This content is not available in your region

Блинкен: в случае «агрессии» России США ответят новыми «мощными» санкциями

Access to the comments Комментарии
 Efi Koutsokosta
euronews_icons_loading
Блинкен: в случае «агрессии» России США ответят новыми «мощными» санкциями
Авторское право  euronews

Евроньюс обсудил нарастающее напряжение между НАТО и Россией с государственным секретарем США Энтони Блинкеным.

Эвфимия Куцокоста, Euronews:Господин секретарь, благодарю вас за это интервью. Давайте сразу начнём со злободневной темы, то есть, конечно, с России. Вы говорите, что есть свидетельства того, что Россия планирует вторгнуться на Украину. Насколько мы близки к военной конфронтации?

Энтони Блинкен: Мы не знаем о намерениях президента Путина. Мы не знаем, принял ли он решение предпринять новые агрессивные действия против Украины. Но мы знаем, что он создаёт возможности для того, чтоб это можно было сделать и сделать в короткие сроки. И это очень беспокоит, и не только нас. Это беспокоит многих партнеров по НАТО. Я был на саммите НАТО до того, как приехать сюда на саммит ОБСЕ. И там эта обеспокоенность была всеобщей. Поэтому для меня было очень важно дать ясно понять Москве, что было бы ошибкой совершить новую агрессию против Украины, что это повлечет последствия и что, какие бы ни были разногласия, их лучше разрешать с помощью дипломатии и выполнения Минских соглашений, которые не были выполнены.

— Но Вы только что встречались с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Теперь у вас есть представления о его намерениях? Каким был настрой? Можете ли вы сказать, что скоро произойдет деэскалация?

— У нас был очень прямой и искренний разговор, как обычно. Без полемики. Очень и очень профессиональный. Очень прямолинейный. Я общался с ним, потому что это очень важно общаться напрямую, не посредством телевидения или коммюнике, а с глазу на глаз. Я хотел, чтобы он понял нашу озабоченность и последствия, которые будут иметь место, если наши озабоченности станут реальностью в результате агрессии России, а также наше убеждение, что лучший способ действовать дальше — это дипломатия, а со стороны России — деэскалация, отвод войск и полноценное выполнение Минских соглашений.

— Можно ли сказать, что сейчас мы ближе к прорыву и деэскалации?

— Я могу сказать, что господин Лавров передаст информацию президенту Путину. Я, конечно, передам её президенту Байдену. Я ожидаю, что в ближайшем будущем состоится разговор президентов, и последующие действия будут от него отталкиваться. Но первое и самое важное дело — это ясно и прямо изложить наши опасения, наши намерения и то, что мы хотели бы сделать, то есть усилить дипломатию и наконец разделаться с оккупацией этих территорий на Украине.

— Есть ли конкретные планы встречи двух президентов?

— Я ожидаю, что они поговорят в ближайшее время. Но я не хочу называть конкретную дату.

— Хорошо, вы упоминали тяжелые последствия, если в конце концов Россия вторгнется на Украину. Что вы имеете по ними в виду? Как далеко вы готовы зайти? Ограничитесь ли вы экономическими санкциями?

— Экономические санкции в этом случае будут очень мощными. Думаю, что набор этих последствий хорошо знаком Москве, и я надеюсь, что президент Путин примет их во внимание при принятии решений. В то же время, Соединённые Штаты и другие страны работают над тем, чтобы у Украины были возможности защитить себя. И, конечно, если будут какие-нибудь угрозы для блока НАТО, мы, конечно, продолжим наращивать наш оборонный потенциал. Но я хочу подчеркнуть слово “оборонный”. НАТО — это блок не агрессивный, а оборонительный. Мы существуем для обороны и защиты наших членов, а также для того, чтобы помогать таким партнерам как Украина защищаться, если есть риск агрессии. Мы занимаемся этими вопросами. Но я опять-таки считаю, что для России самое важное понять, что действия будут иметь последствия. Эти последствия реальны. И они не в интересах России. А конфликт не нужен никому. И я бы еще хотел добавить следующее. Президент Байден, когда он разговаривал с президентом Путиным в Женеве несколько месяцев назад, сказал, что Соединенные Штаты очень хотели бы иметь стабильные и предсказуемые отношения с Россией. Россия, снова ведущая себя агрессивно по отношению Украины, будет двигаться в противоположную сторону от стабильного и предсказуемого. Я не считаю, что это будет хорошо для кого-нибудь из нас. Но президент также ясно дал понять, что, если Россия будет действовать безрассудно, мы отреагируем.

— В этом случае вы просто введёте санкции? Но ведь ЕС и США уже ввели санкции. Почему вы считаете, что на сей раз санкции сработают, раз Путин не настроен менять свою политику?

— Мы рассматриваем много возможностей. Я считаю, что мы можем ответить очень действенно, прибегнув к тому, отчего мы воздерживались до сих пор. Россия в курсе того, что может произойти. Я ограничусь этими словами.

— Вы не хотите конкретизировать то, что вы планируете сделать?

— Нет, не на публике.

— Россия опасается, что Украина войдет в НАТО. Будут ли США поддерживать вхождение Украины в НАТО?

— Нужно вернуться к основанию НАТО и Вашингтонскому договору, в котором ясно указано, что двери альянса открыты для тех, кто хочет в него вступить и соответствует критериям. Мы снова подтвердили на самой последней встрече, что двери НАТО открыты. Но это не представляет угрозу для России, потому что, подчеркну снова, наш альянс оборонительный. Это открытый альянс. Он не направлен против России. Он не угрожает России. На самом деле, к сожалению, единственные случаи агрессии, которые происходили в последнее время в евро-атлантическом регионе, были агрессивные действия России против Грузии и против Украины. И нам не нужно, чтобы это снова повторилось на Украине.

— Мы также наблюдаем нарастающее напряжение на границах Европы, особенно с Белоруссией, которое ЕС рассматривает как гибридную атаку с помощью тысяч мигрантов, которых силой направляют в сторону Польши, Латвии и Литвы. Значит ли это, что, на ваш взгляд, Россия сейчас это крупнейшая угроза для Европы и Запада?

— Судя по ее действиям, которые имели место в прошлом, а также угрозе действий, которые мы наблюдаем на Украине, она представляет реальную проблему. И ей не нужно и не следует так себя вести. Мы также работаем вместе по вопросам, где наши интересы пересекаются. Например. Во время моего сегодняшнего разговора с министром иностранных дел Лавровым мы говорили об Иране. В наших общих интересах то, чтобы Иран не приобрел ядерное оружие. Мы хорошо сотрудничаем с нашими европейскими партнерами, а также Китаем, в рамках переговоров в Вене. Мы также сотрудничаем на Кавказе, где в наших общих интересах разрешить прочным образом разногласия между Азербайджаном и Арменией по Нагорному Карабаху и другим вопросам. Поэтому я считаю, что мы должны сотрудничать по вопросам, где есть взаимный интерес. Но такие вещи как новая агрессия против Украины сделают это очень-очень сложным.