Срочная новость

Срочная новость

Путь джихадиста: от радикализации к мирной жизни

 Комментарии
Путь джихадиста: от радикализации к мирной жизни
@ Copyright :
Naira Davlashyan
Размер текста Aa Aa

Давид Валла, тогда 19 летний юноша, стал поклонником Халеда Келкала задолго до личной встречи. Он вспоминает, что прочитал интервью известного французского террориста в Le Monde и сразу понял, что тот его понимает, как никто другой.

"Журналист спросил его, считает ли он себя французом или мусульманином. Он ответил: "Я только мусульманин". Именно тогда я понял, что мы достигли с ним одной стадии, когда не осталось ничего, кроме идеологии", - рассказывает Валла о Келкале, который был одним из предводителей Вооруженной исламской группы - организации, ответственной за серию терактов в Париже и Лионе в 1995 году.

13 ноября исполнится три года со дня серии терактов в Париже, в которых погибли 130 человек и были ранены более 350.

По информации французского Сената, в стране проживают 17 тысяч человек, представляющих "террористическую угрозу", 512 человек находятся в тюрьме по обвинени в терроризме. Для борьбы с исламизацией правительство объявило о создании 1500 мест в тюрьмах, чтобы изолировать радикализованных заключенных.

Валла, который описывает себя, как "джихадист первого поколения", считает что экстремизм привлекает молодежь по тем же причинам, что и за последние 20 лет, прошедшие после его реабилитации. Несколько лет назад он основал организацию "Анализ политических течений ислама и радикализма" (AIPER), надеясь предостеречь молодых людей от опасного увлечения.

В своем доме недалеко от Лиона мужчина рассказывает о собственном пути от радикализации к мирной жизни.

"Мне сказали, что если я умру, то попаду в рай, потому что я мусульманин"

Валла, которому 47 лет, описывает себя в молодости как мелкого преступника. Он родился во Франции и вырос в пригороде Лиона в не религиозной семье. "Мать воспитывала нас четверых одна после развода с отцом моих сестер", - рассказывает он.

В 16 лет Валла вылетел из школы и "встал на путь мелких преступлений", но быстро понял, что эта дорога не для него и в 19 лет принял ислам, чтобы дистанцироваться от наркотиков и алкоголя и найти себе достойный круг общения.

В мечети стали распространять видеокассеты с жестокими издевательствами над боснийскими мусульманами в Югославии. Это настолько потрясло молодого человека, что он решил встать на их защиту и уехал воевать в Боснию.

"Я был в шоке от того, что увидел, - признается он. - Я думал, что я изменю ситуацию на месте, но вместо этого это место изменило меня". Валла почувствовал, что для того, чтобы не бояться, ему нужна идеологическая поддержка. И он ее нашел, встретившись с бойцами из Катара, Йемена и Саудовской Аравии.

"Они объяснили мне, что если я умру, то попаду в рай. Это будет моя награда за то, что я мусульманин", - говорит мужчина. Поверив этому, он перестал бояться смерти.

Преступление и наказание

Он вернулся из Боснии в 1994 году и решил отправиться в Афганистан в тренировочный лагерь "Аль-Каиды". В лагере Валла провел 10 месяцев, изучая различные виды оружия и укрепляясь в вере. "На каждый хороший вопрос у этой идеологии есть плохой ответ", - рассказывает он.

Валла вернулся во Францию и познакомился с Келкалом, который принял его в ряды Вооруженной исламской группы.

Группа организовала серию террористических актов, среди которых был взрыв в парижском метро, унесший жизни семи человек и ранивший больше 80. Вскоре полиция выяснила, кто стоит за терактами. В операции по поимке Келкала участвовали около 700 жандармов. Он был убит в перестрелке, а некоторые сообщники, включая Валла, - арестованы.

Валла утверждает, что за несколько недель до ареста перестал участвовать в деятельности группы, потому что не одобрял нападения на простых людей. Его судили и приговорили к шести годам лишения свободы за участие в террористической деятельности.

По словам мужчины, размеренный тюремный ритм позволил ему "остановиться и наконец подумать". В камере у него не было единомышленников, в его окружении появились люди, не имеющие никакого отношения к радикальному исламу. "Идеология учила меня, что у меня было право убивать этих неверных, которые все попадут в ад, - делится он. - Но в итоге они стали моими друзьями. Что мне было с этим делать?"

Так французская тюрьма "случайно" дерадикализовала Валла - никаких специальных программ в то время не было.

"После тюрьмы я был в глубочайшей в своей жизни депрессии"

Валла вышел на свободу новым человеком, но прошлое его не отпускало. "В течение шести месяцев (после тюрьмы - прим.) меня мучили кошмары, я не мог спать, - признается он. - Я работал. У меня была квартира, машина и друзья, но никакой связи с реальностью".

Валла вспоминает об этом времени, как о "глубочайшей в своей жизни депрессии". "Если бы так продолжилось, я бы точно снова уехал куда-нибудь воевать, - рассказывает он. - Обычная жизнь казалась мне слишком пресной".

Но судьба распорядилась иначе: через знакомых Валла встретил свою будущую жену. По его словам, именно семья спасла ему жизнь: "Я по-настоящему вернулся к нормальной жизни только после рождения моей дочери Сары в 2005 году, потому что я смог наконец думать о будущем. Ведь я был за нее в ответе", - рассказывает он.

AIPER

Валла никому не рассказывал о своем прошлом, пока террористы не напали на газету "Charlie Hebdo" в 2015 году. Тогда он почувствовал, что его долг - выйти из тени и попытаться помочь в борьбе с радикализмом. Вместе с социологом Амели Мириам Шелли он открыл центр AIPER.

Валла считает, что лучший способ противостоять радикальному исламу - ввести специальные уроки в школе и бороться с распространением экстремистской литературы. Главное, считает он - "не бояться прослыть исламофобом".