This content is not available in your region

«Свалка смерти» под Мостаром

Access to the comments Комментарии
 Hans von der Brelie
euronews_icons_loading
Witness
Witness   -   Авторское право  euronews

The dump of death

Первое, что я увидел, был странный танец пластиковых пакетов, развевавшихся в холодном осеннем воздухе. Порывы ветра, вызванные приближающимся штормом, поднимали пыльные вихри. Подойдя ближе, я различил огромные стаи птиц, которые тоже принимали участие в этом пугающем хороводе на Убораком. Из этой чудовищной свалки вытекал зловонный и черный от грязи водный поток.

Для местных жителей Уборак означает рак, яд, генетические патологии и смертельные заболевания.

Полигон твердых отходов Уборак расположен недалеко от города Мостара в Боснии и Герцеговине. Эта свалка давно переполнилась и должна была закрыться много лет назад. Но мусорные машины из города продолжают приезжать сюда несмотря ни на что.

В компании местного жителя Омера я подобрался к внешней ограде полигона. Омер хочет взять пробу воды, вытекающей с этой “свалки смерти”, как её называют в окру́ге.

С 1960-х гг. эта свалка использовалась военными, а с 1980-х — городом Мостаром. Она расположена в карстовой воронке, ко дну которой подходят грунтовые воды. Омер рассказал мне, что раньше сюда сбрасывали мертвых овец, медицинские отходы и химикаты, с помощью которых очищаются сточные воды городской канализации.

Но насколько оправдано называть это место “свалкой смерти”? Чтобы показать, что это выражение не только красивая фраза, Омер познакомил меня с Насуфом, который отвёз меня на кладбище. На надгробном камне написаны его годы жизни: Вахид 1959-2017.

“Мы были хорошими друзьями”, — рассказывает Насуф, помолившись на могиле. — “Он жил на нашей улице, мы пили ракию, ходили друг у другу в гости, вместе радовались жизни”. Вахид умер от рака. От этого же заболевания умерли отец и брат Насуфа. И очень многие другие жители посёлка. “У нас в посёлке всего 140 домохозяйств, — уточняет Насуф. — При этом за последние десять лет от рака умерли 14 соседей”.

Позже Омер покажет мне результаты анализа взятой им пробы воды. Они показывают запредельно высокое содержание меди, свинца и цинка. Но, что само страшное, содержание мышьяка в этой воде в 100 раз превышает разрешенную законом долю.

Кто отвечает за эту ситуацию? Почему для свалки не было найдено другое место? Почему “свалку смерти” не приводят в порядок?

На протяжении десятилетий Мостар управляется коалицией хорватских и босномусульманских националистов. Вызовом мусора занимаются их ставленники. Местные называют их “мусорной мафией”.

Глава города не нашел время для интервью с нами. Но мы пообщались с активистской-экологом Амной Поповой, которая выдвигалась в городской совет, но проиграла выборы с минимальным отрывом. Она объясняет такой результат подтасовкой голосов.

Ответственность за скандальную ситуацию с мусорным полигоном она возлагает на правящие партии. По её словам, мусоровывозящие компании являются для них источником доходов. “Достаточно только финансовой инспекции приехать сюда и проверить, как были потрачены бюджетные деньги, выделенные на переработку мусора и экологию, кто-то окажется в тюрьме”.