Срочная новость
This content is not available in your region

"Насилие – часть нашей жизни не потому, что мы проститутки, а потому что мы женщины"

Работницы секс-индустрии как жертвы коронавируса
Работницы секс-индустрии как жертвы коронавируса   -   Авторское право  Markus Scholz/AP
Размер текста Aa Aa

«Насилие – часть нашей жизни не потому, что мы проститутки, а потому что мы женщины. И коронавирус это явно продемонстрировал», - говорит Мари, предоставляющая эскорт-услуги девушка из французского Прованса.

Действительно, с марта 2020, первого общенационального карантина во Франции, число обращений женщин, ставших жертвами домашнего насилия, увеличилось на 30%. На фоне пандемии выросло и количество жительниц ЕС, которые погибают от рук своих бывших или нынешних партнеров, - сегодня их более 50 в неделю.

«Несмотря на непрекращающиеся дискуссии разных представительниц и представителей феминизма о работницах секс-индустрии и их праве распоряжаться своим телом, приходится констатировать одно: среди всех женщин мира мы оказались более всего подвержены риску гендерного насилия. Многие наши давние клиенты, которые всегда уважали договоренности о предоставляемых услугах и тарифах, перестали к нам обращаться. Кто-то - из страха заразитья коронавирусом, кто-то - не желая платить штраф за нарушение комендантского часа. Ведь в основном к нам приходили уже после рабочего дня. Категория же клиентов-насильников ширится с каждым днем, - отмечает в свою очередь Амар, представительница профсоюза французских работников секс-индустрии STRASS. - Наш заработок в 2020 году в среднем снизился примерно на 50%, по сравнению с предыдущим годом. И сегодня мы обязаны идти на риск и ставить на карту собственную жизнь. Нас заставили выбирать между безопасностью и обедом».

Во Франции с 2016 года нарушителями закона считаются сутенеры и «потребители» интимных услуг, а не те, кто их предоставляет. Но, как отмечает Амар, коронавирусный кризис привел к очередному витку стигматизации работников сферы в обществе, и добиться помощи сегодня – не только финансовой от государства в связи с потерей заработка – стало еще труднее. Чтобы хоть как-то себя обезопасить члены STRASS совместно с медицинской гуманитарной НПО Medecins du monde создали базу данных, где собрана информация о всех попадающих в «черный список» клиентах: начиная от тех, кто просто не приходит на назначенное свидание, до тех, кто насилует и грабит.

По словам Амар, наибольший удар уже пришелся на проституток, которые работают на улице, в частности, в связи с введением комендантского часа в стране. Но все чаще жертвами становятся и порнозвезды. STRASS оказывает поддержку истцам в целом ряде процессов об изнасилованиях актрис в ходе съемок фильмов для взрослых. Так, продолжается расследование в отношении нескольких продюсеров и компании, поддерживающей популярный во Франции сайт Jacquie et Michel, по подозрению в сутенёрстве при отягчающих обстоятельствах и изнасилованиях. Четыре девушки заявили, что их принуждали к сексуальным практикам, на которые они не соглашались.

На фоне самоизоляции некоторые секс-работники решили попытать счастья в виртуальной реальности. Но и тут многие стали жертвами мошенников.

«Нам постоянно становится известно о появлении все новых сайтов с интимными трансляциями через веб-камеру. Но зачастую платформы просто используют нынешний период неопределенности и не платят тем, кто решил стать «камгерлз». Да и клиентов, желающих откровенно противозаконного контента, все больше», - говорит представительница STRASS.

AP Photo
Девочка-подросток стала секс-работницей в Кении после закрытия школ на фоне пандемииAP Photo

При этом реально «переквалифицироваться» по силам далеко не всем. И вопрос не только в том, что уход в сеть значит огласку имени: шанс, что среди миллионов пользоватей вебкам-платформ не окажется кто-то из знакомых, ничтожно мал.

«Проблема в жесткой конкуренции: «камгерлз» сегодня становятся не только танцовщицы стриптиза, у которых есть определенные навыки и умения, но и простые студентки, оставшиеся без работы, - отмечает Мари. – Прежде чем ваш профиль окажется в топе и его, наконец, заметят клиенты, проходит немало времени. Не все могут ждать, есть что-то надо. Конечно, работать у себя дома перед камерой гораздо безопаснее, но в итоге многие бросают эту затею и возвращаются на улицу».

Но и тут коронавирус принес изменения в привычные трудовые будни. По словам Мари, на фоне пандемии все больше «новичков» в поисках дополнительного заработка начинают продавать в соцсетях свои фотографии «ню», предлагают другие услуги сексуального характера.

Сама 25-летняя девушка в «бизнесе» уже два года. Она зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, зарабатывает 1,5 тысячи евро в месяц, платит налоги, а значит, может рассчитывать на небольшие выплаты от государства, больничный и справку, которая позволяет ей выходить на улицу после 18 вечера, когда действует комендантский час. Но, как отмечают в STRASS, подавляющее большинство все же участвуют в «неформальной экономике».

«Мы создали общий фонд для тех, кто работает на улице. Мы их обходим, помогаем деньгами, средствами гигиены и защиты. В очень трудной ситуации предоставляющие секс-услуги мужчины и трансгендерные люди: их тарифы и так были ниже, а на фоне общего падения гонораров им приходится совсем тяжело, - говорит Мари. – Мы также помогаем с получением медицинской помощи – конечно, многие работают в маске, отказываются целовать клиентов, но условия остаются опасными для их собственного здоровья. Наконец, кому-то мы помогаем найти жилье: многим нечем платить за квартиру, а найти новую не так-то легко без гаранта. Тем более, что среди моих коллег немало мигрантов. У некоторых дети. Да и против хозяев квартир, если они в курсе, чем занимаются их квартиросъемщики, может быть выдвинуто обвинение в проксенетизме (сутенерстве – прим.ред)».

Thibault Camus/AP
Манифестация секс-работниц в Париже, 2016 годThibault Camus/AP

Девушка обвиняет французскую систему в лицемерии по отношении к проституции и заявляет о возросшей нужде общества в услугах секс-работниц.

«Это сродни работе по уходу. Люди не выдерживают, они все более одиноки. И мы приносим хоть немного света в их жизнь. Согласно распространенным стереотипам, наши клиенты – богачи, которыми движет жажда секса. Но все, что вы знаете об индустрии секса, – ложь. Многие экономят по три месяца ради встречи со мной. Я люблю свою работу. Для меня удовольствие - дарить людям радость и чувствовать себя независимой», - признается Мари.

При этом, по официальным данным, во Франции сегодня 40 тысяч работниц секс-индустрии, и около 90% из них нелегально пребывают на территории страны и предположительно эксплуатируются третьими лицами.