Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Горькое наследие Балканских войн

 Комментарии
Горькое наследие Балканских войн
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Двадцать лет спустя после трагедии в Сребренице, около ста тысяч боснийских мусульман остаются беженцами в своей собственной стране. Здесь, в Йежеваце, проживают 70 семей в домах, построенных Нидерландами. Подобные жилища разбросаны по всей Боснии и Герцеговине. Для многих из тех, кто бежал от ужасов войны временное пристанище стало постоянным.

“Меня схватили, я шла по трупам, среди пожаров, рассказывает Шура Мустафич, – Я питалась ореховыми листьями, чтобы выжить вместе с моими детьми.”

Шуре 52 года. В ее семье убит 41 мужчина. Сегодня на кладбище мемориального комплекса Поточари будет захоронен ее брат. Здоровье у Шуры неважное. Половину своей вдовьей пенсии, а это 150 евро, Шура тратит на лечение. А еще ей надо кормить шестерых детей, которые живут вместе с ней. Их будущее – больная тема:

“У моих детей нет работы. Если бы они работали, жизнь была бы лучше, главным образом, для них. Они не женаты… Да, даже, если бы и хотели, им нечего предложить.”

В получасе езды отсюда – город Тузла, третий по величине город в Боснии и Герцеговине. И это другой мир. Судьба тех, кто живет в лагере беженцев, похоже не особо беспокоит власти. Говорит психолог Бранка Антич:

“Это несправедливо. Эти люди живут в лагере беженцев. У них даже шансов нет продемонстрировать свою индивидуальность, свой интеллект, нет возможности работать и строить свою жизнь.”

Из-за войны внутренне перемещенными лицами стали миллион человек. Еще миллион отправились искать счастья за границей. Возвратиться на родину порой просто невозможно – страшно: дом могли занять другие люди, а может быть его и вовсе уже не существует, разве что в кошмарных снах.

“Я никогда не вернусь домой. Не хочу. Ни живой, ни мертвой, – говорит Софья Ибрагимович, – Там убили мужей моих сестер… Так что мне идти некуда…”

Корреспондент euronews Лоранс Александрович передает из лагеря беженцев:

“Во время войны беженцы имели право жить в оставленных домах. Но после 1995 года закон изменили и недвижимость можно было вернуть.
Однако документально оформить право на собственность нужно было в течение трех недель после окончания боевых действий. Очевидно, что многие просто не успели это сделать и к себе домой уже не вернуться.”