Срочная новость

Срочная новость

Немецкие экологи виснут на деревьях

Сейчас воспроизводится:

Немецкие экологи виснут на деревьях

Немецкие экологи виснут на деревьях
Размер текста Aa Aa

Телеканал Euronews получил информацию о проведении очередной масштабной полицейской операции в Хамбахском лесу, в районе крупнейшего в Германии угольного разреза. Не дожидаясь восхода солнца, наша съемочная группа отправилась туда.

...Пресс-карта открыла путь в закрытую зону. Сотни и сотни полицейских входят в лес, чтобы эвакуировать активистов-экологов. Нелегально заняв участок на краю карьера, они хотят остановить расширение добычи угля, спасти Хамбахский лес и защитить окружающую среду. Полиция подключила спецназ, способный работать высоко на деревьях, где манифестанты построили около 60 шалашей. Силы безопасности продвигаются медленно: протестующие приковывают себя к своим деревянным конструкциям.

Одна из высотных деревень называется "Галлия". Протестующие забаррикадировались внутри. Среди них - девушка по прозвищу "Призрак".

"Призрак", активистка-эколог: "Мы живем на верхушках деревьев, поэтому они не могут добраться до нас. Они не могут вырубить лес, когда он полон людей. Там находится огромный карьер, разраставшийся около 40 лет. Они хотят вырубить этот последний оставшийся участок леса, чтобы выкопать из-под земли еще больше бурого угля. Но нам он не нужен, ведь мы уже вступили в энергетическую революцию. Мы не применяем насилие, просто сидим здесь. Мы просто сидим на верхушках деревьев. Мы надеемся здесь остаться, но не применяем насилие".

Через несколько минут после разговора с "Призраком" тяжелая техника проложила путь к "Галлии". Замедлить эвакуацию попытались экоактивисты наземного уровня.

Джулия Бриннер, студентка: "Вы сами видите, что здесь происходит!"

Кай Нойманн, студент: "Возможно, то, что они делают, предусмотрено законом, но это абсурд. В Берлине политики сейчас обсуждают вопрос о поэтапном отказе от угля. Мы все знаем: конец угля близок".

Джулия Бриннер, студентка: "Невероятно, что такое происходит в Германии в наши дни. Мы, наверное, первопроходцы. Этот лес мог бы стать символом отказа от угля. Но сейчас он вырубается прямо у нас на глазах. Это абсурд, этого не может быть".

За сорок лет экскаваторные ковши поглотили около 4 тысяч гектаров нетронутого леса, но до сих пор не насытились....

Около 2 тысяч полицейских принимают участие в эвакуации, обозначенной как крупнейшая операция по безопасности в этом регионе Германии. Большинство активистов придерживаются тактики так называемого гражданского неповиновения. Но некоторые из них используют и более жесткие методы.

Эрхард Нимц, местный житель: "Вечером, когда мы вышли из Хамбахского леса, нас атаковали два человека в капюшонах и масках, они забросали нас "коктейлями Молотова", нашу машину (а мы были в полицейской машине), она взорвалась".

Местные власти (земля Северный Рейн-Вестфалия) сообщили, что силы безопасности вынуждены будут применить жесткие меры. И действительно, стражи порядка сделали предупредительные выстрелы, после того как несколько человек в масках атаковали полицию, бросая камни.

Наша съемочная группа продолжила передвижение по лесу. И попала в очередное высотное поселение, так называемый "Уютный город". Обстановка накаляется. Группа людей в масках просит прекратить съемку. На установление доверия ушло некоторое время. Но, наконец, жители "Уютного города" разрешили журналистам продолжить работу. Рассказав, что некоторые активисты живут здесь, на высоте 20-25 метров, уже шесть лет. Шива, так называет себя наша следующая собеседница, присоединилась к движению около года назад. Она- обитательница "Лунного домика" на ветвях, эвакуировать его будет непросто.

Шива не верит в демократию. По ее мнению, концепция равного разделения власти, представительства и участия не оправдывает себя. Девушка не ответила на вопрос о том, приходилось ли ей участвовать в актах саботажа. Но с готовностью говорит о насилии, "красных линиях" и незаконности.

Шива, активистка-эколог: "RWE - гигантская энергетическая компания, у которой много денег. У них есть уголь, но они хотят еще и еще. То, что мы делаем здесь, противоречит закону. Это борьба с использованием нелегальных средств. Этот карьер, участок, принадлежит RWE. Его нужно было бы объявить природным заповедником, но они его купили. В Германии повреждение экскаватора может привести к такому же наказанию, как нападение на человека. Это неправильно, это нужно разделять. Ведь это всего-навсего проклятые машины. Это не насилие. Я бы никогда не использовала насилие против живого существа или против человека".

