Срочная новость

Срочная новость

Фелипе Гонсалес об отличии ЕС от СССР

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Фелипе Гонсалес об отличии ЕС от СССР

Фелипе Гонсалес об отличии ЕС от СССР
Размер текста Aa Aa

В Брюсселе на конференции о будущем Европы побывал Фелипе Гонсалес. Он возглавлял социалистическое правительство Испании с 1982 по 1996 годы. В тот период страна присоединилась к Европейскому союзу. Гонсалес дал интервью нашему корреспонденту Ане Ласаро.

Евроньюс: Европа, похоже, в целом вышла из экономического кризиса, но многие его последствия ещё не преодолены. Считаете ли вы, что Греция и страны Южной Европы заплатили слишком высокую цену?

Фелипе Гонсалес: Да, я думаю так, я убежден. Европа боролась с кризисом средствами, противоположными тем, что взял на вооружение, например, президент Обама в США. Была сделан упор на политике жесткой экономии, но не было принято достаточно мер для поощрения роста. С двухлетним опозданием ЕЦБ стал проводить активное финансовое вмешательство. Все это было сделано плохо, слишком большой ценой, с ненужными страданиями, слишком много было сломано.

Евроньюс: В Испании кризис оставил нам неопределенность с контрактами и низкую заработную плату. Считаете ли вы, что такую ситуацию можно изменить?

Фелипе Гонсалес: Абсолютно, изменения возможны, но для них нужны программа и политическая воля. Дело в том, что экономическая модель глобализации имеет тенденцию плохо перераспределять доходы и усугублять неравенство. Это справедливо даже тогда, когда экономика растет. Но когда она нуждается в корректировке, эффект гораздо более драматичен, и его как раз мы испытываем на себе в Испании. Вклад Испании в преодоление финансового кризиса обернулся для неё девальвацией заработной платы при одновременном повышении занятости и, как результат усилением неравенства.

Евроньюс: Кажется, что социал-демократия переживает в Европе трудные времена. Партии вашей политической семьи терпят поражения. Почему?

Фелипе Гонсалес: Как и Вилли Брандт, я считаю, что социал-демократия обладает потенциалом восстанавливать свои силы и позиции. Я только что обрисовал вам картину неравенства. Если такая картина существует, и ситуация действительно серьезная, то разообраться с ней — это естественная задача социал-демократии. Мы не должны действовать методами 40-летней давности, теперь нам нужно учитывать обстоятельства глобализации, взаимозависимости, конкуренции и даже старения населения. Социал-демократия призвана бороться с неравенством в соответствии с текущими условиями, и поэтому она должна быть точной в диагнозе и предложениях.

Евроньюс: Как вам пример Великобритании? Считаете ли вы, что лидер лейбористов Джереми Корбин проводит курс, которым должны следовать и другие левые партии, или это анахроничный персонаж, который позаимствовал политику из прошлого?

Фелипе Гонсалес: Я не считаю это анахронизмом, но по-моему, Корбин возвращает старые идеи социал-демократии, не достаточно учитывая нынешнюю реальность, которая порождает неравенство.

Евроньюс: На европейской политической сцене видите ли вы фигуру, представляющую эту новую социал-демократию, которая должна быть рождена заново.

Фелипе Гонсалес: Пожалуй, есть личность, которая справляется с кризисом, соответствует новой реальности и движется вперёд. Это португальский премьер Кошта. Мы мало обращаем на него внимание, но то, что он делает, интересно. Труднее приходится Ципрасу в Греции, потому что он начал своё премьерство с весьма радикальной левой позиции.

Евроньюс: В Европе набирают силу популизм, даже в странах с устоявшейся демократией, таких как Франция, Германия или Нидерланды. Как вы это объясните?

Фелипе Гонсалес: Очевидные вопросы к традиционным большим партиям: "Что вы сделали не так? Почему вы дали популизму так много места?" Недостаточно просто осуждать популизм и запугивать публику популистами. Смесь популизма и национализма — это раковая опухоль Европы. А в мировом масштабе эту смесь олицетворяет Трамп.

Евроньюс: В странах, которые последними присоединились к Европейскому союзу, таких как Польша, Венгрия или Чехия, есть много евроскептицизма...

Фелипе Гонсалес: Я бы сказал там есть национализм. Но есть историческое объяснение, имеющее социально-психологическую составляющую. Страны, которые вы упомянули, совсем недавно вернули себе национальный суверенитет, в своё время отобранный у них Советским Союзом. Теперь у них ощущение, что именно это собирается сделать с ними Брюссель. Возникает националистическая реакция. В этих странах не понимают, что Европа строится как совместное пространство, где нужно делиться своим суверенитетом с другими, но не отдавать его совсем. Эти страны только приходят к пониманию этого, и пока делятся неохотно.

Евроньюс: Я должна спросить вас о Каталонии. Как следует разделить властные полномочия между правительство Мадрида и каталонским правительством?

Фелипе Гонсалес: Их нельзя ставить на одну доску. Действия мадридского правительства были порой ошибочными и непоследовательными, оно сделало недосточно для сохранения конституционного порядка и целостности Испании. Но этим нельзя оправдывать то, что натворили сепаратисты, националисты и сторонники независимости. Потому что они попрали Конституцию, статус автономии и наши общие интересы. И они сделали это совершенно сознательно, устроив институциональный переворот. Он закончился 6 и 7 сентября, когда каталонские учреждения были ликвидированы. Суд и центральное правительство тогда сумели вмешаться и восстановить эту институциональность.

Евроньюс: И последний вопрос. Вы наверное помните вмешательство испанской монархии после переворота 1981 года. Вмешательство короля  Филиппа VI в каталонский кризис вызвало споры. Какую роль, по вашему мнению, должна играть монархия в Испания будущего?

Фелипе Гонсалес: Разногласия неизбежны, которые происходит такое вмешательство, как в октябре прошлого года. Но оно стало необходимым из-за бездействия центрального правительства. Главное и жизненноважное — то, что всё было сделано в соответствии с конституционным мандатом. Поэтому вмешательство главы государства, на мой взгляд, произошло безукоризненно. Всем ли понравится это вмешательство? Нет, не всем. Но я уверяю вас, что большинство испанских граждан, нуждавшихся в поддержке власти, были обнадёжены.