Срочная новость
This content is not available in your region

На уничтожение сирийского химоружия потребуются долгие месяцы

Комментарии
На уничтожение сирийского химоружия потребуются долгие месяцы
Размер текста Aa Aa

Газовая атака 21 августа в Гуте под Дамаском, во время которой были убиты 1429 человек, стала новым фактором в гражданской войне в Сирии. Соединенные Штаты обвинили режим Башара Асада в том, что тот переступил “красную линию”, обозначенную Белым домом, и начали угрожать военным вмешательством, не дожидаясь выводов инспекторов Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Хотя анализ проб, привезенных ими из Сирии, должен помочь определить виновного в применении зарина.

Тем временем Россия выступила с инициативой поставить сирийское химоружие под международный контроль. Как стало известно газете “Коммерсант”, план состоит из четырех этапов:
1. Сирия присоединяется к организации по запрещению химического оружия.
2. Дамаск декларирует места хранения и производства химоружия.
3. Допускает туда инспекторов ОЗХО.
4. Решает вместе с ними, как и кем химоружие будет уничтожено.

Однако даже вступление в ОЗХО Сирии, чей химический арсенал оценивается приблизительно в тысячу тонн, с точки зрения западных экспертов, не означает, быстрого решения проблемы.

В качестве примера они приводят работу инспекторов ООН в Ираке во времена Саддама Хусейна, когда поиски его предполагаемого химического арсенала превратились в игру в кошки – мышки. В любом случае, отмечают эксперты, без сотрудничества режима работа экспертов представляется крайне сложной.

И наконец понадобятся годы, чтобы уничтожить существующее химическое оружие. Это будет тем более трудно сделать в условиях продолжающейся гражданской войны.

Ok На уничтожение сирийского химоружия потребуются долгие месяцы

Дитер Ротбахер – эксперт по химическому оружию и член группы “Hot Zone Solutions”. Он был одним из инспекторов ООН в Ираке и работал с экспертами, которые были посланы ООН в Сирию.

Господин Ротбахер, спасибо, что согласились побеседовать с euronews.

Прежде всего я хотел бы узнать вашу реакцию на высказывание одного из американских чиновников, который назвал российский план химического разоружения Сирии “возможным, но трудновыполнимым”.

Дитер Ротбахер:

Это совершенно верно. Нужно разбить эту историю на несколько пунктов. Во-первых, сирийцы должны предоставить всю информацию об имеющихся у них запасах, раскрыть все, чем они располагают. И уже тогда, при наличии таких данных, ООН и международное сообщество смогут сформировать команду и приступить к посещению объектов.

euronews:

А как мы можем обнаружить оружие, если его решат спрятать? Ведь правительственные силы лучше знают страну и имеют возможность утаить арсеналы.

Дитер Ротбахер:

Конечно, существует опасность того, что они захотят что-то скрыть поначалу. Примерно то же самое происходило в Ираке 20 лет назад. Они не давали нам работать нормально долгие годы, но в итоге правда все-таки выплыла наружу, и сотни тонн химического оружия были уничтожены в течение двух лет под контролем ООН. Та история завершилась успешно.

euronews:

А как можно будет обеспечить безопасность инспекторов? Потому что им придется работать в регионе, раздираемом гражданской войной.

Дитер Ротбахер:

Ну, во-первых, когда вы просто выезжаете на место, вам требуется не так уж много снаряжения. Когда проводите проверку, снаряжения требуется немного больше. Какие-то, например, технические приборы, позволяющие определить начинку боезаряда, не открывая его физически. Ну а когда дело доходит до уничтожения химоружия, вот уже тогда действительно требуется серьезная техническая подготовка, строительство специальных сооружений.

euronews:

Вы можете объяснить нам, что именно будут делать эксперты, когда обнаружат химоружие и как они будут его обезвреживать?

Дитер Ротбахер:

Инвентаризация арсеналов – это первый этап процесса разоружения. Таким образом вы поймете, что именно придется уничтожать и в каком количестве. В ходе инвентаризации вы также понимаете, каким образом и куда можно транспортировать арсеналы, как их содержать, что потребуется для уничтожения и где построить это оборудование. Если транспортировка невозможна, может быть, придется уничтожать оружие прямо на месте, как это было в Ираке 20 лет назад.

euronews:

А какая опасность в самом процессе уничтожения химоружия? Это же может создать опасность для людей, живущих в округе?

Дитер Ротбахер:

Существует список требований к тому месту, где происходит уничтожение. Проводятся предварительные тесты. И уже после этого можно приступать к самому процессу уничтожения.

euronews:

Вы можете сказать, исходя из вашего опыта, если российский план будет принят, сможет ли его реализация положить конец конфликту в Сирии?

Дитер Ротбахер:

Чтобы добраться до технического исполнения плана и уничтожения оружия, прежде всего необходимо объявить прекращение огня. Это совершенно необходимо. Я уверен, что когда супердержавы принимают этот план, они сознают такую необходимость. Иначе этот сценарий невозможно будет реализовать.

euronews:

Некоторые считают, что план может начать реализовываться, вы начнете работу по разоружению, но потом прекращение огня будет сорвано и ваша работа остановится.

Дитер Ротбахер:

Как я уже сказал, пока мы дойдем до фазы уничтожения оружия, потребуются недели или месяцы. Прежде всего сирийский режим должен предоставить информацию о запасах и имеющихся в стране возможностях производства химоружия.

Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.