного центра МОМ: "80% мигрантов невозможно идентифицировать, у них нет никаких документов. Поэтому после их регистрации нам приходится оформлять для них документы на путешествия и координировать этот процесс с посольствами и консульствами каждой страны. Это главная проблема, с которой мы сталкиваемся каждый день. В этом районе у нас около тысячи человек. А наши возможности рассчитаны на 400-500 человек. Эти матрасы здесь, потому что людям приходится ночевать на улице. У нас не хватает мест. Многие люди ждут с другой стороны. Поэтому мы должны как можно быстрее переместить этих людей, чтобы позволить прийти сюда другим".

Но многие мигранты, пересекающие Нигер, не могут вернуться на родину. Среди них несколько сотен суданцев, которых взяло на содержание Управление Верховного комиссара по делам беженцев. Многие из них бежали от конфликта в Дарфуре, а затем - из ливийских центров временного содержания. Некоторые месяцами ждут ответа на запросы о предоставлении убежища. Бадерердин мечтает выучиться на ветеринара на Западе.

Бадерердин Абдул Карим, проситель убежища из Судана: "После того, как я прекратил учебу в университете, я потерял уже почти полжизни в пути из Судана в Ливию, в который отправился из-за войн. Я больше не хочу терять годы моей жизни. Пора начинать жить, пора начинать работать, учиться. Долго оставаться в Нигере и ничего не делать - это плохо для меня".

Но единственная благоприятная краткосрочная перспектива этих людей - продолжение работы этого приемного центра. Столкнувшись с притоком лиц, ищущих убежища, Верховный комиссариат по делам беженцев открыл еще один пункт за пределами города. Мы встретились с Ибрагимом, он тоже суданец, который прошел через лагеря беженцев в Чаде, а затем в Ливии. Ему 20 лет.

Ибрагим Абулайе, проситель убежища из Судана: "Было очень тяжело. Но, слава богу, я жив. Мы не можем вернуться домой, поэтому ищем какое-нибудь подходящее место, чтобы быть в безопасности. И, конечно, надеемся на удачу в жизни".

Надежда на лучшую жизнь

Надежды на лучшую жизнь сейчас ближе для тех, кого срочно эвакуировали из ливийских тюрем в рамках плана, запущенного в прошлом году УВКБ. Принятых в Ниамее, столице Нигера, должны переселить в третьи страны. Эти женщины, покинувшие Сомали, подверглись пыткам в ливийских центрах временного содержания. Они ждут разрешения на въезд во Францию.

Просительница убежища из Сомали: "У меня тяжелые травмы. Единственная причина, по которой я покинула свою страну, - это стремление избавиться от проблем, которые у меня там были, и найти безопасное место, где я могла бы обрести надежду. Таким людям как я надежда необходима".

Десять стран, в основном - европейские, пообещали принять около двух тысяч шестисот беженцев, эвакуированных из Ливии в Нигер. Но пока было переселено менее 400 человек.

Алессандра Морелли, представитель УВКБ ООН в Нигере: "Солидарность есть. Но нужно еще осознать срочность, с которой их необходимо переселить и устроить в странах, пообещавших для них места. Нельзя, чтобы они долго оставались в Нигере, они должны продолжить свой путь".

Медлительность стран, пообещавших предоставление убежища, разочаровала правительство Нигера. Но наибольшее сожаление, по словам министра внутренних дел этой страны, вызывает отсутствие превентивных шагов Европы, направленных на то, чтобы остановить нелегальную иммиграцию.

Мохамед Базум, министр внутренних дел Нигера: "Я выступаю за контроль, но прежде всего я выступаю за то, чтобы европейские страны сконцентрировались на новых отношениях с африканскими государствами на основе выдачи виз в соответствии с потребностями, которые могут быть выражены соответствующими европейскими компаниями. Из-за того, что эта работа была выполнена плохо, люди в итоге поняли, что единственно возможная миграция - это незаконная миграция".

Число мигрантов, отправляющихся в Ливию, которое в 2015 году, по оценкам властей Нигера, составляло от 5 до 7 тысяч в неделю, сейчас сократилось в 10 раз. Но трафик продолжается по объездным путям и становится все более опасным. В Агадесе говорят, что пустыня стала более смертоносной, чем Средиземное море.

Мы познакомились с одним из контрабандистов, которые из-за отсутствия альтернативы возобновили свою деятельность - несмотря на грозящие 10 лет тюрьмы.

Контрабандист: "Этот закон - как если бы нам всем приставили нож к горлу. Ведь многие люди были в заточении, кто-то бежал из страны, другие потеряли все".

Он отвез нас в один из бывших транзитных пунктов, где мигрантов собирали перед отправкой в Ливию, когда это было разрешено. Здание центра было разрушено. Клиентов стало меньше, а цены на переправку выросли в три раза. В дополнение к риску быть остановленными полицейскими и армейскими патрулями, необходимо избегать торговцев оружием и наркотиками, которые действуют в пустыне.

Контрабандист: "Военные зачастую не хотят тратить времени. Они говорят: "Хорошо, мы решим вопрос, что вы предлагаете?" Мы платим им, чтобы нас отпустили. Мы также должны избегать бандитов. Вооруженные люди таятся повсюду в кустах. Приходится пробираться объездными путями, чтобы обойти районы, где свирепствуют эти люди. Мы знаем, что это опасно. Но для нас самое страшное - быть не в состоянии накормить семью! Это самая большая опасность!"

Euronews: "Мы въезжаем в одно из так называемых гетто под Агадесом, где укрываются кандидаты на поездку в Европу через Ливию и ждут, когда контрабандисты их заберут".

Нам показали дом, в котором отправки ожидает группа молодых людей. Они уже пытались пересечь пустыню, но были брошены водителями, бежавшими от армейских патрулей. Им чудом удалось спастись. Многие из их попутчиков умерли от жажды и изнеможения.

Мохамед Балде, мигрант из Гвинеи: "В пустыне слишком опасно. Многие люди гибнут, но других это не останавливает. Зачем они туда идут? Нужно просто задаться этим вопросом. Каждый раз, когда западноафриканские лидеры встречаются с лидерами Европейского союза, которые могут дать им деньги, чтобы остановить мигрантов, нас называют преступниками. Но они действуют в своих интересах, а не в интересах континента. Чтобы остановить иммиграцию, нужно инвестировать в Африку, в компании, чтобы молодые люди могли работать".

Дрогба Сумару, мигрант: "Речь не идет о том, чтобы давать деньги людям, вводить войска в пустыню или убрать все лодки со Средиземного моря, чтобы остановить иммиграцию! Это не поможет, она всегда будет продолжаться! Там тысячи молодых людей, которые постоянно бегут. Потому что у них ничего нет. Их ничто не держит в их странах. Они думают о страданиях своих семей и о том, что у них нет будущего. Они всегда будут готовы на все. Они всегда будут готовы рисковать своей жизнью".