This content is not available in your region

Тьерри Бретон: ЕС будет развивать и защищать свою группировку спутников

Access to the comments Комментарии
 Gregoire Lory
euronews_icons_loading
Тьерри Бретон: ЕС будет развивать и защищать свою группировку спутников
Авторское право  euronews

_Сделать Европейский союз сильнее в геополитическом отношении и более конкурентоспособным. Такую цель ставят перед собой политические деятели. Достичь ее можно через усиление суверенитета — промышленного, экономического, цифрового и космического. Мы расспросили об этих направлениях развития еврокомиссара по вопросам внутреннего рынка француза Тьерри Бретона.
_

— Мы встречаемся с вами на фоне Европейской космической конференции. Что представляет собой этот сектор с точки зрения рынка, технологического развития и обороны Европы?

Тьерри Бретон: Напомню, что Европа — это великая космическая держава. Мы принадлежим к лучшим игрокам мира в том, что касается ракет-носителей, спутников, а также стартапов. Но космос — это всё более конкурентная среда. Это стратегический сектор. Сектор, который нужно защищать, оборонять, в том числе и нам, европейцам. Мы видели недавно то, что произошло после того, как был сбит спутник и его обломки оказались повсюду. Это может поставить под угрозу наши собственные спутники, наши суверенные спутники. В первую очередь я думаю о тех, которые полезны для нашей повседневности: Галилео и Коперник. Объясню нашим телезрителям, что «Галилео» отвечает за навигацию. Наши спутники — самые мощные в мире, об этом мало кто знает. Мы часто используем аббревиатуру GPS, но на самом деле самая мощная система — это «Галилео». Она обеспечивает спутниковую навигацию во всей Европе и даже за ее пределами, потому что она самая точная в мире. Мы будем поддерживать это преимущество. Эта система очень важна для подключенных автомобилей. Очень важна для беспилотных автомобилей. Очень важна для разного рода деятельности. Она присутствует в смартфонах, в нашей повседневной жизни.

«Коперник» — это то, что позволяет нам наблюдать из космоса за тем, что происходит. Конечно с помощью, изображений, но также, с помощью много другого, радаров, мы можем обнаруживать выбросы углекислого газа. Короче из космоса мы можем видеть много всего. Итак, у нас есть две спутниковые системы, которые я бы назвал суверенными, которые защищают наш европейский космос. Но нужно пойти еще дальше, потому что в этом космосе происходит много всего. Эта сфера, которую теперь нужно защищать. Эта сфера суверенитета, автономии. Поэтому для нас также важны аспекты оборонные, военные. Как видите, дел очень много. Они касаются промышленности, науки, а также нашей деятельности в цифровом мире, касаются обороны. То есть всего того, что очень важно для нас.

— В чем состоит космическая стратегия, которую Еврокомиссия должна представить в следующем месяце?

— Прежде всего, мы должны иметь доступ в космос. У нас они есть, мы автономны в этом вопросе, у нас есть крупные предприятия и, конечно, ракеты-носители, такие как «Ариан» и «Вега». Нужно продолжать и мы, конечно, будем продолжать поддерживать их развитие. Нужно также переходить к многоразовым аппаратам. Нужно двигаться в сторону мощных ракет. Мы будем продолжать поддерживать всё это. Это очень важно. У нас для этого, конечно, есть необходимые умения. Кроме того, нам нужны небольшие ракеты, микроракеты. Мы будем создавать системы из маленьких спутников. В них сейчас появляется необходимость. Но этот доступ в космос, автономия этого доступа — для нас жизненно необходим. Стратегия, конечно, заключается в развитии. Я уже говорил о спутниковой системе «Галилео». У нас есть новое поколение спутников, которые будут предоставлять еще более точные навигационные данные. Потому что навигация беспилотного автомобиля должна вестись с точностью до 10 см. Иначе у нас будут проблемы. Поэтому точность должна быть сантиметровая. Этого мы добьемся с помощью нового поколения спутников «Галилео».

Систему «Коперник», о которой я только что говорил, мы тоже продолжим развивать. Появляются новые нужды. Мы работаем над новой системой, которая обеспечит спутниковое подключение к сети с помощью новых спутниковых технологий LEO, спутников на низкой орбите, которые будут обеспечивать широкополосное подключение во всей Европе. Это нужно делать, потому что есть еще непокрытые территории. А также для того, чтобы создать дополнительные мощности, потому что их иногда не хватало в некоторых местах во время самоизоляции людей. Потому что, так как люди оставались у себя дома, они много пользовались интернетом, иногда чрезмерно, и сети не выдерживали. Мы были близки к катастрофе, поэтому на нужны элементы, которые бы обезопасили наши широкополосные системы, в том числе космические, в том числе от атак, если они случатся. Кибербезопасность очень важна в коммуникационных сетях, в интернете. И квантовые технологии, новое поколение технологий криптографии, позволят нам обеспечить максимальную безопасность. Он будут реализованы в этой спутниковой системе на низкой орбите.

Еще одна особенность этой спутниковой системы, так она на оси Север-Юг, что она сможет раздавать сигнал, так сказать, не только на европейском континенте, но и на африканском - потому что это ось Север-Юг. Таким образом мы сможем предложить нашим африканским друзьям, на всей территории их континента, недорогой интернет. Это вторая особенность. А третья особенность имеет отношению к стартапам. Мы хотим внедрять инновации, мы хотим оказывать финансовую помощь этой экосистеме. А четвертое направление, о котором я уже говорил, - военное. Оно становится всё более важным. Это проблема суверенитета. Нам нужно сделать всё для того, чтобы защитить то, что происходит в нашем космосе. Конечно, мы могли бы за ним наблюдать. Но не нужно быть наивным. Мы видим то, что происходит, в том числе с тем, что касается вопроса обломков, то, что называется space traffic management. Итак, вот четыре самых важных темы, о которых мы будем говорить в Тулузе в следующем месяце.

— Давайте перейдем к цифровым платформам. Вы выступили немногим более года с предложениями. По этому поводу также высказался европейский парламент. Уверены ли в том, каким будет окончательный текст и как он будет реализовываться?

— Да. Сразу скажу, что это очень большое событие, потому что мы с коллегами предложили наши тексты год назад. А год спустя, не такого большого срока, как вы знаете, в рамках европейских институтов и демократического диалога между нашими законодателями, Совет, со своей стороны, проголосовал за оба текста. ДМА (Digital Markets Act), который регулирует экономический аспект этих платформ, и ДСА (Digital Services Act), который будет регулировать нашу общественную жизнь на этих платформах. Другими словами, всё то, что запрещено в физической жизни, должно быть запрещено и в пространстве цифровом, пространстве информационном. Это означает очень многое. Это значит, что нам нужно отвоевать это пространство, пространство интернета. Сделать так, чтобы в нем применялись правовые нормы, и чтобы платформы больше не могли делать, что им вздумается. Чтобы мы их контролировали, соблюдая, конечно, свободу слова. Для этого мы нашли золотую середину. Всё это показывает, что законодатели, государства и Европарламент поддержали это предложение Еврокомиссии. Потому что текст, за который они проголосовали очень близок к формулировкам моей команды. Это очень хорошо. Я уверен в том, что амбициозность законопроекта была сохранена, это очень важно. Я уверен, что при французском председательстве мы найдем компромисс, который позволит нам сделать так, что эти законы вступят в силу как можно быстрее. Это касается каждого, на мой взгляд, это цифровое пространство. Потому что речь идет о нашей безопасности, безопасности наших детей. Поэтому делать это нужно срочно. Но у Европы появились способы быстро отреагировать. Мы первый континент, который это сделал.