INSIDERS | Germany's coal stand-off - Part 1

Шива хорошо помнит тот момент, когда решила присоединиться к "Уютному городу".

Шива, активистка-эколог: "Я видела только эту обширную и мертвую землю. Ужасающую, как лунный ландшафт. И далее, на горизонте - все эти угольные электростанции, которые выстроились в линию. Я увидела весь этот дым, выходящий из труб, я увидела целые облака дыма, плавающие в воздухе, и испытала шок, почувствовав, что мне не хватает кислорода. Затем я обернулась и посмотрела на этот великолепный лес, полный звуков, чириканья, щебетания птиц, полный живого ветра, полный гармонии, цветов... У меня до сих пор мороз по коже, когда я вспоминаю этот момент".

Прекращение добычи угля стоит денег. Вот почему RWE - одна из крупнейших энергетических компаний Германии - настаивает на ее продолжении. Отключение карьера Хамбах в одночасье обойдется в 4-5 миллиардов евро. И это - расходы регионального масштаба. Специалисты напоминают, что всего в стране свыше 20 тысяч рабочих мест напрямую связаны с углем.

Чтобы подробнее обсудить все "за" и "против", Euronews рассчитывал взять интервью у представителей RWE, но встречу отменили....

Основной "проугольный" аргумент, выдвигаемый этой группой в СМИ, заключается в надежном снабжении. Угольные электростанции круглосуточно обеспечивают электроэнергией промышленность, независимо от погодных условий. Но активисты, приходящие сюда, на угольную платформу, считают что надежность обойдется слишком дорого.

Роза, активистка-эколог: "Мы разрушаем жизнь будущих поколений. Это проблема ответственности. Те, кто продолжает добычу бурого угля, уклоняются от нее".

Некоторые исследователи говорят, что одновременный отказ от ядерной и угольной энергетики может подорвать стабильность энергопоставок (сегодня около 37% электроэнергии в Германии вырабатывается путем сжигания угля). Другие с этим не согласны, утверждая, что немецкой экономике это по плечу.

Следующая остановка - деревню Моршених; ее ждет такая же судьба, как и Хамбахский лес. В 2024 году населенный пункт снесут, чтобы активизировать угледобычу. Две трети жителей уже переехали. Петра Хеллер, вдова рабочего RWE, считает снос деревни обоснованным. Как и некоторые из ее соседей.

Петра Хеллер, местная жительница: "Если мы резко откажемся от угля, это разрушит связанные с этой отраслью рабочие места. Представьте себе, что будет со всеми этими семьями с детьми. Дело не только в окружающей среде. Вопрос в том, что будет с детьми, если сотни, тысячи отцов семейств потеряют работу".

Михель Фелтен, местный житель: "Вы не можете просто взять и отказаться от угля - нельзя отключить такую страну как наша за одну за одну ночь. Просто сказать - "А давайте полностью переключимся на зеленую энергию!" - не получится".

Бьянка Биеманн, местная жительница: "Это не сработает. Всем этим огромным промышленным компаниям нужна дешевая энергия угля, производимая RWE. Если сегодня RWE решит отключить ее, завтра мы все будем сидеть в темноте. Это факт. Альтернативные энергетические концепции еще недостаточно продвинуты".

Петра Хеллер, местная жительница: "Пока у нас есть уголь, наше "черное золото", его нужно добывать, чтобы жизнь продолжалась. Это мое мнение".

Инфраструктура RWE страдает от актов вандализма - сжигаются трансформаторы, повреждаются составы с углем, подвергается нападениям техника. Но местный пастух жалуется и на экоактивистов: они, порой, доставляют ему серьезные проблемы.

Венделин Шварц, пастух: "У меня вокруг поля - электрический забор. Они украли аккумулятор и регулятор, когда он был выключен. И они перерезали мои ограждения. Это больные люди, профессиональные преступники. Они перерезали десять моих заборов, каждый длиной 50 метров. И каждый забор был разрезан как минимум в трех местах, а некоторые даже в четырех или пяти".

INSIDERS | Germany's coal stand-off - Part 2

Съемки продолжаются вплоть до воскресенья, когда группы протестующих со всего региона стекаются в Хамбахский лес, играя в "кошки-мышки" с полицией.

Активист-эколог: "Мы пересекли улицу и побежали. Я бежал с другой стороны от барьера безопасности. Полицейские перепрыгнули через барьер, и один из них ударил меня дубинкой на бегу".

