This content is not available in your region

Уехать или остаться?

Access to the comments Комментарии
 Екатерина Гусева
euronews_icons_loading
Уехать или остаться?

Сегодня здесь живет вдвое больше людей, чем семь лет назад: мы - в долине Бекаа на востоке Ливана, в одном из важнейших агрорегионов страны. Среди прибывших -  не менее полумиллиона переселенцев, которые бежали сюда от войны из соседней Сирии. Большинство  остались: некоторые так приросли к новому дому, что уже не помнят старый.

В Ливане приняли больше беженцев на душу населения, чем любой другой стране мира. Наблюдатели считают: такое гостеприимство отчасти обусловлено собственным ливанским  опытом конфликтов, которые приводят к массовой миграции гражданского  населения.

Жозеп Запатер, представитель УВКБ:  "Люди здесь относятся с пониманием, они знают, что такое - конфликт. И стараются держаться в рамках. Мне кажется, за 60 лет мы в нашем Управлении ничего подобного не видели. Ливанские власти внимательны ко всем деталям, они очень здорово справляются с весьма непростыми ситуациями и за это им следует отдать должное".

Рияд Саван -  в прошлом представитель местной администрации, его отдел активно занимался приемом и размещением беженцев. Сегодня Рияд - волонтер, по его словам, открыть дверь нуждающемуся - не работа, а моральный долг.

Рияд Саван, волонтер: "Я человек и сочувствую им. Вижу, как они живут, вижу их боль, я же посещаю беженцев.... Я сам родом из этой деревни и готов потесниться.".

Однако такую точку зрения разделяют не все. Хумаид Мохаммед бежал из сирийской Ракки с женой и четырьмя детьми. По прибытии в Ливан семью ждали новые трудности.

Хумаид Мохаммед, беженец: "Здесь очень плохо жить, очень".

Хумаид жалуется на проблемы со здоровьем и говорит, что не может найти работу. У семьи нет денег на съем, Хумаид и близкие вместе с другими сирийцами остановились в импровизированном лагере. Некоторые живут в таких условиях годами. Жена Хумаида надеется однажды вернуться на родину....

7 лет войны в Сирии согнали с мест более половины населения страны, главная нагрузка по их приему людей легла на соседние страны. Возвращение сирийцев к родным очагам - задача номер один для ливанских властей. По данным агентства по делам беженцев ООН, в первые шесть месяцев 2018 года  Ливан покинули 13 тысяч сирийцев.

**Анелизе Боржес, корреспондент Euronews: "**Победа режима Асада не за горами, и сотни тысяч сирийских беженцев начинают движение домой. Однако многие наши собеседники здесь, в лагере, задаются вопросом, а будет ли им там безопасно".

** Мариам Аль Омар, беженка**: "Я предпочитаю жить в этой палатке, чем вернуться и стоять на голом песке".

При всем желании, добавляет эта мать троих детей, переезжать ей не на что.

Мариам Аль Омар, беженка: "У нас есть фотографии оставленного там дома.... так вот сейчас в нем ничего. Только песок".

По мнению наблюдателей, процесс возвращения может занять многие месяцы. На пике конфликта в соседних с Сирией странах осело огромное число переселенцев: по миллиону в Иордании и Ливане, до 3 миллионов - в Турции.

Для обеспечения возвращения части этой армии беженцев Сирии необходима поддержка извне. Россия активно протягивает руку помощи, сообщая, что в свои дома уже вернулись более миллиона человек и что еще столько же смогут сделать это в ближайшее время. С позицией Москвы не согласен Верховный комиссар ООН по делам беженцев, считающий обстановку в Сирии небезопасной.

На этом фоне некоторые из наших собеседников в ливанских лагерях не знают, кому верить: стремясь домой, они опасаются потерять то немногое, что им удалось построить на новом месте.