Елисейский договор: что осталось от наследия Аденауэра и де Голля

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Личные разногласия Макрона и Шольца отражают разногласия их политики
Личные разногласия Макрона и Шольца отражают разногласия их политики   -   Авторское право  Ludovic Marin/AP

22 января Париж и Берлин отметят 60-летие Елисейского договора — соглашения о дружбе между Германией и Францией, которое положило конец соперничеству и вражде двух стран и заложило основы общеевропейского единения.

Но сегодня, на фоне войны, по мнению экспертов отношения двух ведущих держав континентальной Европы вновь оказываются прохладными — из-за принципиальных разногласий по геополитическим вопросам.

Джуди Демпси, политолог:

"Речь, по сути, о том, как Франция видит свою роль в Европе и роль Европы в обеспечении своих собственных интересов обороны и безопасности. Германия на эти призывы купиться не может, потому что она довольно плохо справляется с обеспечением безопасности и обороны, и хорошо понимает, что фактически безопасность и самой Германии, и всей Европы обеспечивают США".

60 лет назад Шарль де Голль, подписавший договор, не скрывал, что намеревался среди прочего ослабить влияние США на Западную Германию и сделать ведущие европейские страны более самостоятельными; сегодня в Париже говорят о том, что Берлин по-прежнему слишком зависит от Вашингтона, да ещё и был тесно связан с Москвой.

В Германии же политологи считают, что стратегические предложения и призывы Парижа попросту нереалистичны, особенно в нынешней ситуации.

Джуди Демпси, политолог:

"Вопрос стабильности в целом должен быть центральным в отношениях между Парижем и Берлином. Если они смогут понять, насколько хрупка эта стабильность, то они смогут привлечь другие государства и фактически придать трансатлантическим отношениям столь необходимый импульс, и в этих условиях Европа сможет играть гораздо более сильную роль".

По обе стороны границы всё чаще звучат голоса о том, что от наследия де Голля и Аденауэра осталась одна оболочка. Но на официальном уровне обе столицы заявляют о как минимум стремлении вырабатывать единую позицию по важнейшим геополитическим вопросам.