Станция Бюир - ближайшая к карьеру и лесу. Основная масса людей, участвующих в демонстрации, придерживается официально утвержденного маршрута, по крайней мере, в начале. Михаэль Зобель - организатор этих воскресных протестных прогулок в Хамбахском лесу.

Михаэль Зобель, организатор демонстраций протеста: "За десятилетия эта компания Rheinbraun - сегодня она называется RWE - создала невероятно обширную сеть, которая проросла в политику, в средства массовой информации, в профсоюзы. Трудно сопротивляться. Посмотрите на их пропаганду, которая не согласуется с реальными фактами. Германия хочет установить дату отказа от угля до конца года. Важная задача. Но почему бы тогда не остановить лесозаготовки, не прекратить сносить деревни? Всему этому нужно положить конец".

Михаэль начал свои "воскресные прогулки" несколько лет назад, тогда с ним регулярно выходили около 50 человек. Недавнее распоряжение об эвакуации, выпущенное региональным правительством, превратило прогулку в крупную демонстрацию, на которую вышли 6 тысяч протестующих.

Мануил Штратманн, участник акции: "Мы протестуем против добычи угля. Добыча угля - самый грязный способ производства электроэнергии, его сжигание дает наибольший выброс CO2. Сегодня мы сажаем новые деревья в лесу, чтобы расширить его".

Мартин Кайзер также участвует в массовой демонстрации. Глава немецкого отделения "Гринпис", он также является членом официальной "угольной комиссии" - консультативного органа высокого уровня, созданного в начале года правительством страны. Сторонники и противники угля, политики и эксперты ведут споры в поиске компромисса об установлении точных сроков отказа от использования этого сырья. Правительство ожидает, что соответствующее предложение будет выработано уже к концу этого года.

Мартин Кайзер, глава немецкого отделения "Гринпис": "Канцлер Меркель пообещала сократить выбросы CO2 до 2020 года. Цель Германии - уменьшить их на 40% от уровня 1990 года, но на данный момент мы с этой задачей не справляемся. Европейские страны, все еще сжигающие уголь, должны отключить свои угольные электростанции до конца 2030 года. Для Германии это означает, что половина угольных станций должна быть закрыта до 2020 года, а оставшиеся - до 2030 года".

В числе протестующих - Антье Гротус. Она возглавляет неправительственную организацию, занимающуюся проблемами местных жителей. Канцлер Меркель также назначила ее членом "угольной комиссии".

Антье Гротус, активистка-эколог: "У Германии было хорошее начало в плане альтернативных источников энергии, но потом политики растеряли смелость. Почему? Угольное лобби в Германии очень сильное, это пугает. Да и компании типа RWE чрезвычайно влиятельны. Есть попытки взорвать нашу угольную комиссию извне. Конечно, RWE не хочет, чтобы мы находили компромисс. Мы все знаем, что устойчивые рабочие места - это занятость, связанная с возобновляемыми источниками энергии, а не с углем. И да, мы должны использовать энергию более эффективно, мы должны ее экономить".

Германия стремится увеличить долю ветряной и солнечной энергии в общем объеме энергопроизводства с 30 до 65% к 2030 году. Две трети немцев выступают за поэтапный отказ от угля: они считают, что это поможет модернизации их страны.

Джоанна, дочь участников демонстрации : "Сегодня у нас была... Ну, как это называется? Демонстрация... И мы участвовали в ней, и только что посадили несколько деревьев. Изначально мы хотели посадить их в Хамбахском лесу, но в итоге посадили прямо здесь".

Рафаэлла, участница демонстрации: "Бурый уголь был необходим когда-то, было бы неправильно демонизировать его полностью, но сегодня у нас есть альтернативы. Мы должны двигаться дальше. Давайте откажемся от старых способов выработки энергии и создадим новые. Я не говорю, что все старое должно быть отключено в одночасье. Но имеет смысл скопировать переходную фазу, ранее использованную в ядерной энергетике, для поэтапного отказа от угля - при одновременном увеличении объемов альтернативной энергии".

Биене, участница демонстрации: "Этому лесу около 12 тысяч лет, но из-за добычи бурого угля его вырубят. Лес станет жертвой устаревшей энергетической концепции энергии, дни которой сочтены".

Конфликт в Хамбахском лесу начался с непрекращающегося движения: каждое воскресенье огромное количество людей выходит на демонстрации - и не только, чтобы спасти леса рядом с карьером. Они показывают всей Германии, что пришла пора положить конец грязной угольной энергетике, влияющей на изменение климата, и ускорить энергетическую революцию. Углю приходит конец?

INSIDERS | Germany's coal stand-off - Part 3